September 30th, 2013

Откровения работников американских компаний

В этой статье мы собрали высказывания пользователей соцсетей, работающих в известных и уважаемых компаниях:

1 Я работал в компании Claires. Наше обучение длилось около 15 минут. После чего нас отправили прокалывать детям уши. После процедуры мы просто вытирали кровь с иглы и использовали её снова для следующего посетителя.

2 Я работал в аризонской компании по производству газированных напитков. На этикетке одного из них было написано “Сделано на родниковой воде” – и это была правда. На каждые 600 галлонов напитка мы вливали в цистерну ровно по одному галлону родниковой воды.

3 В одном старом отеле, где я работал, постель после постояльцев меняли только в том случае, если она действительно выглядела “грязной”.

4 Когда я работал в компании HHGregg, мы должны были говорить клиентам, что их старые телевизоры пойдут на вторичную переработку. На самом деле мы их просто выбрасывали.

5 Компания McAllister выпускает холодный чай под названием “Famous Iced Tea” (“Знаменитый чай со льдом”). На вебсайте компании говорится, что “рецепт приготовления этого напитка держится в секрете”. На самом деле это просто очень сладкий Липтон. Огромное количество сахара, растворённое в чае Липтон – вот и весь страшный секрет “Знаменитого чая со льдом”.

6 Я работал в одном из магазинов компании Sears. За неделю до «большой распродажи», мы переменили все ценники на товарах, подняв цены. На беговые дорожки, например, мы накинули по 500 долларов. А накануне распродажи мы наклеили на них ярлыки «- $200». То есть даже во время распродажи они были на 300 долларов дороже нормальной цены.

7 Я четыре года работал в Orange Julius и ответственно заявляю: свежевыжатый сок, за который люди платят по шесть долларов, на самом деле является таковым только наполовину. Вторая половина – обычный сок из концентрата.

8 Я работала в центре по лечению бесплодия одного из крупнейших городов США, в лаборатории, где делают ЭКО. В год мы проводили порядка 2000 ЭКО. И неоднократно эмбрионы одних родителей подсаживались совершенно другим родителям.

Редко когда такие случаи становятся известны широкой публике. Обычно клиника всеми силами старается замять дело.

9 Компания Goodwill считается благотворительной и некоммерческой, однако её годовой доход составляет около 100 миллионов долларов.

Большая часть вещей, которые люди жертвуют (около 80 процентов) либо выбрасываются, либо продаются оптом в страны третьего мира. Остальное – то, что выглядит новым или почти новым, продаётся в магазинах по ценам чуть ниже первоначальных.

Благотворительные организации – очень тёмная вода.

Эти люди извлекают огромную прибыль из того, что жертвуют легковерные люди. Они говорят, что дают работу людям с ограниченными возможностями, которым трудоустроиться труднее всего. На самом деле они ловко находят лазейки в законе, чтобы платить инвалидам гроши, пользуясь их беспомощностью.

10 Я работал в ресторане The Elephant в Колумбусе, Огайо. Наши менеджеры требовали собирать с тарелок посетителей несъёденную еду и класть на тарелки других посетителей.

11 Финансовая компания Capital One проделывает такой трюк: если вы хотите полностью рассчитаться с ними по кредитной карте, они не называют вам всю сумму, которую вам нужно выплатить – только текущий баланс.

Вы платите, сколько вам говорят, и живёте себе спокойно, не подозревая, что за вами числится $0,12 долга, на которые капают проценты и пени, потому что они прекращают высылать вам уведомления о состоянии счёта (вы же думаете, что счёт закрыт).

И в один прекрасный день вы узнаёте от сотрудников юридической конторы, что задолжали компании Capital One 400 долларов.

12 Я работала в качестве социального работника в интернате для инвалидов. Одна наша подопечная забеременела – немая девушка с серьёзной задержкой в развитии. Мы провели несколько тестов ДНК, и отцом ребёнка оказался один из сотрудников интерната. Мало того, у девушки обнаружился сифилис, которого у отца ребёнка не было. То есть её насиловали минимум дважды двое разных мужчин.

13 Я работал в университете, где в 70-х годах сделал стремительную и головокружительную карьеру один молодой учёный.

Как-то раз он собрал группу студентов и поехал с ними в Египет, но в какой-то момент просто исчез с выделенными на поездку деньгами, оставив студентов с огромным долгом за отель, который они не могли оплатить.

В прошлом году, когда стали известны подробности его биографии, мы узнали, что этот профессор – биологический отец Стива Джобса.

14 Я работаю в компании, предоставляющей людям кабельный интернет. Какой бы ни была скорость вашего интернета, компании он обходится совершенно одинаково.

