November 22nd, 2013

Сказки из Донецка

Пугать страшными «донецкими» было модно лет десять назад. Образ города, в котором живут страшные люди, создавали хорошие политтехнологи. Казалось, мифы свое отработали и должны умереть. Но нет – легенды так просто не умирают. Сообщают "Донецкие вести".

Особенно, когда политики хотят предложить избирателям что-то простое, яркое и убедительное. При этом страшные мифы о Донецке оказались выгодны сразу нескольким политическим лагерям. Одни пугали избирателей Донецком, другие убеждали дончан аргументами «как нас не любят – голосуй за своих».

Сами дончане к страшным рассказам о своем городе относятся с юмором. Развенчивать мифы словами – занятие неблагодарное. Куда веселее эти мифы раздувать и культивировать, чем мы и займемся. На все собранные мифы автор будет отвечать «это правда» и объяснять почему. Итак, представьте, что все страшные рассказы о Донецке – правда. Правда и то, о чем вы еще не слышали, но сейчас прочитаете. В общем, добро пожаловать в Мордор. Впрочем, в сравнении с мифическим Донецком Мордор явно не смотрится. Курорт. Автор, кстати, сам дончанин. Почему кстати? А это теперь всегда кстати.

Страшная правда

1. В Донецке почти все сидели. Кто не сидел — скоро сядет и у него уже сидел брат и отец. Это правда. Чем в Донецке еще заниматься? В шахтах работают приезжие из других регионов, на заводах вообще неизвестно кто. Откуда нам вообще знать, кто работает на заводах – мы постоянно заняты в тюрьмах и колониях. Некогда посмотреть. Может, никаких заводов и нет вовсе?

2. Здесь все шахтеры. Дончане постоянно лазят в шахту (как правило — в нелегальную), а потом идут в сауну. Это правда. Как мы выяснили в мифе номер один – никаких заводов не существует. Надо же чем-то себя занять в коротких перерывах между отсидками. Вот и тянет нас под землю. Правда, сауна на самом деле никакая не сауна с веселыми девками, а просто большая душевая. Называется она еще с царских времен баня – отсюда и путаница. Конечно, сауна с девками лучше и мы над этим работаем. Но времени мало – мы же постоянно сидим.

3. Город поделили Ринат Ахметов и Виктор Янукович — больше никто не занимается бизнесом. Это правда, только не стоит об этом говорить Ахметову и Януковичу. Узнают, что им молва приписывает владение ларьком с шаурмой и могут осерчать. И Колесникову не говорите. И Гуменюку. И Гайдуку с Тарутой. Вообще лучше никому не говорить. А так конечно, поделили. По Донецку проходит специально нарисованная граница. Кстати, многие верят, что каждый дончанин лично знаком с Ринатом Ахметовым. Серьезно, многие просят что-то при случае передать. Например, заменить полузащитника или присмотреться к нападающему из Днепра. Вы представляете, если бы шесть миллионов болельщиков Шахтера имели возможность после каждого матча лично передать Ахметову что-то хотя бы короткой фразой «замечательно сыграли» или «в этот раз не повезло»? Вот просто по времени – сколько часов должно быть в сутках? А нам же еще сидеть надо.

4. Здесь еще не знают, что СССР кончился, очень любят Россию и ненавидят Евросоюз. Это правда. Многие даже думают, что в Москве сидит и правит Николай Романов. Откуда нам новости узнавать – тюрьма, где мы все сидим, совсем не курорт. Телевизора нет. И Россию мы любим, потому что там еще много тюрем, в которых мы не сидели. А европейские тюрьмы слишком чистенькие, комфортнее некоторых гостиниц. Противно сидеть. Никакой романтики. Не хотим в Евросоюз.

5. Люди по команде массово идут голосовать за Януковича и Партию регионов. Все, как один. Мертвые встают и идут. Это правда. Вот только даже не в самом Донецке, а в области проживает всего 10% населения Украины. Так что сами мы бы никогда не осилили победу на выборах. Значит, много скрытых дончан в других регионах? А на последних выборах в Верховную Раду 2012 года на участки пришли 65% избирателей и 60% из них отдали голос ПР. Это 39% избирателей региона. 40% из пришедших выбрали другую партию. В общем, есть над чем задуматься во время следующей отсидки.

6. Донецк – не Украина. Здесь ненавидят Украину – за разговор на украинском языке могут побить. Это правда. Не могут, а обязательно побьют. И даже говорить по-украински не надо – можно вызывающе молчать. Здесь постоянно кто-то кого-то бьет. Поправят краватку и такого ляпаса дадут, что бедный гость гепнеться об землю. Нехай геть уси тремтять. Кстати, когда не удается поймать говорящего на украинском, мы колотим англоязычных, русскоязычных и вообще друг друга. Надо же себя как-то развлечь между отсидками. Тут ни кинотеатров, ни клубов, ни телевизоров с компьютерами в домах нет.

