November 7th, 2013

Один мужчина рассказал

Зашел он в салон купить "Лексус". Встал в очередь (любимое место в рассказе, можно еще раз?) Встал в очередь. Народу правда не много, но тот народ привлекал внимание не меньше дорогих машин. Внимание менеджера и автора рассказа было всецело поглощено дедулей с шикарной спутницей. Такой живой штамп постсоветского народного фольклора. Дедуля не настолько хорошо сохранился, что бы называть его мужчиной, но и не настолько древний, что бы не позволить себе иметь во всех смыслах молодую любовницу. "Богатые мужчины старыми не бывают" - гласит бабонародная поговорка.

Молодая была молода и чертовски хороша собой. Она была такая. Ну такая. На этих словах мужчина вскинул руки и нарисовал в воздухе гитару без грифа, а мимикой добавил, что гитаре не больше 20. Дед сказал девочке, что та может выбрать любую машину в зале. Девочка ахнула, правда немного замешкалась в своем ахе, выбирая между предобморочным состоянием и счастливым визгом, но взяла себя в руки и с видом "да куда мне десятый лексус, у меня и гаража то нет" решила для начала посидеть во всех тачках.

В каждой машине девочка делала одну и туже вещь: сев на место водителя, она первым делом заглядывала в зеркало заднего вида, как бы сверяясь она ли это, ей ли это так прет и что-бы уж совсем быть уверенной, что она и что ей, задавала деду один и тот же вопрос: "Че правда, ваще любую?". "Правда, ваще любую", - отвечал щедрый дедушка-мороз. И так четыре раза.

На пятой машине, мужчина уже хотел прищемить ей голову дверью со словами "правда, дура тупая, ваще любую", но не стал, уж больно красивой была та голова. Наконец ура-ура выбор был сделан, дедуля дал тысчу евро менеджеру и договорился прийти завтра оформить покупку. Подошла очередь мужчины. Он сначала даже немного забыл, зачем пришел

Примерно как я в аптеке. Если впереди меня больше трех человек, то я обязательно забуду зачем пришла. Смотрю на фармацевта с таким выражением в глазах, с каким обычно на него смотрит бульдозер. "Мне пожалуйста такие желтенькие таблеточки, на букву зю, там еще нарисована или синяя полоска или красный квадрат, кажется. Да-да почти как эти, но не от поноса". Упс, отвлеклась.

Менеджер подошел к нашему мужчине и спросил чем может помочь. "Это надо же как подорожала нынче любовь с первого взгляда и на всю жизнь", - мужчина то ли задал вопрос, то ли дал ответ. Менеджер успехнулся: "Да тут 80% таких клиентов. Хотите расскажу как все будет дальше? Она - дура. Сегодня ночью этот дед получит от нее благодарность, которая не будет знать границ. А завтра он заедет ко мне и все отменит. А дура она потому что...."

- А ты знаешь почему? - вопрос выбил меня из уютной шкуры слушателя

- Кто я? ээээ, нууу - ну явно не потому, что поверила деду. Или поэтому? Я, я не знаю, мне почти в 2 раза больше лет, я езжу на машине почти в 3 раза дешевле. Да к тому же я так ведь и не купила те таблеточки или с синей полосой или красным квадратом, кажется.

"....а дура, она потому, что не догадалсь оформить предоплату на свое имя. Конечно ее ночь не стоит лексуса, но она вполне могла стоить тысячу евро".


© nerosse

Тризна по живым

В советские времена с теми, кто сумел получить разрешение на выезд (в эмиграцию) прощались навсегда.

Моё детство сохранило немного рваную память о таком мероприятии.

Мне было тогда 4 или 5 лет, и, соответственно, был это, скорее всего, 1979 год.



…Осень в самой худшей, ноябрьской, терминальной стадии, панельная новостройка где-то в Дегунино. Мы с мамой долго едем под моросящим дождём и порывами ветра в забитом людьми автобусе, потом долго идём пешком в темноте.

Меня взяли на это мероприятие потому, что у отъезжающих тоже был ребёнок, девочка Лиза моего примерно возраста. Чтоб ей было не скучно.

Какой-то средний этаж многоэтажки. АБСОЛЮТНО ПУСТАЯ, гулкая трёхкомнатная квартира. Сейчас я понимаю, что это была обычная советская трёшка с крошечной кухней и узкими коридорами, но тогда из-за отсутствия мебели квартира мне показалась огромной.

Мебели не было, потому что отъезжающие распродавали всё. Что не могли или не успевали распродать – отдавали друзьям. Квартира оставалась государству, лишь изредка удавалось переписать её на остающихся здесь родственников.

Вещей отъезжающих, которые они забирали бы с собой, тоже не было – как объяснил хозяин маме, «они уже на таможне» (наверное, тогда я впервые услышал это слово).

В доме царила какая-то нервно-весёлая обстановка. Словно люди стали жертвой розыгрыша и им уже об этом сообщили, но они до сих пор не полностью поверили.