15 В нашем ресторане вы можете выбрать омара в аквариуме, чтобы вам его приготовили. Проблема в том, что ваш омар будет ждать на кухне, когда вы уйдёте, а есть вы будете другого, размороженного.

16 Я могу заявить с полным знанием ситуации, что 90 процентов суши-ресторанов врут о том, какую рыбу используют.

Осенние зарисовки

Суровая осень властно вступала в свои права, грубо сметая всё, что осталось от ласкового жаркого лета.
Сморщенные желто-красные листья, которые ещё недели три назад были ярко-зелеными и упруго трепетали на теплом ветерке, сейчас медленно кружась, бесшумно падали на мокрый асфальт, застилая его разноцветным шуршащим ковром.
Небо неприветливо ощетинилось тяжелыми, темноватыми тучами, готовыми разразиться сильным, холодным ливнем, а ласковое солнышко, которое ещё совсем недавно нещадно жгло, стыдливо спряталось где-то на небе и не появлялось уже несколько дней, словно его и никогда не было.
Прохожие, зябко кутались в одежды и стремительно пробегали по своим делам, боясь на секунду задержаться на пронизывающем до «гусиной кожи» ветре.

Одинокий, нахохлившийся грач сидел на столбе, и казалось, недоуменно смотрел на трех пьяных девушек в мини-юбках стоящих около крохотного магазинчика, которые пили холодное пиво из бутылок и по-кобыльи громко ржали.
-А вот ещё один!!!
-Приходит мужик в банк. Говорит, хочу кредит взять на постройку гей-клуба. Его менеджер спрашивает, а кто туда ходить будет?
Ну, Боря Моисеев, Пенкин, гаишники, футбольные судьи, гады ссущие в лифтах…
Нет, отвечает менеджер, такой кредит мы выдать вам не сможем.
А мужик отвечает:
О! И ты приходи!!!
Ха-ха-ха…- разнеслись по округе звонким эхом спазмы счастья.
Грач недоуменно повертел головой, скосил умный глаз, затем развернулся к девицам задом и выдавил из себя бело-желтый помет, брезгливо дергая черной лапкой.
Мимо радующихся девиц прошел мужчина средних лет и подошел к прилавку магазинчика.
-Мне пожалуйста соску, зажигалку и десять презервативов.- сказал он достаточно громко.
В тот же момент истерия смеха одолела разбитных девиц, словно беспощадное цунами, смывающее все грани приличия и дозволенности.
Если бы такое услышал инквизитор Торквемада, то наверняка оперативненько сжег бы всех троих на быстром огне, посчитав их одержимыми дьяволом.
Взрыв гомерического хохота был такой силы, что грач испуганно встрепенулся, выронил из себя ещё помета и испуганно полетел вдаль, болтаясь из стороны в сторону. Видимо непонятное поведение людей и оглушительные звуки вывели его из равновесия, нарушив какие-то птичьи балансиры.
Было успокоившиеся, полуголые груди девиц опять радостно затрепыхались от судорог смеха, такого искреннего, что проходившая мимо бабка перекрестилась и прошамкала:
-Ну, точно сейчас обоссутся! Блудницы яростные, еби их рот. Нажрутся и грегочут... Чтобы им венок поймать на похоронах!
Потом боязливо перешла на другую сторону дороги.
А тем временем, мужчина спокойно собрал покупки в цветастый пакет. Обернулся.
Внимательнейшим образом, с ног до головы, рассмотрел трех плачущих от смеха девиц, которых спазмы буйного веселья беспощадно выгибали из стороны в сторону и громко обратился к продавщице.
-Мне не десять презервативов, а тринадцадь!
Гоготание мгновенно смолкло, а у девиц испуганно вытянулись лица…
…Осень же, спешила сорвать остатки листвы и зло металась порывами ветра в ветках, нагибая и качая деревья, словно это был небольшой кустарник…