7. В Донецке все ходят с бейсбольными битами. Это правда. Но не ходят, а ездят. Просто у всех есть машины – иначе, какие же мы бандиты? Бандит-пешеход, это нонсенс, простите за неподходящее к образу слово. Донецк вообще столица бейсбола. За год в Донецке было продано 17982 бейсбольные биты, три бейсбольных мяча и одна перчатка. Все киевляне знают, что такое бейсбольная перчатка? Вот именно! И когда инспектор ГАИ в Донецке останавливает машину, он так и говорит: «Предъявите права, биту и справку об освобождении». Прогулка по Донецку без биты считается хамством и вызовом обществу. И в гардеробах оперного театра (в театре драмы и в филармонии так уже давно) гардеробщицы требуют, чтобы к бите была пришита петелька. Иначе ругаются. Правда, какие-то нехорошие люди занесли из Европы нездоровую моду – интеллигентские клюшки для гольфа. Вещь, конечно, не менее эффективная, но нашему православному менталитету чуждая.

8. Здесь самые дорогие автомобили. Это правда. Поэтому самые хитрые дончане давно сообразили, что дешевле покупать машины в Киеве. Реально дешевле. На сэкономленные деньги они покупают в Киеве еще и квартиры. Так в этой скачке теряем мы лучших товарищей. Вместе с самыми дорогими автомобилями, кстати.

9. Донецкая прописка – гарантия успешной карьеры. Это правда. В Донецке люди уже боятся выходить на улицу, потому что их ловят и отправляют на руководящие должности в другие регионы Украины. Вот Сергей Арбузов вышел – и пропал. Саша Клименко – уже год найти не можем. Да что там донецкие – гребут уже из Макеевки, из Енакиево. Только Горловка еще как-то держится. С этим что-то надо делать, если все уедут руководить – кто будет сидеть? Кто будет иногда работать в шахте? Я уже не говорю об угрозе обвала рынка бейсбольных бит.

Продолжать этот список можно до бесконечности. Мифов настолько много, что пора издавать отдельной книгой. Все дончане поголовно слушают исключительно шансон, поэтому набитые залы на Океане Эльзы, ВВ или ДДТ с Аквариумом – необъяснимы. И зачем здесь вообще несколько десятков радиостанций? Кто их слушает? Еще донецкие очень смелые (ну, бита же всегда под рукой) и не боятся никого, кроме енакиевских. Да что там енакиевские и горловские с краматорскими – мы сами себя уже боимся. К зеркалу страшно подойти. Может, мы уже и не отражаемся вовсе?

В общем, приезжайте в наш страшный город и сами во всем убедитесь. Встретим на вокзале, вручим специальную красивую гостевую биту, только предупредите заранее – желательно письмом. Ну, в тюрьмах не у всех телефоны, а мы же все сидим постоянно. Особенно рады будем гостям из Львова и Киева – к ним много вопросов. Дончан очень интересует, правда ли, что во Львове за русское слово сразу вывозят в Карпаты и убивают? Как львовяне отличают друг друга, если у всех чубы и довги вуса? Не врут ли о том, что у каждого киевлянина минимум три квартиры, которые он сдает дорого приезжим, а потому ни один киевлянин никогда в жизни не работал? А что вы думали – только про Донецк сказки сочиняют?

(с) Кирилл Сазонов

Странно все это

Громко хлопнула входная дверь за спиной, я вышел на крыльцо и, дрожащими руками, достал сигаретную пачку. Пусто! Да, ёпт!
Смятая пачка улетела в кусты.
- Дура. - Убежденно сказал я закрытой двери и потопал к машине.
Мобильник противно запищал, на экране замерцала морда шефа.
- Да, шеф! - Рявкнул я, не остыв еще от скандала.
- Ты где? - Голос шефа был холоднее холодного. - Опаздываешь, падла.
- С женой разводился. - Успокоившись, ответил я.
- В очередной раз? Ну и как? - Ехидство из него перло как квашня.
- Каком к верху. - Я опять начал злиться. - В офисе буду через полчаса. Отбой.
- До связи. - Откликнулся шеф и положил трубку.

