June 25th, 2013

Передай дальше

Какой конфуз! Я была уверена, что в кошельке, не считая мелочи - две сотенных купюры с портретами Франклина, поэтому ни в чем себе не отказывала.

И вот стою у кассы супермаркета «Ковальский» где-то между Миннеаполисом и Сент-Полом - с коляской, с младшим сыном, повисшем на моем пуховике с воплями «Мама, на ручки!», с горой покупок, которые помощник кассира ловко рассовывает по пакетам. Пакетов получилось три. На шоколадном лице помощника сияет улыбка.
Девушка-кассир ласково замечает:

- Сто сорок пять долларов.

Я беспечно лезу в кошелек и обнаруживаю одну – всего одну – сотенную купюру и мелочь.

Щеки вспыхивают, голова под шапкой становится мокрой и начинает чесаться. Надо заметить, я тщательно экипировалась, планируя идти до магазина пешком по двадцатиградусному морозу.
От неловкости ситуации мой английский приобретает замысловатость. Я прошу прощения и признаюсь, что сделала ошибку.
Кассир не понимает, в чем именно ошибка. Белозубая улыбка помощника гаснет. Сын объявляет, что немедленно намерен строить дом из «лего».

Все чего-то от меня ждут.

Не в силах далее терпеть сауну на голове, я сдергиваю шапку, высыпаю содержимое кошелька на прилавок и изъявляю желание отказаться от части покупок.

Помощник принимается доставать из пакетов указанные мной товары, а кассир пересчитывает итог.
Сумма никак не хочет приближаться к приемлемой. За нами скапливается очередь.

Наконец, после изъятия пиццы с ананасами – которую, кстати, прихватила не я, а ребенок - счет становится таким, что мне даже вернули часть мелочи.

В отличие от российских магазинов, в «Ковальском» кассиры и их помощники стоят между кассами прямо рядом с покупателями из соседних очередей.

Покупательница из другой очереди – не понятно почему - вдруг начинает разговаривать с моим кассиром. До меня долетает слово «she», повторенное несколько раз.
Сын, оторвав от моего пуховика какую-то завязку, прекращает штурм и обреченно лезет в коляску. Я складываю похудевшие три пакета в корзину под сиденьем.

Тем временем происходит смена кассиров. Подходит новая, перекидывается парой слов с прежней и, оставшись одна, что-то говорит помощнику. Тот подает мне четвертый пакет.
Я в недоумении заглядываю внутрь. Там все добро, на которое у меня не хватило денег. Объясняю новому кассиру, которая, судя по всему, не в курсе:

- Я не могу это взять. У меня нет денег.
- Конечно, ты можешь,- говорит она.- Это твое. Бери это.
Collapse )

"Пора валить из этой страны…"

В середине 90-х был у меня один знакомый, подельник мой в оказавшемся очень коротким проекте. Вкратце: мы с ним вдруг возомнили себя продюсерами ниибаца и целый месяц таскали по России одну певицу ртом. То, что она - певица ртом, а мы - продюсеры, она же нас и убедила, причём отнюдь не ртом… Хотя рот тоже присутствовал… Короче! - Красивая была, чертовка! Но не об этом спич.

В общем, слепили афиши, назвали её бесхитростно как-то - типа Наташа Иванова (тогда была короткая мода на настоящие и простые имена и фамилии, коллективы и вычурная херь стала распадаться, а пели натальи гулькины и алёны апины).

В провинции вообще, по-моему, всем было похуй совершенно. Директора ДК так мне и говорили: придут люди - заебок. Не придут - не обессудь, ты мне бабок должен. То есть, грубо говоря, в каждой конкретной жопе мира мы играли в лотерею: насколько нашей горловой певицей мы real сумеем заинтересовать аборигенов, шоб они купили за сколько-то там рублей билет и притащили свою жопу в зал (в принципе, последнее было уже не обязательно, кстати).

Не скажу, что дело шло охуенно - не до культур-мультур было людям в середине 90-х в провинции.

Но я и не об этом рассказать хотел, а о приятеле своём, подельнике в этом проекте.

Не было интернетов, не было сообщества "пора-валить", не было ничего - а он готов был валить, когда это ещё не было мейнстримом! ))

Тогда было вот что: два города, рядом, в одном районе, одной области - могли отличаться друг от друга как Таджикистан от Германии.

В первый приезжаешь - а, дарагой, слюшай, я тожэ тваю певицу очен уважаю, только вот этому надо положить, вот этому занэсти, вот этому дать - уважаемый человек, да, слюшай! - ну и т.д. - всё по понятиям.

И всё равно потом проблемы. Фактически уезжаешь, понимая, что ты накормил и откатил тут всяким пидарасам непотребным, потом кое-как отбил это дело через билеты, заработав сверху три рубля (хорошо если!), которые ты честно делишь на троих, и каждый из консорциума смотрит на свой честно заработанный рубль в полном ахуе. За то ли боролись?!

В "германии" могло быть с точностью до наоборот: неожиданно всё в официозе, с тобой вдруг чуть ли не договор с отчислениями заключают, ещё чего-то, всё цивильно и официально, но и заебёшься бюрократию местную удовлетворять: тут тебе и разрешение от какого-то Москонцерта предъяви (которого мы в глаза и в Москве-то не видели и только от них узнали, что существует такая организация), и рекомендации от Минкульта покажи - в общем, пиздец и угар бюрократии. Боря (партнёр) все эти вещи намастырился изготавливать прямо в гостиничном номере, это несколько снижало себестоимость, но порой настолько попахивало липой, что приходилось опасаться за свои задницы.

Совок и Дикая степь. По соседству. А мы туда-сюда бегаем, не в силах понять, что лучше. Я, кстати, понял только, что оба варианта - хуёвые...
Collapse )