March 13th, 2013

Ежели в одном месте чего прибавится...

Знакомая недавно родила. Кормит грудью. Жалуется, что ребенок плохо ест. Сосет вроде активно, но когда она его взвешивает до и после кормления, то разницы почти нет. Интересуемся методикой взвешивания. Поясняет:

- У меня специальных весов для младенцев нет, но есть японские напольные, очень точные, погрешность до 10 граммов. Беру его на руки, встаю на весы, записываю цифру. Кормлю, опять беру на руки и встаю на весы. Цифра та же самая, ни грамма не прибавляет. А должен минимум 100 г высасывать.

Я, в некотором обалдении:
- Э... а ты про закон сохранения массы слышала когда-нибудь?
- Про что?
- Неважно, проехали. Попроси мужа, пусть он взвешивает.
- Хорошо. Хотя не понимаю, как это поможет.

Помогло. На руках у мужа ребенок резко начал прибавлять в весе.


© gostrov

Бытовушечки

А вот было дело, помню. Лет пятнадцать назад, или поболе. Сидим вечером с мамой на кухне: мама радио слушает, а я мыслями мучаюсь. На предмет того: хорошо ли я приныкала мятую пачку сигарет L&M в кармане старого папиного пальто, или мама сейчас радиоволн наловит, и в резонанс с мыслями моими попадёт. А это чревато пиздюлями. В общем, я мучаюсь, мама Газманову подпевает, и тут вдруг с припева про путану сбивается и говорит: Лида, пойди, ведро мусорное вынеси.
И на часы смотрит. Мама у меня женщина суеверная. Забыл что-то дома, вернулся – язык в зеркало покажи обязательно. Или же вот: когда мимо соседки бабки Кати проходишь – фигу в кармане скрути. Всем известно, что бабка Катя сглазить может как нехуй делать. Или еще: кашу надо всегда доедать, а то муж будет украинцем, и конопатым до кучи. Кстати, святая правда. Всё именно так и было. Ну вот, мама на часы смотрит: шести часов еще нет, значит, можно мусор выносить бесстрашно. В шесть ноль пять это уже преступление – мусор вынести. И плохая, разумеется, примета.
А мне очень сильно влом мусор выносить. Хоть в пять, хоть в шесть. И я ныть начинаю: мол, вот пойду я щас с ведром в подъезд, где какая-то сука жадная лампочку выкрутила, а там на меня негр нападёт. Негр-наркоман из университета дружбы народов. Мама сурово радио выключила и говорит: Какой негр? В нашем Отрадном с восьмидесятого года никаких негров не было. Да и в восьмидесятом, впрочем, тоже. Так, вьетнамцы изредка забредали с Огородного проезда – там у них общежитие. Да и тех наши местные гопники убили уж давно. Так что вот тебе, Лида, ведрище, и дуй его опустошать.
Делать нечего, пошла. Пошла с ведром, и пропала. Пять минут меня нет, десять… Тут уж материнское сердце застучало, заволновалось: доча сгинула! Да и ведро новое было, жалко же. Мама ноги в тапки – и на лестницу бегом. А там я стою. С ведром и с негром. У родительницы сразу и резко дефицит кислородный приключился и помутнение в глазах. Думала, чудится. Но нет. Лида, ведро, и негр. Практически картина Никаса Сафронова.
Потом-то я маме рассказала, что негр случайно подъездом ошибся. Шёл, кстати, к наркоманам в седьмой подъезд, а зашёл в мой. А там я стою: красивая, с новым ведром, на лице – уверенная мыслительная деятельность. Я ж всё о сигаретах переживала. Тут кто угодно влюбится, не только барыга-негр. В общем, подружились мы с ним. Он мне про Никарагуа рассказал, а я ему про других наркоманов, из пятого подъезда. Туда тоже зайти можно. Но больше мы с ним так и не встретились, потому что мама с тех пор никогда больше не посылала меня ведро выносить.


