July 26th, 2013

Ноу-хау

Дело было в Сибири, конкретное место не важно, ибо суть не в этом. Так вот. Заставляли солдатиков собирать кедровые шишки, выделяли роту, забрасывали её десантом в какой-нибудь ближайший кедровый бор, выдавали невероятное множество мешков под шишки и в путь. Дело это крайне долгое и нудное, учитывая необходимые объемы, в бору можно было провести весь день, а если не укладывались в норматив (все мешки набиты под завязку), то можно и на ночь было задержаться. По первой это было весело - ну кому не захочется откосить от службы и погулять по лесу!? Но потом все это приелось и солдатики стали скучать... И вот тут понимаешь, почему русские - непобедимый народ! Решение было придумано очень быстро.

По своим каналам солдатики добыли пару бутылок водки, вышли на вертолетчиков, пообщались с ними и пришли к консенсусу - они им водку, летчики - парирующий полет над кедровым бором! Разумеется после пролета тяжелых вертолетов прямо над деревьями опадали не то, что шишки - порой деревья ломались! И с тех пор настало глобальное счастье - летчики всегда были при водке, солдатики за пару часов набивали полные мешки и дальше продолжали до вечера гулять по лесу, кто-то нашел озеро, соответственно появились купание-рыбалка и прочие вытекающие радости. Смекалка русского солдата не знает границ)

Старые бл**и

-Ну вот и я, бл***, говорю: тех девочек, которые работали тогда, бл***, которые были, бл***, настоящими леди, так вот их, бл***, не осталось. Это мы, бл***, наше, ещё то поколение - настоящие, бл***, леди были. Да мы и сейчас ещё марку, бл***, держим! А эти что, бл***? Курят, бл***, бухают, бл***... Поприезжают нах** из своих деревень, и пашут, бл***. Ни манер, бл***, них**, бл***...

Клара закуривает вторую подряд, опрокидывает очередную, и похоже, действительно не улавливает наших смеющихся взглядов.

За глаза, в узких кругах, Клару называют не иначе, как “два минета до Фурштатской”.
А всё потому, что Клара сама как-то рассказывала, как приспичило ей среди ночи попасть на Фурштатскую (уж не помню, откуда), а денег с собой не было. Совсем.
И тогда (где наша на пропадала!) Клара стала тормозить проезжающих мимо бомбил с эпической фразой: “Шеф, два минета до Фурштатской!”.
Хоть и не сразу, но Клара доехала.
А фраза, в тех же узких кругах, стала нарицательной.

Собственно, почему доехала не сразу... Казалось бы, если дама тормозит машину с таким прекрасным предложением, то, по идее, согласится чуть ли не каждый джентльмен.
Так, да не так.
Всё дело в том, что, как писали Ильф с Петровым в небезызвестном романе, молодая была уже не молода.
Кларе около шестидесяти. Около скорее в плюс, чем в минус.

Клара, по сути, работает всю жизнь. Лет с двадцати.
Ну да, тогда это было тоже.
Латвия, приморский город, все дела. Кому не хочется интересной жизни? Она призналась как-то, что ещё со школы знала: жить "как все" - не будет.
Ну и пошло - совратил мамин друг; видный, говорит, дядька был, на тридцать лет старше самой Клары, два года с ним поваландалась, рестораны, тряпки, то да сё, отлично дядька по жизни стоял.
А потом умер внезапно. У Кларки как раз срок в два месяца оказался. Не женился бы, конечно же, там и так детей полон дом был, но хоть умер вовремя - не так обидно.
А ребёночка всё равно не вышло.

Потом оклемалась и пошла за длинным рублём, благо, профессия наша действительно древнейшая, всегда нужна.

Collapse )

Устами младенца

Ехали на дачу - я, жена и дочка пяти лет. Жарко, пятница, пробка, все гудят. Жена нервно:
- Мы вообще доедем?
Я, устало:
- Не ссы, прорвёмся.
Жена толкает в плечо:
- При ребёнке можно не выражаться?
Через час выбираемся, наконец, из ада и делаем остановку. Я захожу за дерево справить нужду. Только начал, как слышу отчаянный крик дочки из машины:
- Не ссы, а то порвёмся!
(с) сеть