- Сигареты и зажигалку. - Протянул я деньги продавщице придорожного ларька.
"Ничего так, симпатявая" - подумал я и, широко улыбаясь, вслух добавил: - И телефончик.
- А больше ничего? - Зловеще поинтересовалась она.
На прилавок шлепнулась пачка "Винстона" и дешевая китайская зажигалка.
- Спасибо. - Смахнув требуемое с прилавка, я вышел из магазинчика.
Вновь мелькали деревья и машины, стрелка спидометра, словно влитая, замерла на отметке сто сорок.
"Можно и побольше." - Подумал я и придавил педаль акселератора.
Сто шестьдесят. Нормальная тачка, нормальный водитель - нет причин волноваться.
Из динамиков Юра Хой пел о трудностях бытия утопленника, рассеяно покуривая, я вел машину.
Два моста и я в городе.
Сигарета моментально полетела на полик, нога вдавила педаль тормоза в пол. Задымились и засвистели покрышки.
- Ёба... - Только я и успел прокричать.
Машина впечаталась в бок, неожиданно выскочившего на трассу, трактора. От удара я влетел головой в боковую стойку, потом швырнуло назад и вправо....
Свет померк.

Холодно, бля. Повернулся на бок, попытался найти левой рукой одеяло. Нету. Вот жеж, бля.
- Ленка, дура, где одеялко? - Голос хриплый у меня какой-то.
Вроде бы и не бухал вчера. Или бухал? Пофигу, пора вставать и отбивать у жены одеяло.
Я открыл глаза. Все вокруг мутно-зеленое. Что за...
Я рывком попытался сесть, но получилось это как-то медленно. Я в воде! Водоросли, рыбы.....
Здоровый багор прочертил дугу над головой. И еще раз и еще.
Э, нет. Так не пойдет. Я лег на дно.
Вроде и смешно, но страшно.
Сон? Скорее всего. Тем более нехрен вставать. Пусть ищут.
Я усмехнулся. Сейчас залезу вон под ту корягу, вообще не найдут.
Сказано - сделано.
Украдкой выглядывая из-под ветвистых корней, я видел, как по дну ползали люди в аквалангах.
Потом плавали огромные сети. Спустя пару дней все стало тихо - искать меня перестали.

Чертовски длинный сон....

Есть не хотелось, только было холодно и мокро до безобразия. Я сидел под корягой, подумывая, что можно предпринять.
Решение пришло само собой: надо выйти на берег!
Раздвигая руками камыши, скользя по илистому дну, я добрался до берега.
Недалеко трасса, я точно помню - здесь два моста.
Я доковылял до трассы уже к ночи. Свет фар осветил мою фигуру, я поднял, голосуя, руку. Машина притормозила, но поравнявшись со мной, резко вильнула и умчалась прочь.
Все верно - я жеж мокрый.
Я рассмеялся - логика, вещь неоспоримая. Надо идти пешком.
Вот и ларек, где я сигареты покупал не так давно.
Я толкнул дверь рукой и вошел.
- Девушка, сигареты и зажигалку дайте, пожалуйста. - Прохрипел я, доставая из кармана мокрые купюры.
- Примы нет. - Не оборачиваясь, сказала продавщица, раскладывая товар.
- Мне Винстон синий дайте.
Она обернулась, удивленно поднимая брови, но замерла.
Широко распахнутые глаза вмиг наполнились слезами и распахнулись еще шире.
- Мама. - Хриплым голосом сказала продавец и упала как подкошенная.
- Не понял. - Я почесал затылок.
Зайдя за прилавок, я приподнял голову девушки и легонько прихлопнул по щеке рукой.
- Эй. Эй, красавица, что такое?
Она открыла глаза и вновь их закрыла. Ее крик начался, наверное, в диапазоне ультразвука, но набирал силу, креп и рос. В итоге она опять отключилась.
- Дура. - Констатировал я.
Смахнул с полки сигареты и зажигалку, на стол бросил деньги, которые шмякнулись с противным хлопаньем. Громко хлопнув дверью, я ушел.

К трем часам ночи, если верить моим часам, я дошел, наконец, до дома.
Привычно открыл дверь своим ключом. Скинул ботинки и прошел в ванную.
Горячая вода и стакан водки, что может быть лучшим лекарством для промокших ног? Лишь секс с женщиной.
Я заглянул в спальню - пусто. Жены нигде не было, ни в гостиной, не в детской.
- Опять к мамаше своей, припизднутой свалила. - Сказал я вслух и достал из холодильника початую бутылку водки.
Плеснул в стакан на "два пальца", опрокинул и закурил, уставившись в окно.

Очень странный сон...