И вот тоже еще мемуар. Лет двадцать тому назад это было. Мне, соответственно, четырнадцать, и я на даче. В дедушкином доме, в прыщах и в мыслях о предстоящем свидании. Для четырнадцатилетней девочки свидание, сами понимаете, дело серьёзное и зыбкое. Особенно, если ты вся в прыщах как Ющенко, а кавалер как-то неуверенно вчера сказал: ну, я завтра, может быть, зайду…
В общем, я всё же надеялась, что он зайдёт, поэтому усиленно наряжалась в фиолетовые лосины и зелёную майку. За полчаса до прихода храброго юноши Вани, я вышла на улицу, и уселась ждать его под старой вишней. Под вишней, надо сказать, еще две грядки с клубникой было. А что вы хотели? Шесть соток же, и не Барвиха. Где свободный сантиметр земли есть – туда надо клубнику посадить, и укропу. Так считал мой дед, а он умный был человек. Ветеран и пенсионер. В общем, я под вишней сижу, а где-то там ещё ниже кто-то копошится. В укропе или в клубнике – не суть важно. Копошится-копошится, и вылезает. Смотрю: сестра моя десятилетняя. Руки в грязи, лицо в земле, в ушах укроп, в ладошках жёлтая пластмассовая чашечка из игрушечного сервиза. И она мне эту чашку под нос – на! Я автоматически голову одёргиваю, спрашиваю: что – на? А она говорит: а ты попробуй! Это сок мишек Гамми.
Сок мишек Гамми, блять. Американцы всё же умеют зомбировать детей. Сок мишек Гамми сестра изобретала вот уже три года. Что она только не смешивала: и песок с сосисками и манной кашей, и молоко с плавленным сыром, в банке из-под шпрот, и всё не то. Трёхметровые прыжки вверх так и не получались. И вот она мне, значит, кружечку свою под нос снова суёт: попробуй. Я принюхиваюсь: не воняет ничем, аж странно. И цвет приятный. И клубникой пахнет. Ну, думаю, похоже, в этот раз она клубники с чем-то намесила, можно и уважить младшенькую. И даже, наверное, постараюсь попрыгать максимально высоко – пусть радуется. И выпиваю залпом всю кружку.
Запоздало приходит ощущение, что вначале было б неплохо и поинтересоваться остальными составляющими этого адского зелья. Ибо я за секунду успела уловить и вкус зубной пасты, и маминой губной помады, и чего-то такого неуловимо-знакомого, но несъедобного. Впрочем, пока меня крючило, младшенькая честно рассказала, что в кружечке была клубника, зубная паста, мамина помада, дедушкин крем для бритья с витамином F и стиральный порошок Лотос. Прыгать от этого сока я должна просто чудовищно высоко. Всем на зависть.
Я и прыгала, чо. Как кенгура австралийская. В один прыжок – сразу все шесть соток по диагонали, до туалета. И там я тоже прыгала чудовищно высоко, и даже вверх. До самого утра. Сок был отличный, с составом Маня не ошиблась.
А Ваня так и не пришёл, сука. Наебал.


А еще как-то раз поехала я в Турцию отдыхать. Английского не знаю вообще. Но когда русских людей останавливал языковой барьер, да ещё и в Турции? В общем, поехала. Первый день оглядывалась-привыкала, на второй пошла окрестности изучать и рахат-лукум жрать в прибрежных забегаловках. Хорошо, что там меню с картинками было, я в него пальцем потыкала – меня, вроде, поняли. Принесли три таза с чем-то. Стоят, улыбаются. Наверное, им интересно: как в бабу весом пятьдесят пять кило влезут эти три таза еды. Ну и напрасно они стояли. Канешна, оно в меня не влезло. Поковырялась там-сям, и думаю: как им сказать, чтоб они свои тазы уносили уже? Думала-думала, и как заору «Я финиш!» Полтурции сразу обернулось почему-то. Смотрят: кто там кончил так громко. А официанты, как мне показалось, молчаливо требуют объяснений. Люди ж восточные, ну. Щас подумают еще, что мне их еда не понравилась, и на органы продадут. И я так руками в стороны развожу – ну, чтоб им понятно было, и говорю «Кинг Сайз! Очень дохуя у вас тут навалено, поэтому я финиш. Андестенд?»
По-моему, поняли меня вообще неправильно. Ржали в голос. Обнимали меня и целовали. Плакали даже. Денег вообще не взяли, клянусь! Подарили красивую зажигалку, сказали «Рашен гёрл! Москоу, водка, Ленин, кагдила-нормально» и сказали, чтоб я еще приходила.
Но я две недели лишний километр наматывала, лишь бы мимо того кафе больше не проходить. Ужасно неудобно вышло.
Учите английский.


