May 14th, 2013

Хороший день в конце июня

Это был хороший день. Сергея Ефимовича утвердили директором «FWS Trade Russia&CIS» на новый пятилетний срок. Проголосовали единогласно, даже этот злобный юноша, член совета директоров от миноритариев. Сергей Ефимович считал его своим главным врагом, а тот выступил с позитивной и даже трогательной речью: люди, которых я представляю, безгранично доверяют… С ума сойти.
Сергей Ефимович ехал домой – в смысле, в свой загородный особняк. Ползли в пробке, хотя был понедельник. На заднем сиденье «Ауди-8» было удобно и прохладно. От водителя пахло хорошим одеколоном.
Сергей Ефимович достал айпад, посмотрел личную почту. Ничего, кроме двух поспешных поздравлений. Потом открыл свой ЖЖ. Он вел блог, где публиковал размышления по вопросам фондового рынка, а также забавные биржевые истории. У него было тринадцать тысяч подписчиков, больше, чем у иной газеты. Просто экономический гуру! Он сделал коротенький пост, что его только что вновь утвердили управлять FWS в России. Закрыл айпад, выглянул в окно – а там и пробка рассосалась, и уже выехали за МКАД.

На ужин была паровая котлетка с каким-то воздушным гарниром, и фруктовый мусс. Они с Ириной Николаевной выпили по глотку вина – в честь такого приятного события. Было восемь вечера. Хотелось посидеть на террасе, но приехала Наташа, машинистка: Сергей Ефимович диктовал книгу. Самому писать было лень, а в одиночестве говорить на диктофон – не получалось. А с Наташей выходило что-то вроде диалога, хотя она только кивала или, наоборот, поднимала брови.
Переодевшись в джинсы и тонкий, но очень просторный хлопковый свитер, он полулежал на диване, а Наташа со своим «макбуком» сидела в кресле напротив. Сергей Ефимович видел, что она в него безумно влюблена, и что она чудо как хороша, но он наслаждался сознанием того, что ему это неинтересно, ибо он влюблен в свою жену Ирину Николаевну, которая в свои сорок шесть была прекрасней всех.
Поработали часа два с половиной.
Он проводил Наташу. Поднялся на второй этаж. Уже почти одиннадцать. Он заглянул в спальню. Ирина Николаевна уже была в постели, что-то читала. Сергей Ефимович пошел в ванную, принял душ и долго смотрел на себя в зеркало и радовался, какой он подтянутый и мускулистый.
Была уже половина двенадцатого.

- Ты меня ждешь? – спросил он в темноте, увидев, как Ирина Николаевна выпрастывает руки из-под одеяла.
- Я тебя всегда жду, - она обняла его ласково и сильно.
Поразительная женщина. Ни с кем, никогда ему не было так хорошо. Вот и сейчас он превратился в фантазера-мальчишку, неопытного студента, отпускного солдата, изощренного сластолюбца – и всё одновременно, и всё как будто во сне, пока его не пробудил ее шепот: «Господи, какой ты у меня молоденький!» - «И ты совсем девчонка у меня», - прошептал он в ответ и лег на спину.
Спать не хотелось совсем.
Он тихонько встал. Она что-то пробормотала сквозь сон. Он нагнулся, поцеловал ее нежный висок. Накинул халат, вышел.
В саду было темно. Был волшебный кусочек июньской ночи. С левой стороны небо было еще розовое, с правой – уже слегка бирюзовое, а в середине темное, со звездами. Пел соловей. Пахли ночные цветы. Тонкий гравий шуршал под ногами. Воздух был весомый и вкусный, казалось – не дышишь, а пьешь дорогую минеральную воду. Вся жизнь казалась ясной и прозрачной. Как будто сложена из мягких, но хрустальных глыб: работа; дом; любовь; ребенок; книги. Куски счастья плотно пригнаны, иголку не всунешь. Будущее тоже кристально: сын подарит внуков; крупное выходное пособие от FWS; еще две-три книги; хорошее место на Троекуровском уже купили, рядом с могилой советского еще предсовмина.
Сергей Ефимович вернулся в дом, поднялся в кабинет. Открыл ноутбук. Письмо от сына из Филадельфии. Сдал очередной экзамен, умница. Какое у него хорошее лицо, открытое, доброе – какое счастье, когда есть такой сын! Такая жена, такая работа, такой дом и вообще такая жизнь.
Он открыл свой ЖЖ. Уже было три с чем-то сотни поздравлений.

Сергей Ефимович написал в новом посте:
«Дорогие друзья! Простите, что не могу ответить каждому лично! Спасибо вам огромное за добрые слова и поддержку!
ВАЖНО!!!
Мои похороны в пятницу, на Троекуровском. Если кто напишет: «Ах, как жаль, но я не смогу» - отфренд и вечный бан!))))»
Нажал «отправить». Встал, достал из сейфа серебристый «Магнум», прицелился себе в правый глаз. Глядя в черное жерло 44 калибра, подумал, что башку разнесет, и надо бы в сердце, чтоб в гробу лежать красиво, но вдруг захохотал:
- Да насрать! – и нажал спусковой крючок.