© Его Превосходительство

Про импотенцию

Наверное, вы часто слышали, как не очень красивые женщины, собравшись в кружок по интересам, с жаром обсуждают мужчин, говоря, что мужик после сорока стопроцентный импотент. Потому что у него не стоит. На них.
В возрасте чуть меньше сорока я был свободным от пут Гименея мужчиной. Я вовсю наслаждался свободой, даже, можно сказать, сибаритствовал. Одним словом, жил в своё удовольствие. Стояло лето, было жарко. Я недавно приехал с пляжа и тихо медитировал в тиши и прохладе, развалившись в кресле. Рядом стояла запотевшая бутылка пива, которая делала моё тихое счастье по-домашнему уютным. Вдруг звонок в дверь. Открываю. На пороге сосед.
- Здорово, Вован.
- Здорово. Проходи.
- Да не, я на минутку. Слушай, мы сейчас в гости идём, не хочешь присоединиться?
- А куда?
- Да здесь рядом. Водки выпьем, за жизнь побазарим.
- А кто там будет?
- Да никого. Мы с женой, да хозяйка.
- Сводничаешь?
- Не, ну а чего, ты же парень холостой. Не понравится, уйдёшь.
- Ладно, пошли.
По пути зашли в магазин, купили, что полагается в таком случае, а вскоре уже стояли у дверей нужной квартиры и звонили. Хозяйка открыла и впустила нас в дом.
С некоторым интересом я оглядел хозяйку (всё же её под меня подложить собрались), и остался увиденным очень недоволен. Высокая бабища под метр восемьдесят, крепко сбитая с командирским голосом. При виде меня, в её глазах на секунду вспыхнуло что-то хищное и жутковатое, но тут же погасло. Меня посетило нехорошее предчувствие. Но не убегать же сразу. Убегу попозже, когда водку выпью. Проявил жадность и показал себя фраером.
Сели, женщины порубили салатики. Мы разминались пивком и наблюдали, как споро это у них получается. Наконец, уселись за стол, накатили по рюмашке, по второй. Беседа наладилась, хозяйка оказалась весьма весёлой тёткой, и мы не скучали. Для себя я сразу определил, что эта женщина не для меня и расслабился, мужского внимания обращать на неё не стал. Тем более, что водки было не очень много, для того, чтобы полюбить хозяйку явно не хватало. Через пару часов всё было выпито и съедено, мы просто болтали за жизнь. Но вдруг как-то незаметно мои соседи исчезли, мы остались вдвоём. Я заподозрил неладное, но моя природная стеснительность не позволила мне встать и сразу же съебаться. А зря.
Я сидел в кресле, далеко вытянув ноги, и пытался даму заболтать светскими новостями. Но дама меня не слушала. Она подошла ко мне и села верхом на мои ноги. Кресло было без подлокотников, хозяйка навалилась на меня своим жарким телом, стала елозить по мне своими огромными сисяндрами. А ещё она хотела меня поцеловать. В том, что поцелуй будет слюнявым, я нисколько не сомневался, потому что с угла рта слюна уже стекала тоненькой струйкой до подбородка.
Чтобы картина была полнее, я немного обрисую собравшуюся меня осчастливить своим телом женщину. Представьте себе американскую статую свободы, отожравшуюся гамбургерами в макдональдсе.. Только эта дама не такая рыхлая, а даже чем-то похожа на спортсменку. На метательницу молота. Молот, это не молоток с деревянной ручкой. Это чугунное ядро килограммов на двенадцать, к которому цепью прикована железная ручка. Спортсменка берёт этот агрегат двумя руками за ручку и со страшной силой и, делая зверское лицо, начинает его раскручивать над головой. Когда вращаемый молот начинает свистеть от рассекаемого воздуха, она его бросает. В момент броска она дико кричит, громко пердит, а молот со страшным свистом исчезает где-то за горизонтом.
Дык вот, елозит она по мне, я даже чувствую, как намокли её трусы. Надо бы вытащить из под неё свои ноги и ударить ими со всей силы ей в грудь, чтобы она улетела в угол и сломала там стол и два стула. Но я терплю. Потому что не могу обидеть женщину. Интеллигент, хуле. Она же шепчет:
- Вован, расслабься. Что ты сжался, словно очень меня боишься.
Я пытаюсь расслабиться, но у меня не получается. А она тем временем сползает с меня на пол, встаёт на колени и начинает расстёгивать мои брюки. Моя дурацкая интеллигентность не позволяет мне оттолкнуть женщину, и я пытаюсь расслабиться. А вдруг у меня встанет? Ведь когда я дрочу в ванной, у меня встаёт, хотя я там совсем один. Разве что над умывальником висит забрызганный спермой портрет Памелы Андерсон двадцатилетней давности. А тут все же живой человек, можно даже сказать женщина.
Она уже обслюнявила всю мою промежность, потом отодвинулась и с подозрением так спрашивает:
- Ты что, импотент?
- Даа, а тебя разве не предупредили?
- Неееет.

Она ушла в ванную, а я быстренько оделся и сделал ноги. Вот так вот в неполные сорок лет мужчины бывают импотентами. Казалось бы, такая мысль должна мужчину морально убить, но я шёл и тихонько хихикал. А прохожие бросали на меня подозрительные взгляды.

— Радиоактивный

Серега, добавь!