Больше всего мебели было в кухне: там сохранилась плита (толи нельзя было её продать, толи некому), мойка, и один-единственный, уляпанный краской, табурет. Кто-то из гостей принёс раскладной туристический столик, его устилали газетами. Продукты тоже приносили, в основном, с собой.

Все суетились: кто-то открывал консервы, кто-то – водку, кто-то искал нож, чтоб порезать хлеб, моя мама тоже хлопотала на кухне, в какой-то момент ей понадобилось что-то из стандартной кухонной утвари, чего не было, и она спросила, нельзя ли попросить у соседей, попользоваться.

Хозяин-отъезжающий рассмеялся нервно: нет, у наших соседей ничего нельзя попросить. Они от нас шарахаются, как от зачумлённых, сказал он с грустной улыбкой.

Я хорошо запомнил это событие именно потому, что впервые видел такое поведение взрослых. В глазах взрослых (причём – ещё трезвых взрослых) было сразу всё, и эмоции у всех как-то странно зашкаливали и одновременно подавлялись. Если смеялись, то видно было, что готовы заплакать, а если кто-то вдруг пускал слезу – тут же старались рассмеяться.

Наверное, больше всего такое поведение подошло бы тризне по ещё живым. Поминки. Вот они тут стоят, дышат, наливают выпить, а мы будто хороним их. Прощаемся. По-моему, кто-то даже спросил, когда разлили первый тост – чокаемся?
Collapse )

Чёрный Дальнобойщик

-Эх говорила мама - иди, Павлик, в гинекологи - и руки в тепле, и при деньгах будешь-дальнобойщик Паша Кардан озябшими пальцами достал из кармана пачку LМ-а, которую держал исключительно для элитных плечевых.
Брезгливо попыхивая слабенькой для брутального пашинова организма элэминой, он двинулся вдоль фуры, не забывая при этом аккуратно попинывать встречающиеся на пути колёса.

В народе бытует мнение, что таким образом (при помощи попинывания колёс) дальнобойщики якобы высвобождают из плена прилипшие к ногам яйца. Так ли это или нет доподлинно не известно, а суеверные дальнобойщики не любят особо распостраняться на эту тему. Только иной раз по пьяной лавочке можно всёж-таки раскрутить какого-нибудь больного на всю голову шоферюгу рассказать страшную историю про Чёрного Дальнобойщика...

Будто бы один дальнобойщик ехал долго-долго, не ел и не спал, не мылся и не чистил зубы, даже элитных плечевых и тех, говорят, не трахал...
Всё гнал и гнал Чёрный Дальнобойщик-старался успеть, позабыв основное правило дальнобойщиков-”Ученье -свет, а в яйцах-сила”...

Ехал он недели три, а может даже все пять-вёз из Владика в Москву что-то охуительно важное-вроде бы сантехнику японскую для Государственной Думы с цифровым сканированием очка- волновался, потел страшно, выскакивал только в чисто поле посрать -и сразу же обратно за бублик...

Ну, а когда прибыл в Белокаменную-вылез из машины, а и шагу ступить не может-яйцы-то к ногам-то приросли намертво...
Взревел тогда Чёрный дальнобойщик страшным голосом и побежал по кольцевой дороге МКАДа круги наматывать, а яйца говорят у него так на ногах и остались болтаться, и с тех пор звенят в ночи, пугая окрестных жителей.

И вот теперь систематически выходит он на трассу в различных регионах Российской Федерации- страшный, волосатый и злой...
Завидев очередной КАМАЗ, кричит сидящему в нём немытому дальнобойщику-Помой яйтца, сволааачь!!! Йети.....тваюмать...

Во как...Учёные ботаники так и называют его промежду собой - ”Йетти”...
Всё хотят поймать его для опытов или сфотографировать-да хуй там-кишка блять тонка...

Широко расставив ноги, Павлик жёлтыми чернилами выписывал на девственно-белом снегу надпись ”Зорро” и краем уха прислушивался к истошным крикам, доносящимся со стороны стоянки...
-Опять кого-то пиздют паходу -устало подумал он, педантично стряхивая с конца последние капли...

Получить пизды на стоянке дальнобойщиков было так же легко и просто, как выкушать собачку в придорожной шашлычной под видом свининки, поэтому если кого и угощали иной раз монтировкой промеж глаз, то впрягаться за терпилу никто не торопился, а наоборот все радовались и устраивали по этому случаю тотализатор.

Хотя дрались монтировками, но не без благородства-...до первого кровоизлияния в мозг...Если противнику выбивали глаз, то поединок тоже прекращался- всё понимали, что совсем безглазый дальнобойщик одинаково опасен для всех.

Свою кличку Паша Кардан, кстати говоря, получил за то, что предпочитал драться не монтировкой, а карданным валом от уазика... Поэтому на трассе знали, что вызвать Пашу на дуэль было равносильно самоубийству.

