July 15th, 2013

Каким может быть 22 июня 2.0

То, что 22 июня 1941 года высшее советское руководство испытало сильнейший шок и на несколько дней утратило способность к осмысленным действиям, — факт очевидный. Споры по данному поводу сегодня идут, на самом деле, лишь о деталях того, что происходило в последнюю неделю июня в Москве. Разумеется, подобное положение вещей очень способствовало успехам вермахта в первые дни войны. Однако затем советские вожди все же пришли в себя и начали действовать. Самым сильным из этих действий была эвакуация промышленности на восток. Именно это стало первым шагом к краху немецкой кампании. Удалось сформировать РККА «второго созыва», а потом и «третьего созыва». И, в конце концов, выиграть то, что поначалу было так безнадежно проиграно.

Сегодня, однако, интереснее другое: как бы повело себя нынешнее российское руководство в аналогичной ситуации? Ведь ни из чего не следует, что таковая не может сложиться. Более того, в том, что сегодня происходит, есть много общего с событиями 1939–41 годов, когда противник совершенно открыто готовился к агрессии против нас, а мы с ним братались, уверенные, что защищены бумажками договоров.

Итак, каким же может быть 22 июня 2.0?

* * *

Только что наступил 20… год. Россия находится в традиционном новогоднем анабиозе. В Москве поздний вечер 2 января, на Дальнем Востоке утро следующего дня, в Сибири — глубокая ночь.

В 4 часа утра 3 января по местному времени два десятка вертолетов Ми-17 с китайским спецназом на борту на предельно малых высотах, никем не обнаруженные, за несколько минут преодолевают расстояние от границы в районе Фуюани до Хабаровска и приземляются на стадионе им. Ленина, где имеется очень много пустого открытого пространства. По удивительному совпадению именно в этом месте в очень непрезентабельном здании находится генконсульство КНР в Хабаровске. Оно и выступает в качестве пункта наведения десанта, заодно обеспечивая подсветку места посадки с помощью прожекторов на крыше самого консульства и с футбольной арены (электроподстанция удивительным образом находится на территории визового отдела консульства). На месте посадки спецназовцы немедленно получают транспорт – микроавтобусы, стоящие в многочисленных гаражах у задней стены консульства, а также открыто на его дворе. На этих микроавтобусах по пустому Амурскому бульвару они через 5 минут доезжают до вокзала и захватывают его, сразу перерезая, таким образом, Транссиб. Другая часть десанта сворачивает с Амурского бульвара на улицу Серышева, захватывая находящийся там штаб ВВО. После этого в городе начинается отстрел руководства ВВО и ДВФО (наводку на нужные адреса обеспечивают работники консульства и представители местной китайской диаспоры).

После получения в штабе Народной освободительной армии Китая (НОАК) сообщения об успехе операции в Боли (таким теперь будет название Хабаровска) из глубины китайской территории начинают работать РСЗО WS-2D, огонь которых корректируется беспилотниками. Поработав примерно полчаса, они полностью «запахивают в землю» все объекты ВС РФ (около трех десятков бригад сухопутных войск, авиабаз и полков ВВС и ПВО) в Амурской и Еврейской автономной областях, Забайкальском, Приморском и Хабаровском краях. Отправляются на дно также все корабли и подлодки ТОФ, базирующиеся во Владивостоке. Дальности стрельбы китайским РСЗО для этого вполне хватает (до 400 км), тем более что большинство уничтожаемых объектов расположены в непосредственной близости от границы.

Одновременно китайские «Вторая артиллерия» (аналог РВСН) и ВВС наносят массированный удар с помощью самолетов, баллистических и крылатых ракет, а также боевых беспилотников по ракетным дивизиям РВСН в Иркутске, Ужуре, Барнауле и Новосибирске, по объектам ПВО и сухопутных войск в тех же регионах и в Бурятии. Одновременно же авианосное соединение ВМС НОАК наносит массированный авиационно-ракетный удар по Петропавловску-Камчатскому и Вилючинску, после чего там начинается высадка морского десанта.

Collapse )