Не люблю сентябрь. 26 день рождения жены. 27-тещи, 28-сестры моей жены, 29 - моей сестры. 26 надрался. В принципе я и щас надернут. 27 попер на работу. С больной головой. Зашел, а меня к генеральному. Вошел. На столе бланк административного отпуска на день, стакан с водкой и ПОМИДОРКА, блин. Сделал, что положено, ушел. Сегодня. Попер за молоком - в кофе так приятнее. Взял. Стою на кассе. За мной калдырь с водкой. Я оплатил и вышел. и че меня дернуло?! На выходе второй стоит. Я говорю - че, друга ждешь?. Он - да!. Я- так не жди, повязали его. Деньги фальшивые оказались. Он развернулся и ПОБЕЖАЛ. А тут первый выходит. Похоже денег не хватило. Видит второго и орет - Серега, добавь!!! И Серега добавил. Такой скорости давно не видел.


© Кенст

"Тортик"

Однажды Геннадий Николаевич собрался к женщине. Ну как водится купил вина, и тортик. Мерзкий такой тортик, надо сказать. Много крема, и совсем никакой закуски. Геннадий Николаевич поморщился, когда покупал его, но всё же купил. «Лучше бы колбасы» - подумал он, и тоскливо поглядел на полки с водкой. Но, тем не менее, пересилил своё вполне адекватное желание, и поступил неадекватно: купил вина и тортик…
Женщину звали, Алевтина Михайловна. Она была старой девой, и, наверное, стервой. Но другой женщины у Геннадия Николаевича не было. Поэтому он взял свой дурацкий тортик – «Лучше бы колбасы…» - и вина – «Гадость, какая!» - и пошёл на остановку троллейбуса…
Троллейбуса долго не было, и Геннадий Николаевич начинал потихоньку злиться. Была осень, и шёл мелкий дождик. Зонтика не было, и Геннадий Николаевич замёрз и основательно промок. «Водки бы…» - подумал он, с ненавистью поглядев на тортик. «И колбасы…» - сразу отозвался желудок. «Чего меня несёт куда то?» - Геннадий Николаевич задумался… Троллейбуса всё не было, а дождь становился всё сильнее. «Заболею» - Геннадий Николаевич снова покосился на тортик. На остановке никого не было, и ему стало совсем тоскливо…
- Давно стоите? – за спиной раздался молодой юношеский голос. Геннадий Николаевич обернулся, и увидел парочку. Совсем молоденькие юноша и девушка.
- Давно – буркнул он в ответ и отвернулся.
- И троллейбуса не было? – снова спросили за спиной.
- А чего бы я тут стоял? – Геннадий Николаевич снова обернулся, и сверкнул глазами.
- Извините – юноша слегка смутился.
Дождь усиливался. За спиной слышалось перешёптывание. Геннадий Николаевич напряг уши, и стал прислушиваться.
- Я хочу торт – сказала девушка.
- Да ну его, там слишком много крема фигуру испортишь…
- Значит я, по-твоему, толстая?! – в девичьем голосе послышались нотки обиды.
- Нет, конечно, нет! – юноша стал её успокаивать.
- А почему мне нельзя торт?
- Ну, где я тебе сейчас торт возьму?
- В магазине, где же ещё? – девушка, похоже, обиделась.
- Ну, зачем нам торт? – парнишка из последних сил пытался выкрутиться. – Разве нам и так не хорошо?
- Тебе для меня торта жалко? – девушка почти плакала. Геннадий Николаевич с ненавистью поглядел на проклятый тортик. Ему было стыдно, что у него есть тортик, а у них нет. «Наверное, у парнишки просто нет денег» - подумал он. Украдкой оглянувшись, он увидел, что девушка смотрит в другую сторону, а парень шарит в своих карманах, добывая смятые купюры. Перед глазами вдруг встала Алевтина Михайловна в стоптанных тапках на босу ногу, длинном цветастом халате, и два её кота, норовившие всё время наделать в ботинки Геннадию Николаевичу. Почему-то вспомнились её слова, про то, что девственность, главное богатство каждой женщины… Он передёрнул плечами, то ли от холода, то ли от этого видения, и пошёл к парню.
- На! – сказал он коротко, всучил ему в руки торт, и, повернувшись, решительно пошёл прочь. Отойдя уже довольно далеко, он услышал, как девушка крикнула ему вслед: «Спасибо!»
«Заболею» - снова подумал он, входя в тепло магазина. Покупателей не было, и миловидная продавщица улыбнулась ему навстречу.
- Вы опять за тортом?
-Что?! – Геннадий Николаевич уставился на неё как на последнюю дуру. – Никакого торта! Бутылку водки, и палку колбасы!

Двое влюблённых были совершенно счастливы, целуясь в тёплой темноте подъезда, и угощая друг друга тортом.
Алевтина Михайловна гладила своих котов и думала, что все мужики сволочи. А девственность, главное богатство каждой женщины.
Геннадий Николаевич выпил водки, закусил колбасой, и заснул абсолютно удовлетворённый проведённым вечером…

20 октября 2008 г., Атлон


Павел Хмельницкий