Но на этот раз никакой дуэли не намечалось-происходящее напоминало скорее новогодний праздничный шабаш ...Вокруг костра в отблесках пламени извивались местные плечевые, среди которых Павлик заметил и своих фавориток-Марину Тамагочи, и сестёр-двойняшек Зингер, которые еблись в полном соответствии с присвоенным брендом.

-Вобля девки разошлись. Новый год уже походу празднуют. Ёёёё-маё да у них тут и дед Мороз уже собственный имеется...-в центре круга действительно стоял бомжеватого вида старикашка в прикиде Санта Клауса...

-Здарова, бабоньки! Как жись половая? Мандавошек не застудили?..Здравствуй и ты, дедушка Мороз, борода из ваты ты подарки нам принёс пидорас горбатый?-отбарабанил Павлик знакомую с детства речёвку...

Тамагочи вдруг смондячила строгонькое личико, и потешно кривя бровками, указала на деда Мороза.
-Ты чё кривляешься, сучара?-спросил Павлик.
-Он настоящий!-прохрипела она.
-Хто настоящий?...
-Дед Мороз...
-А-а-а..ну ясен хуй настоящий-кто ж спорит-борода только из ваты да залупа на носу из папье-маше...-Павлик всегда подозревал, что у Марины мозгов примерно как у Лунтика, поэтому вступать с ней в длительные беседы не собирался, а двинулся прямиком к деду.

-Давай-ка, дядя, хряпнем по соточке для сугреву, а то смотрю ты тут совсем закис с нашими многостаночницами -Павлик извлёк их бокового кармана бутылку ”Русского размера” и откусив зубами пробку набулькал в пластиковый стакан...
-Что-то я не узнаю вас в гриме, маэстро. Вы кто?...Андрей Соколов? Гарри Мартиросян?...Ааааа понял-Хабенский!!! Костя, друг...

Однако не успел он приподнести дедушке стакан, как сзади послышался вой прищемившей яйца собаки Баскервилей, и из лесу выбежал он...-Чёрный Дальнобойщик...

-Йетиттвою мать-только и смог прошептать Павлик, машинально пятясь к фуре...

-Водку и блядей сюда!!! Жыво, суки -заорал Чёрный Дальнобойщик, кидая на середину площадки здоровенную клеёнчатую сумку...-Да без фокусов-всех парву нахуй на немецкий знак!!!-изо рта пахнуло могильной гнилью давно нечищенных зубов...

Пауза затянулась-никто не смел пошевелиться...но тут гулкий удар карданного вала вывел компанию из состояния ступора...
Чёрный Дальнобойщик недоумённо обернулся-позади него стоял Паша, держа в руках погнутый кардан. Чёрный осклабился и медленно поднял кулак величиной с пивную кружку...

-Ну всё... это пиздец-подумал Паша, и за незнанием молитв принялся шептать устав караульно-постовой службы...

Но когда через минуту он открыл глаза, то увидел перед собой не аппостола Петра, а свежий двухметровый памятник Погибшему Дальнобойщику, выполненный изо льда, рядом с которым преспокойно стоял наш дедок и финкой отскребал с набалдажника остатки примёрзшего мозга...

-Ну чё вылупился?-Настоящий я, настоящий...иль тебе тоже посохом по башке ебануть, чтоб поверил? Только смотри- тут уже никакой антифриз не поможет...Ну ладно-наливай чё ты там хотел, а то уйду нахуй.

-Ну дед, ты даёшь...Ну спасибо, братан, выручил...-Паша с Дедом Морозом уговаривали уже вторую литру ”Русского размера”...
-Слышь, если надо чё-так ты только шепни-Паша Кардан для тебя в лепёшку коровью разшибётся...Хотя конечно хули тебе ещё желать-ты сам себе дед Мороз...Хочешь пироженного, хочешь мороженного...

-Э-э-э...ни скажи, Павлик, вот ты думаешь легко нам дедам- морозам?...Вот ты когда-нибудь оленя ёб на сорокаградусном морозе, когда его подержать даже некому? А я, Паша, тоже любви хочу настоящей, не оленьей...а штоп с настоящей человеческой девушкой.

-Всего и делов то?... Это ты, дед, по верному адресу зашёл-на всём участке Верхний Волочёк-Москва никто лучше Марины Тамагочи тебе минетик не отстрочит-отвечаю. Давай прыгай в кабину, полетели...

По заснеженной трассе, вздымая клубы снежной пыли и помахивая крыльями, летел гружёный КАМАЗ...Паша перевёл управление в режим автопилота, курил и умиротворённо поглядывал назад, где пьяненький Дедушка Мороз с Тамагочи занимались любовью в классической мессионерской позиции...Бухие в слюни сёстры Зингер на пассажирском сиденьи орали песню-”Вот оно какое это ЭТО...”

Часы показывали уже 23.30...Скоро Новый Год...
Одинокую стоянку освещала полная луна, и только в морозном воздухе было чуть слышно, как яйца Погибшего Дальнобойщика сиротливо перезваниваются с колокольчиками оленьей упряжки, второпях брошенной похотливым хозяином на произвол судьбы...

Злой поросёнок