May 23rd, 2013

Ермолка.

В полдень мы (Шурик, Федор и я) сидели на балконе киевской хрущевки. Обстоятельно пили пшеничную водку и грустили. Причина грусти была весома: старина Шурик уезжал в Штаты развивать капитализм. Насовсем.
Закусывая напиток сельдью, я пытался смирится с фактом, что Шурик, он же Александр Михайлович, неожиданно оказался ни кем иным, как Аароном Моисеевичем, махровым евреем. Причем уже обрезанным.
-Так было нужно, пацаны. -оправдывался виновато Шурик. -Традиции.
-Долбоебизм. - резюмировал Федор. - У тебя, Шура, и так член маленький, так ты его еще подрезал, идиот.
-Я же только крайнюю плоть... хотите покажу? - Шура взялся расстегивать ширинку.
-Тьфу, бля! Застегнись, извращенец. - Я отшатнулся от вчерашнего друга. - Будешь неграм свой огрызок показывать. Нашел зрителей, йопт... и так водка в горло не лезет.
-Да-а-а, вот так дружишь сто лет с человеком, а он, падла, оказывается евреем и съебывает в Америку. -Федор налил еще по стаканчику. На каждом стакане была бумажечка с надписью "glass". Федя реально горевал: предстоял экзамен по сопромату и надежды на Шурика теперь рушились. - А че не в Израиль?
-Израиль? Ташкент для нищих. - Шурик отворил холодильник с приклееной на него бумажечкой "refrigerator" и достал еще один флакон водки. - Девяносто первый год на дворе, пацаны. Там нашим делать нехуй. К тому же у меня предки -отказники с семидесятых. Вот, только сейчас разрешение получили.
-Двадцать лет ждали?
-Ага. Не любят нас здесь. Щемят.
-А жить на что будете? Будешь там, как пупок на собаке: вроде имеется, но бестолку. Кому Вы там нахуй нужны, жиды сырецкие?
-Валдис, блять, у меня бабушка - известная партизанка.
-Куртизанка?
-Партизанка. В боевом отряде она фашистов вроде тебя уничтожала... -захмелелый Шурик достал из картонного ящика семейный альбом. На альбоме была бумажечка "album". Нашел страницу с фотографией бабушки и сунул мне в нос. Бабка была увешана медалями словно новогодняя елка. - Крошила немцев как сухую кукурузу. У нее орденов всяких - полная шкатулка...
-При чем тут бабушка?
-Не тупикуй, Валдис, америкосы за каждый орден офигенные субсидии дают. Там на ее пенсию могут четыре еврейские семьи жить в шоколаде. Вот так!

Я затосковал по далекой Америке еще больше. Моя бабушка не партизанила в лесах, я не был обрезан и мне, с моим арийским профилем, не светило ходить по Брайтон Бич с выбросом носка. Я оставался в этом криминальном, голодном и задристаном Киеве. Насовсем.
Collapse )

Самка

— Ты пойдешь вот так? Да тут же насилуют на каждом углу.
— Да, да, на каждом углу!… Но не каждый день.


к/ф "Васаби"


Нож, с противным хрустом, прорезал ткань куртки и дотронулся до кожи, холодным лезвием. Он прижал ее в темной подворотне к стене.
- Поняла? Настоятельно советую молчать. - Из его рта пахнуло гнилью и водочным перегаром.
- Молчу. - Она склонила голову.
Нетерпеливо Он зашуршал курткой, потом с визгом расстегнул ширинку.
- Приступай. - Приказал Он и надавил ей на плечи.
Кривой, маленький член с огромной веной закачался перед ее лицом.
- Вперед, шлюшка! - От возбуждения и страха у него задрожал голос. - Давай работай!
Она, покорно взяла правой рукой член и, крепко обхватила его пальцами.
- О, да! - Насильник уперся рукой в стену, широко расставив ноги.
В темноте подворотни, нельзя было увидеть улыбки девушки - плотоядный, хищный оскал, злой самки.
С хрустом маленькая, узкая ладонь повернула член вокруг оси.
Насильник охнул, и его дрожащие колени стали поворачиваться вовнутрь, он хватал ртом воздух. Дикая боль пронзила все его существо.
Девушка, быстро взглянув вверх, опустив голову, резко встала. Ее темя попало прямо в нижнюю челюсть насильника, от чего тот повалился на спину.
Он корчился на мокром, от мочи, асфальте, придерживая пах руками и тихо выл от боли.
Девушка подняла нож и подошла к насильнику.
Его полные ужаса глаза, уставились на нее.
- Что ты сделала, тварь?! - Он хрипел, не имея возможности кричать. - Ты понимаешь, сука, что ты сделала?!
- Прекрасно понимаю. - Она вновь улыбнулась.
Он, повернувшись на живот, попытался уползти от нее.
Девушка поискала глазами и подняла кирпич с земли. Увесистый кусок красного кирпича с силой упал на затылок насильника, и он затих.