© clear-text

35 странных фобий

1. акрибофобия – боязнь не понять смысл прочитанного
2. арахибутирофобия – боязнь налипания орехового масла на мягкое небо
3. аулофобия – боязнь флейты
4. библиофобия – боязнь библиотек
5. вербофобия – боязнь слов
6. гадиофобия (иерофобия) – боязнь святынь и священников
7. гидрозофобия – боязнь вспотеть
8. графофобия – боязнь писать от руки
9. дейпнофобия – боязнь разговоров за обедом
10. дикефобия – боязнь справедливости
11. дорофобия – боязнь получать или делать подарки
12. итифаллофобия – боязнь созерцания и мыслей об эрогированном половом члене
13. каунтерфобия – боязнь испугаться
14. киберофобия (киберфобия) – боязнь компьютеров
15. кхорофобия (хорофобия) – боязнь танцев
16. лаханофобия – боязнь овощей
17. медомалакуфобия – боязнь потери эрекции
18. метрофобия – боязнь поэзии
19. миксеофобия – боязнь совершения полового акта из-за необходимости обнажить половые органы, прикоснуться к телу партнера
20. нефофобия – боязнь облаков
21. номофобия – боязнь остаться без мобильного телефона, без связи
22. номатофобия – боязнь имен
23. онейрогмофобия – боязнь ночной эякуляции
24. папафобия – боязнь папы римского
25. папирофобия – боязнь бумаги
26. пентерафобия – боязнь тещи или свекрови
27. плутофобия – боязнь богатства
28. ректофобия – боязнь не иметь стула
29. стазобазофобия – боязнь стояния
30. театрофобия – боязнь театров
31. уранофобия – боязнь рая, смотреть в небо
32. филемафобия – боязнь целоваться
33. филофобия (слово-то какое!) – боязнь влюбленности
34. хрематофобия (хрометофобия) – боязнь денег
35. эвфобия – боязнь хороших новостей

Почтальон

Егорка быстро спускался по лестнице. Ну, то есть как быстро? Вот закройте глаза, представьте, что вы мальчик 9 лет отроду, что впереди у вас визит к деду, мама просила, а потом – свобода и аж до темна можно гасать с пацанами. Закрыли? Представили? Откройте теперь глаза. Вокруг вас – ваша повседневность, на плечах у вас незримо лежат годы, а на лице, и не пытайтесь ее скрыть, грустная полуулыбка. Впрочем, никто не мешает вам снова полуприкрыть глаза и позволить измусоленной душе искупаться в воспоминаниях. В детстве. В сказках. В легендах.

Егорка любил делать так. Закрываешь глаза, прыгаешь вниз, приземляешься, открываешь глаза, жмешь на кнопку открытия замка подъездной двери и… Ты на улице! Как боец спецподразделения прямо!

Правда, сейчас вот так вот ловко не получилось. Он едва не сшиб в полете какого-то странного мужчину в темно-синей форме. Странного такого мужчину, с явной проседью в волосах, с серебряной розой на цепочке, что повисла на запястье и внимательным взглядом.

- Простите, - глянул Егорка быстро вверх, снова устремляясь вперед, на улицу.
Человек посмотрел ему вслед, усмехнулся и продолжил подъем.

В городе раздавался заливистый смех озорной весны, что под ручку со старшим братом Лето, гуляла по городу. Каштаны светились ярко свечами, от асфальта шел уже летний жар. Егорка быстро проскочил двор, пошел к остановке. По дороге его пару раз окликнули, но он не остановился. Занести деду денежку от мамы, забрать толкушку для пюре, и только потом можно будет гулять.

Он вышел на Косвенной, свернул к деду во двор.
- О, Егорка! До деда забежал?
- Ага.
Егор поздоровался с сидящими во дворе картежниками.

И… Вдруг остановился. Повернулся и посмотрел еще раз на мирно сидящую компанию во дворе. Этого дядьку он же чуть не сшиб, когда из дома выбегал?! За спиной Андрюхи Молдавана стоял тот самый незнакомец, что встретился ему в подъезде его дома. Вот он подошел ближе к Андрею. Положил руку ему на плечо. Тот поежился и дернул плечом, словно бы норовя скинуть чужую руку. А потом…
Потом он словно бы раздвоился. Вот сидит Андрей Молдаван за столом, смотрит, что у него в картах и с чего ему сейчас пойти. А вот полуобернулся Андрей Молдаван и смотрит на незнакомца. Тот же в ответ на взгляд вытягивает из-за пазухи длинный узкий конверт, протягивает тому Андрею, что полуобернулся. Потом откуда-то из воздуха берет большой журнал, разворачивает его к Андрею. Тот расписывается в нем.
Collapse )