May 4th, 2013

Тигрица и гиена

"Инстинкт и разум — признаки двух различных сущностей."

Блез Паскаль


- Людочка, солнышко, - опер Трофимов сидел на корточках перед миловидной, но испуганной девушкой. - Подумай хорошенько. Умысла не было, понимаешь? Не было!
- Нет! - Резко отвергла девушка, названная Людой. - Я специально.
- Олежка, - старший дознаватель, Салматова, позвала Трофимова. - Пойдем-ка, Олежа, друг ситный, покурим.
Поскрипывая по старому, рассохшемуся паркету подошвами служебных ботинок, опер и дознаватель вышли в коридор.
РОВД пустел. Пробегали испуганной ланью понятые; неслись опера, на ходу пожимая руку Трофимову, остававшемуся дежурным.
- Слушай, друг мой, - Салматова глубоко затянулась и стряхнула пепел прямо на паркет. - Если эта красавица так и будет стоять на своем, я так и запишу в протокол.
- Ленуся, - Трофимов включил все свое мужское обаяние. - Куда нам торопиться? Материал все равно только завтра сдавать. Пусть посидит ночь, подумает. Ты, Ленуся, женщина, мало того, что красивая, еще и умная, а она дуреха молодая. Дай мне время, жалко ее.
- Эх, Олежа, умеешь ты с бабами говорить. - Засмеялась Салматова, лукаво поглядывая на Трофимова.
- Ленка, если сегодня, тьху-тьху-тьху, все спокойно будет, - Олег суеверно сплюнул через левое плечо, - у меня в машине конфеты, шампанское есть.
- Да ну тебя! - Салматова рассмеялась и распахнула дверь в кабинет. - Пошли, гусар!

Люда сидела, все так же собравшись в комок, на стуле и беззвучно плакала.
Салматова зашла по-хозяйски широким шагом в кабинет и села за стол.
- Ну-с, голуба моя. Давай еще разок?
Люда молча, кивнула головой в знак согласия.
- Третьего марта, ты с дочкой была дома. Так?
- Да. - Подтвердила Люда.
- Потерпевший был в состоянии алкогольного опьянения?
- С утра литр выжрал, сссука. - С ненавистью сказала Люда.
- Не выражайся. - Сказал молчавший до того Олег.
- Извините. - Смутилась Люда.
В кабинете повисла тишина. Трофимов взглядом показал Салматовой - "мол, видишь, не наш клиент, извиняется даже за мат."
Салматова согласно кивнула, поджав губы - жаль девчонку, но и себя подставлять нельзя.
- Потерпевший был в неадекватном состоянии? - Задала следующий вопрос дознаватель.
Люда вместо ответа вдруг разревелась.
- Все, товарищ майор, - резюмировал Трофимов, - вызывай конвой.
Подняв трубку старого внутреннего телефона, Салматова вызвала дежурного.
Девушку увели в камеру.
- Расклад такой: или аффект и "трешка" условно, или "умысел" и "пятнадцать" по рогам! Значит так, Олежа, если ты ее к утру не болтаешь, знай: ты мне друг, но погоны я пока снимать не хочу.
- Само собой, красавица. - Олег широко улыбнулся.
- Не "само собой", а что б как по маслу, иначе протокол с показаниями разойдется, а, если это случится, нам с тобой - выговор минимум! - Салматова томно потянулась и зевнула так, словно показывая возможности своего рта, добавила: - В общем, давай к ней в камеру пару проституток поноровистей, чтобы объяснили ей "что к чему". Да и лярв подбери покультурнее и посимпатичнее. Ага?
Трофимов кивнул.
- Тогда ладноть, Олежка, я в своем кабинете буду.
Она решительно поднялась и одернула китель.
- А с шампанским до полуночи не торопись. Лады?
- Так точно! - Вытянулся в "струнку" Трофимов.
Collapse )

Краткий курс потребительства. Узнай себя

1. Кредитные карты.

Петя Клюшкин получает 30 тысяч рублей в месяц. Также у него есть несколько кредитных карточек с общим долгом в 100 тысяч рублей. За обслуживание этого кредита Петя ежемесячно платит банкам десять процентов от своей зарплаты: три тысячи.