- Ну чего ты так долго? - Муж открыл дверь и посторонился, пропуская жену в квартиру. - Сколько раз тебе говорить, если возвращаешься поздно, звони и я тебя встречу.
- Нет, не стоит. - Она прошла в ванную и долго мыла руки. - Ты сам на работе допозна. Наверное, только что приехал?
- Слушай, а чего это у тебя куртка порезана? - Донесся до Нее, встревоженный голос мужа.
- Попытались ограбить. - Она усмехнулась. - Спасибо баллончику, который ты мне подарил. Пшикнула и они убежали.
- Дина, - муж распахнул дверь в ванную, - что бы обязательно звонила, если возвращаешься поздно! Это не шутки! Могли убить, а то и изнасиловать!
- Ладно, Коль, буду звонить. - Дина мотнула головой и попросила: - Дверь закрой, я душ приму.

- И переходим к рубрике "ЧП". - Почти радостно верещал диктор. - Вчера, в районе Чащино, у мусорных контейнеров, рано утром было обнаружено тело неизвестного мужчины, с табличкой на груди - "Я насильник и убийца", написанный губной помадой. У мужчины отрезали половой орган, вследствие этого, мужчина скончался от большой кровопотери. Напомним, что это уже третий подобный случай, произошедший в этом районе.
Николай потянулся, зевнув, поцеловал жену в щеку.
- Видишь, Динка, вчера может быть он и хотел тебя убить. А ты шляешься после работы одна.
- Да нет, там малолетки были. Давай спать. - Дина повернулась на бок, спиной к мужу.
На ее лице блуждала хищная улыбка разъяренной самки.

© БеSпалева

Как всё устроено: Сотрудник «Почты России»

О том, как посылки сортируют

На почте ты можешь работать в двух разных структурах: либо в отделении заниматься приёмом/выдачей корреспонденции, либо работать в больших пересылочных пунктах, которых в Москве, кажется, четыре — туда посылки прибывают из разных стран и городов, их сортируют и распределяют по направлениям, там же сидит таможня, которая досматривает товары. Там, в общем-то, сердце почты.

Такой пункт — это много этажей разных цехов и много-много посылок, писем, открыток. Как таковых у нас нет даже складов. Представьте себе цех — огромное помещение размером с футбольное поле. Там сидит один отдел, там — другой, и по цеху несколько так называемых накопителей — это просто огороженные решёткой пространства 10 на 10 метров, куда почту вываливают, когда она прибывает. Грузчики, скажем так, не всегда относятся к посылкам бережно. Как-то раз я видела, как посылками играли в футбол. И это при том, что у нас везде камеры.

Но за всем не уследишь. Воровство посылок тоже случается. Воруют только технику, личные вещи никому не нужны, а вот iPhone — милое дело. Причём у них глаз намётан, они просто по весу, размеру могут определить, что в посылке. Хотя чаще воров всё-таки ловят. Нас ведь и при входе-выходе в отделения всегда охранники проверяют.

О том, почему посылки задерживают

Под Новый год посылки — везде: у тебя под столом, на столе, во всех углах лежат кучи нерассортированной почты, всякие мешки с надписями «С Новым годом!», красиво упакованные коробочки. Некоторые из них могут пролежать у нас несколько месяцев и дойти до адресата в мае, например. На кучи посылок грузчики иногда просто залезают — хорошо, если там не окажется хрупких вещей.