Ну и напоследочек еще.
В девяностых это было. Июль месяц, жара, а я дома сижу, с пузом и с вентилятором. Рожать мне через две недели. Минуты уже считаю, сил никаких нет — лишних тринадцать кэгэ на себе таскать, и три из которых еще шевелятся в тебе днём и ночью. Компанию мне составляет такая же беременная Ершова, с точно таким же пузом, но рожать ей уже через неделю. Поэтому она выглядит счастливее меня раза в четыре. Но в целом нам жарко и тяжко. И супруг мой еще ремонт косметический затеял: ободрал все обои в комнате, выдрал из стены электророзетку, которая, как во всех нормальных совковых жилищах, была посередине стены, и выдрал её основательно: в стене получилась сквозная дырень, в которую очень хорошо было видно комнату младшей сестры. Вернее, было бы видно, если б у меня было желание в ту дыру вообще смотреть. А желания не было. А у мужа не было желания клеить обои. Сначала было, а потом прошло. Дырку на стене пришлось завесить бохатым ковром с психоделическим рисунком, и ждать, когда у мужа снова проснётся желание клеить обои. Вот и сидим с Ершом в комнате с ковром, смотрим на него уже часа три, и я, например, уже стала видеть в нём VII съезд ЦК КПСС с Брежневым. Тут дверь в нашу комнату для медитаций открывается, входит моя сестра, и просит у нас обручальное кольцо. Хоть одно. Говорит, гадать собралась. Причём, срочно. Важный какой-то там у неё вопрос к Высшим силам, от которого зависит и судьба сестры, и судьба её подруги Наташи, которая вон там за Машкиной спиной маячит смущенно.
Я чота пожадничала, и кольцо зажала. Обручальное кольцо никому давать нельзя, так моя мама суеверная всегда говорит. А после истории с негром я уже во всё готова поверить. Ершова-то добрей меня оказалась, дала девкам кольцо. Пусть, говорит, взгаднут. Жалко что ли? Девки кольцо взяли и ушли. А я дальше уселась на Брежнева смотреть. Тут Ершова меня за плечо – цап! Чо сидишь, дура? Снимай уже свой тряпочный портал в пятое измерение – там дырка у тебя! Давай позырим как девки гадать будут?
Ну, давай позырим, канешна. Ковёр сняли, у дырки уселись, смотрим. В комнате у Машки темно, свечек понатыкала везде, для пущего антуража, на столе стакан с водой, а над ним Машка стоит, кольцом на веревочке над стаканом болтает рукой дрожащей. В углу Наташа скрючилась, одни глаза торчат как перископы, и запах сероводорода. Не иначе, Машка своим стаканом вход в преисподнюю пробила. И вот она с кольцом этим стоит, и таким трупным голосом стонет: Колечко-колечко, скажи нам с Наташей Калининой, мы с ней выйдем замуж за Иванушек Интернешнл?
Я даже заржать не успела. Ершова меня от дырки отпихнула, ладошки ковшиком сложила, и в ту дырку как завоет: НИИИХУУУУУЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯЯ!
Ну и всё, собственно. Девки заорали, Ершова ржёт, а я рыдаю. Прям натурально слезами. Диафрагма, чую, в клочья уже. А еще чую, что Скорую пора вызывать: две недели я теперь точно не дохожу. Воды отошли. Досмеялась.
В роддоме потом врач, который роды у меня принимал, каждый день в мою палату делегацию коллег приводил, и говорил: ну-ка, Лидка, расскажи им про дырку и иванушек! Врачи смеялись, но не рожали. И то хорошо.
А ремонт надо делать вовремя.

© Мама Стифлера

Объяснительная вежливого человека

Я, ФИО, двигался __.__.2013 года в__.__в сторону пр.Красной Армии на скутере Gilera Fuoco 500. Правил не нарушал, за дорожной ситуацией следил.
На перекрестке с ул.Бероунская неожиданно для меня и прочих участников ДТД на красный свет выехал а/м Hummer черного цвета без должным образом установленного госномера. Я, земетив опасность и избегая ДТП был вынужден в торможении выехать на полосу встречного движения, где и остановился на обочине.
В процессе торможения, маневра и остановки услышал сильный удар сзади. Обернувшись увидел, что а/м Hummer ударил следующий со мной в одном направлении а/м Suzuki Jimny госномер ______, практически оторвав ему капотное пространство. Заметив за рулем пострадавшего а/м Suzuki Jimny девушку, я отправился оказывать ей возможную первую помощь.
Подойдя к машине я заметил ребенка в детском кресле на заднем сидении. Я открыл багажник пострадавшего автомобиля, через него достал ребенка (мальчик лет 4 примерно), взял там же знак аварийной остановки, установил его и через окно водительской двери помог выбраться наружу девушке-водителю.