Получается почти церковная десятина. Если бы Петя поклонялся Золотому Тельцу, его бы, возможно, такая ситуация и устраивала бы. Однако Петя молится иным богам, а свои банки тихо ненавидит за ежемесячное вымогательство денег.

При этом потихоньку выплатить кредит и перестать выплачивать дань ростовщикам Петя не может. Во-первых, его плотно держит на крючке такой прием как "минимальный платеж": если Петя перестанет тратить деньги с кредиток, ему придется в течение нескольких месяцев жить на половину зарплаты, чего он себе позволить не может.

А во-вторых, вокруг столько соблазнов, столько вещей-которые-можно-купить-за-деньги… Что Петя не видит иного выхода, кроме как продолжать год за годом кормить жирующие на его беде банки.

Забавный факт: Петя давно уже мечтает о собственном бизнесе, при этом рентабельность в тридцать процентов годовых его более чем устроила бы. Однако организовать абсолютно железный гешефт – выплатить банкам долг и начать класть проценты по кредиту себе в карман – Петя не может. Матрица не пускает.


2. Автомобили.

Коля Пятачков любит автомобили. Раньше он ездил на метро, потом скопил денег на жигули. Сейчас перемещается на взятом в кредит лансере. Денег у него в обрез, часто приходится экономить на самом важном, типа отпуска или врачей. Но жизни без своего автомобиля Коля уже не представляет.

Ему надо отдавать кредит за машину, расплачиваться за втюханное дилером дополнительное оборудование и несуразно дорогую страховку. Ему надо решать кучу мелких проблем с парковкой, с царапинами, с заменой расходников и с гарантийным ремонтом. Ему надо раз в сезон менять резину и три раза в неделю заливать себе полный бак.

Коля, в принципе, не жалуется. Каждый отдельный денежный впрыск в машину вполне посилен. Вот только если бы Коля тщательно подсчитал стоимость владения своим сокровищем, он бы выяснил, что узкоглазый четвероколесный друг ежемесячно пожирает треть его зарплаты и половину его свободного времени.

Мог бы Коля купить себе вместо Лансера старую добрую Ладу Зубило, чтобы не заморачиваться вообще ни КАСКО, ни ржавчиной/царапинами, ни дорогими запчастями? Чтобы бросать машину где угодно, и чтобы чиниться за мелкий прайс в хорошем сервисе рядом с домом, без бумажной возни и без очередей?

Наверное, мог бы. Но если вы скажете Коле, что он выбрал себе машину не по уровню, Коля даже не будет посылать вас в задницу с вашими советами. Коля просто сделает удивленные глаза и покрутит пальцем у виска.


3. Недосып.

Оля Головоластная спит по шесть часов день. Иногда – по пять часов. Проснулась, хлопнула кофе, и давай суетиться до самой ночи.

Другая девушка на ее месте давно бы уже задумалась о том, что как-то неправильно живет. Но Оля вот уже много лет не высыпается, и думать она уже давно отучилась. Когда у Оли выпадают свободные полчаса, она наливает себе очередную чашку какой-нибудь бодрящей бурды и… садится тупить. Смотрит телевизор, втыкает в Интернет, просто глядит осоловевшими глазами в стену и гоняет по кругу пустые мысли.

Со стороны кажется, будто выйти из этого порочного круга очень просто. Надо просто взять себе за правило нырять под одеяло ровно в двенадцать ночи. Пара недель восьмичасового сна, и Олю будет не узнать. Она станет спокойной и доброй, перестанет гавкать на людей и начнет все успевать.

Но… чтобы в ритме вальса переделать все дела к одиннадцати вечера надо совершить над собой некислое волевое усилие. А на такое усилие сонная Оля, увы, не способна.