Причин задержек почты множество. Главная — то, что почты очень много. У оператора норматив обработать за сутки 600 посылок. Понимаете, что такое 600 посылок? Это 600 раз надо их взять в руки, отсканировать и отложить в кучку. Потом упаковать, утрамбовать и отправить на следующий этап. За такой работой люди проводят сутки. Просто представьте, что все посылки проходят через Москву. Даже если вы их посылаете из Китая на Дальний Восток, они делают такой зигзаг. Конечно, никто с такими объёмами не справится.

Ещё одна проблема — устаревшая техника. Например, весы. Каждую посылку после прибытия надо взвесить и сравнить с тем весом, что поставлен в месте отправления. Если вес не сошёлся, начинается расследование, долгие какие-то разбирательства — а на самом деле весы плохо работают. Компьютеры ломаются, сканеры не сканируют. Работники часто совсем не умеют пользоваться компьютерами. Много таких, кто видит их в первый раз в жизни: у нас много работают людей из деревень. Не умеют его включать, не умеют мышкой попадать в иконки.

О процедурах

Конечно, много идиотизма в процедурах. В одном нашем отделении посылки пакуют и перепаковывают, перепроверяют и сканируют три раза. Сначала, когда почта приходит, есть первичная обработка. Работники этого цеха проверенные посылки складывают на палеты — получаются такие квадраты два на два и в три метра высотой. Эти квадраты идут на таможню, где их разбирают, а потом снова собирают в квадраты. Потом вторичная обработка — то же самое. Представьте себе логику.

Ну и ещё — таможня. Часто в задержках виноваты не почтовики, которые работают круглые сутки, а таможенники, которые при погонах и поэтому ведут себя достаточно вальяжно. Таможня — предприятие не круглосуточное. Они в 19:00 уходят домой и сколько проверили посылок — столько проверили. Причём к ним не придерёшься. По закону они без объяснения причин могут продержать посылку три месяца.

О выдаче корреспонденции

Работая в службе сортировки и доставки, ты можешь подумать, что «Почта России» — это огромное, некомпетентное, неустроенное предприятие. Но если ты работаешь в отделении почты, сидишь за окошечком и принимаешь и выдаёшь корреспонденцию, ты перестаёшь так думать, ты начинаешь понимать, что «Почта России» — это вся Россия.

Вы привыкли ругать нерасторопных, невежливых операторов? Ну тогда послушайте, какие бывают клиенты. В 8 утра открываются двери и в наше царство заходит толпа разъярённых людей, они всегда орут, что очень спешат на работу. С этих криков начинается день. Когда наступает время оплаты коммуналки, в отделении начинается просто давка. Люди приносят за раз по 20 квитанций, как-то женщина принесла квитанции со всего подъезда (получилось где-то 80), пришлось убить на неё около 45 минут. При этом компьютерные программы постоянно виснут. Программы же настолько неудобны, что приходится шрихкод на квитанции несколько раз набирать вручную. Всё это сопровождается теми же недовольными комментариями, что всем надо на работу.

Об опасных случаях

Работала у нас женщина лет под 60 в посылочном отделе. В восемь вечера, когда мы уже закрывались и снимали отчёты, пришла молодая пара и захотела отправить по почте запчасти от машины. Естественно, им отказали. Их ярости не было предела — запчасть от машины полетела прямо в голову оператору. В результате наша сотрудница получила сотрясение мозга.

А ещё был случай в предпраздничный день: мы закрывались на час раньше, и к нам пришла подвыпившая женщина, которая хотела отправить перевод. Мы культурно ей объяснили, что отделение уже закрыто и отправить деньги она сможет только на следующий рабочий день. Пьяная женщина попросила книгу жалоб и начала писать, цитирую: «Я обратилась в отделение и получила грубое обслуживание и ужасающие комплименты от сотрудниц. Вы их по объявлению берёте? Или шлюх набрали на дороге?»