Горячая вода обволокла тело, я зажмурился от удовольствия. Тепло. Двести граммов водки так еще и не подействовали. Замерз я капитально.
Хлопнула входная дверь, вспыхнул в прихожке свет.
- Ленка, ты что ле? - Громко прохрипел я. - А я простудился капитально, похоже. Голос сел. Зая, сходи, купи водки бутылку. Не пьянки ради, а здоровья для. Хорошо?
Ленка в прихожке потопталась и опять вышла.

Шум на улице, до сего момента был ненавязчив, теперь же там ревела уже толпа.
- Что за нах?! - Выругался я и вышел из ванной.
В доме потянуло дымом. Языки пламени лизнули оконное стекло гостиной.
- Горим, ёпт! - Заорал я и побежал в кладовку за огнетушителем.
Накинув сухую куртку и ботинки, стоявшие, почему-то, в шкафу, я рванул на улицу.
Но не тут-то было. Дверь, открывающаяся наружу, чем-то была завалена или заклинило замок.
Окно!
Я рванулся в кухню, в окнах плясало пламя, детская - пламя, коридор - пламя. Гараж! Вот мое спасение!
Гаражные ворота распахнули свои объятья, и я выскочил на улицу.
Огромная толпа окружала дом - соседи, моя дурра-жена и еще куча всякого народа, включая истеричку-продавщицу из ларька.
- Вот он! - Заверещала истеричка, ткнув в меня пальцем.
У соседа Мишки ахрененное ружье, я это знал, но не думал, что оно бьет так точно.
Я завалился на спину. С ужасом я посмотрел на свою грудь - рваная рана, куски кожи лоскутами висят. Вон легкие, а тут ребра торчат....
Свет померк....

Странно....

Темно, бля. И холодно.
Я ткнул рукой вверх - фанера. Пощупал себя, надо же, костюмчик. Я ткнул еще раз рукой вверх и фанера, с хрустом, поддалась. Скинув ее в сторону, я сел.
Оппаньки! Домовина. Зашибись.... Меня решили похоронить.
Я посмотрел на руки - две черные головешки без пальцев.
- Он опять встал! - Заверещала какая-то баба.
Грохнул выстрел и я повалился вниз, наблюдая оставшимся глазом полет собственных мозгов....

- Опять вчерась нажралсси, скатина! - Забубнила жена над ухом.
- Молчи, дура-баба, кто меня похоронил? - Сказал я. не открывая оставшегося глаза.
- Совсем допился, алкаш. - Поставила диагноз жена и утопала на кухню.
Я открыл глаз и первым делом взглянул на руки - порядок. Пощупал глаза - оба на месте.
Фуууух. это был сон.

- Где ключи от машины? - Заорал я, натягивая куртку
- Какой машины? Которую ты разбил? - Отозвалась Ленка с кухни.
- Как разбил? - Я ошарашено спросил, механически натягивая ботинок
В ботинке противно захлюпала вода.
- Что за ёпт?! Ленка, почему от куртки костром воняет? Странно все это. Очень странно....

© БеSпалева

Ученые доказали, что синячить с женой, - это норм

Американские медики установили, что супружеские пары, в которых алкголизмом страдают и муж, и жена, более устойчивы по сравнению с парами, где спиртным злоупотребляет кто-то один. Частота разводов в таких семьях оказалась на уровне непьющих пар. Подробности приводит университет Буффало со ссылкой на публикацию в журнале Psychology of Addictive Behavior.

Исследователи проанализировали данные о потреблении алкоголя каждым из супругов в 634 парах (из которых треть была афроамериканцами. а часть белыми американцами), после чего сопоставили эту информацию с результатами первых пяти лет совместной жизни. Ученые ожидали, что злоупотребление спиртными напитками приведет к увеличению частоты разводов, однако анализ статистики показал несколько иную картину.

Если среди непьющих семей доля разводов в первые пять лет составляла около 30 процентов, то семьи с одним пьющим супругом распадались в половине случаев. А те, кто пили совместно, разводились примерно на том же уровне, что и трезвенники. Кроме того, ученые отметили то, что непьющие мужья оставляют пьющих жен чаще, чем жена инициирует развод из-за пьянства мужа, однако эти данные были характеризованы как предварительные и нуждающиеся в дополнительной проверке. Исследователи также не рассматривали другие негативные последствия совместного злоупотребления спиртным, сосредоточившись только на разводах. Ведущий автор, Кеннет Леонард заметил, что такие пары могут быть достаточно устойчивы, но отличаются «неблагоприятным климатом для детей».

В исследовании под злоупотреблением спиртным понимались случаи, когда человек регулярно выпивает за раз больше шести дринков или столько, чтобы вызвать отравление алкоголем. В США 1 дринк равен 14 граммам чистого спирта, поэтому в категорию пьющих попали все, кто выпивает больше 210 граммов водки.