Невыспавшаяся Оля будет ежедневно тратить несколько часов на разного рода бессмысленную ерунду. Из-за этих потерянных часов Оля будет ежедневно ложиться не в двенадцать, а в два. А в восемь утра – хочешь или не хочешь – ей придется невыспавшейся вставать и копытить на работу.
Collapse )

Ежи, девушки и холодильники

Оля нарисовала для меня ежа. Ёж в Олином исполнении выглядит как хомячок, утыканный стрелами, на манер святого Себастьяна, у него пухлые розовые щеки и нос картошкой, в глазах невыразимая мука. Несмотря на очевидные страдания и потерю крови, ёж не теряет присутствия духа, пытается улыбаться и вообще выглядеть оптимистом, насколько это возможно, когда у тебя из спины торчат два или три десятка острых палок.

На руках у ежа красные варежки, Оля утверждает, что так выглядят ежовые рукавицы. В левой руке у него бутылка «Фанты», в правой паспорт, на паспорте написано имя: Йошь. Не подумайте, что Оля безграмотная девушка, способная сделать четыре ошибки в слове из двух букв, просто у нее так выражается чувство юмора. У Оли высшее образование, если возникнет нужда, она сумеет написать без ошибки не только ежа, но и законспектирует полный список лесной фауны, включая кабаргу и поползня. Я был знаком с девушками, которые не знали разницы между пирамидой Хеопса и пирамидой Маслоу, так вот — к Оле это не относится. Ее кругозор очень широк, она с легкостью может рассуждать о чем угодно, начиная с ежей и заканчивая эффектом Доплера, разговор с Олей может плавно перетечь с обсуждения колготок на литье пуль. Я не знаю, откуда ей известна такая уйма вещей, она только хитро улыбается и говорит:

— Я старая мудрая черепаха, об мой панцирь еще Герцен папиросы тушил. Я все повидала в жизни. Слушайся меня, малыш. Я тебя научу гимн Российской Федерации мяукать.

Что касается правописания ежей, Оля утверждает, что она тут ни при чем, ежу так написали в паспортном столе, а если кого-то не устраивает, пусть идет туда и разбирается. Оттачивать остроумие на ежах легко и приятно, и Оля этим пользуется.

С тех пор, как Оля поселилась в моей квартире, я боюсь заглядывать в холодильник. Раньше я не открывал его вообще, потому что заглядывать в холостяцкий холодильник — все равно, что заглядывать под кровать, съедобные вещи могут туда попасть только случайно. Когда Оля впервые пришла ко мне в гости, первым делом она заглянула в холодильник.

— Ты то, что ты ешь, — пояснила она. — Хочу поближе познакомиться с твоим внутренним миром.

Мой внутренний мир на тот момент составляли две головки чеснока, кусок сыра и полкило картофеля. Я пытался соврать, что духовное во мне доминирует над плотским, и нельзя судить о душе по содержимому желудка, но Оля, кажется, не поверила.

— Иди в магазин, духовная личность, — сказала она. — Купи помидоры, лук и что-нибудь для души, например, курицу. А я пока почищу картошку. Устроим вечер воспоминания рецептов.

Тот вечер, кстати, удался. Совместными усилиями мы приготовили картошку под сырной шапкой, и слопали, разговаривая о внеземных цивилизациях, шерстяных носках и перспективах рыбной ловли на Мальдивах. Очень увлекательные темы для беседы, рекомендую.

Так вот, к чему я все это говорю. С тех пор в холодильник стало страшно заглядывать, в нем всегда что-нибудь есть. Самое драматичное здесь то, что я не всегда уверен, можно ли употреблять в пищу то, что мне приглянулось. На прошлой неделе, например, там появилась баночка с чем-то, персикового цвета, пахло очень вкусно, оказалось, что это крем для пяток.

— А я уже собирался попробовать, — сказал я Оле.

— Пробуй на здоровье, — разрешила Оля. — Он дешевый, я еще куплю. Для хорошего человека никакой дряни не жалко.

В общем, я считаю, мне повезло с Олей.

Прежде никто не рисовал мне ежей и не разрешал лопать крем для пяток. Никто не спорил со мной о том, как правильно носить шерстяные носки, никто не прилеплял к продуктам в холодильнике бирок: «Мурло копченое, 1 кг».

Страшно подумать, чего я был лишен долгие годы.

Как я раньше жил?..


© Алексей Березин