О плохих условиях и хороших клиентах

Обед у нас один раз в день в течение часа плюс технические перерывы по 15 минут каждые два часа. Бывают случаи, что операторы отходят на пару минут, а клиенты кричат, что в туалет надо ходить только в обеденный перерыв. А если у нас 12-часовой рабочий день? Как тогда быть?

На самом деле вы скажете, что в каких-то организациях, построенных по западному образцу, совсем другое обслуживание, и, наверное, это так. Только у таких вежливых операторов зарплата не 8 тысяч рублей в месяц, работают они не на такой технике и не располагаются в помещениях, которые 25 лет не ремонтировали. А идут работать на почту либо пенсионеры, либо молодые мамы, потому что им трудно куда-то устроиться. Стареньким очень нравится, что у нас полный соцпакет, да и график два через два для таких людей удобный.

Хотя я своим сотрудникам объясняю, что не надо ссылаться на маленькую зарплату. Всё от человека зависит, у нас есть женщина, которая всем хамит и всем говорит о своей зарплате. Я это не приветствую и нашла себе тех девочек в смену, которые сумеют вежливо и грамотно объяснить клиентам свои действия, почему задержка, чтобы те всё поняли. Вообще у нас очень дружный коллектив, мы друг другу помогаем и стараемся воспринимать сложные ситуации с юмором. И не все так уж нас не любят. Есть у нас, например, замечательный клиент, который приносит нам свежий хлеб с изюмом и мороженку. И ещё нам каждый месяц на протяжении года обещают, что всё изменится, и зарплату повысят, и технику привезут новую. Вот и работаем, ждём чуда, не увольняемся.

Как я поверил в бога

Шутки-шутками, а я иду в субботу на исповедь. И вот из-за чего.
Я живу в Казани и работаю с очень интересным человеком его зовут Антон по прозвищу Горин. Он когда-то занимался ролевыми играми на исторические темы, вот прозвище и осталось. Этот Горин очень верующий человек. Причём правильно верующий, без фанатизма и задротства. Зато хорошо поёт и голосиной своим зал на 120 человек перекрывает только так без микрофона.
И есть у нас в Казани улица Парижской Коммуны. Названа в честь французов-христиан, а на ней мусульмане окопались: мечеть Нурулла, куча мусульманских магазинов и, соответствующий народ тусится: бородатые, закутанные, а то и вовсе что-то в мешке с прорезями для глаз.
И вот встречаю я Горина на этой улочке. Он где-то там рядом работает. Стоим, общаемся. Тут рядом останавливаются двое - мужик бородатый в мусульманской ермолке и что-то в мешке, который паранджа. И мужик начинает громко на всю улицу что-то выкрикивать на каком-то восточном языке. Но не татарском - татарский я знаю. Ну, и выкирикивает что-то вроде: "Алла-бисмалла...".
Горин стоит-стоит, поворачивается в сторону ближайшей церкви, хоть её из-за домов и не видно... да ка-а-а-а-к заведёт... по всем правилам церковного пения:
- "Царю Небесный,
Утешителю Души истинны..."
И так с выражением...
Бородатый аж винтом крутанулся и - хляп задницей на землю! Тётка в парандже в стенку вжалась и - оба замерли!!!!
Горин допевает молитву, поворачивается к мужику, кладёт ему руку на плечо и так вкрадчиво, по-дружески начинает ему говорить: "Да воскреснет Бог, да расточатся враги Его..."
Вот честное слово, у бородатого рука ко лбу рефлекторно дёрнулась тремя пальцами!!!! Тут он явно опомнился, вскакивает, хватает свою бабу в паранже, и - дёру. Подскальзывается, падает на колено и - дальше дёру. Горин смотрит ему вслед и так флегматично заканчивает: "...и да бежат от лица Его ненавидящи Его. Вот так примерно. Это Россия. Это тебе не Аравия."
Перекрестился и - пошёл. И ни один бородатый на него даже не пикнул, хотя их полная улица была.
Это - Россия. Даже если она Татарстан.


© Rustem Kirsanov