Препроводив ее и ребенка на обочину и убедившись, что они серьезно не пострадали, я попросил водителя а/м Mitsubishi Airtrek госномер______, который тоже остановился для оказания помощи, вызвать Скорую Помощь и ГАИ. Далее я подошел к а/м Hummer исключительно с целью убедиться, нужна ли его водителю моя помощь. В открытое окно данного а/м я увидел двух лиц, прибывших явно из южных регионов. Об этом свидетельствовала темная кожа, курчавые жесткие волосы и характерные черты лица.
Я предположил, что передо мной находятся заблудившиеся испанские туристы и дружелюбно спросил на их родном языке, не заметили ли они красный цвет светофора — Al huele pido rosa? (Испанский язык я изучал в школе при посольстве СССР в Мадриде, где водителем работал мой отец).
В ответ водитель а/м Hummer через открытое окно своего автомобиля ударил меня левой рукой в область головы. Так как шлем, в котором я обязан ездить по ПДД я на этот момент не снял, то удар пришелся по нему. Именно этим я объясняю сломанные 4 пальца на его левой руке. Далее он выскочил из машины и нанес так же в район головы удар правой рукой. Именно этим я могу объяснить перелом ее в районе лучевой кости.
Выскочивший затем из этого же автомобиля пассажир нанес мне удар каким-то тяжелым предметом по спине, я с ним в единоборство вступать не стал, а просто аккуратно положил на асфальт и как законопослушный гражданин принялся ждать прибытие наряда ГАИ. Каких-либо повреждений он мне не нанес, так как под курткой я был одет в мотоэкипировку, в просторечии более известной как «черепаха». Его сломанный нос и сломанную челюсть могу объяснить тем, что подушки безопасности в момент удара а/м Hummer о а/м Suzuki Jimny не сработали и он поранился о переднюю панель автомобиля.
О разорванном в клочья служебном удостоверении Помощника Депутата Махачкалинского Совета Депутатов на имя… ФИО...., я ничего сообщить не могу, так как мне это не известно. Так же мне не известно, как порванное служебное удостоверение могло оказаться во рту и пищеводе водителя а/м Hummer.
Что-либо сообщить о собравшейся вокруг места ДТП группе граждан на мотоциклах и скутерах не могу, так как я совершенно не знаю этих людей.
Так же мне абсолютно ничего не известно о том, кто порезал все колеса а/м Hummer, кто проткнул его крышу ломом, кто разбил все стекла и порезал кожаный салон, тем самым приведя его в негодность, и уже упомянутым ломом разворотил и так поврежденный капот и повредил двигатель.
Правдивость моих слов могут подтвердить свидетели и участники ДТП, например водители а/м Mitsubishi Airtrek госномер______ и а/м Suzuki Jimny.
Дата __.__.2013г. Подпись_________(___________)

Шрамы

- А это что у вас за шрамы? Что за операция была?
Идет утренний обход, и черноусый заведующий хирургическим отделением, в синем халате и синей же шапочке, внимательно рассматривает оголенный солидный живот крупного мужика, лежащего вторым от окна. На табличке, прикрепленной к спинке его кровати, мужик значится как Владимир Петрович К. (пусть будет для краткости ВПК).
А на первой от окна койке, то есть рядом с ним, табличка обозначает присутствие на ней другого Владимира Петровича, только Ж. (ну, этот у нас будет, соответственно, ВПЖ). Но табличка есть, а ВПЖ нет.
А, вот он и идет, вернее ковыляет мелким гусиным шагом, слегка откинувшись назад, иначе пузырь живота заставит клюнуть его носом в пол. ВПЖ уже 66 лет, у него атеросклерозом поражены артерии и более мелкие сосуды конечностей, потому ему очень трудно передвигаться. Дальше будет еще хуже, хотя он и регулярно капается в больнице два раза в год. Потому что ВПЖ не хочется отказываться от курения, а это никотин спазмирует, схлопывает сосуды, и кровь плохо поступает к тканям. Здесь недалеко и до гангрены.
ВПЖ, сдерживая дыхание, чтобы врач не уловил запаха табака, пробирается к своей кровати и с пыхтеньем усаживается на нее.
- Так что это за шрамы? – повторяет свой вопрос врач.
- Ножевые ранения были. Пять штук, - нехотя говорит ВПК.
- Ясно, - резюмирует врач. Он профессионал, и узнав происхождение этих шрамов, теряет к ним всякий интерес. А вот я бы послушал, за что это моего сопалатника так издырявили.
Пощупав живот и вытирая руки протянутым ему медсестрой влажным полотенцем, врач говорит:
– Ну, вот и мы вам добавим шрамчик. Готовьтесь, завтра проопериуем.
ВПК угодил в нашу шестую палату (не ждите никаких аналогий с персонажами знаменитого чеховского рассказа – просто наша палата действительно шестая) с грыжей. Говорит, купили новую квартиру на Солнечном, перетаскивал мебель, тут она и вылезла.
Она и раньше была, но ВПК как-то управлялся с ней, укрощал грыжу бандажом, сам вправлял ее обратно, когда слишком выпячивалась. И продолжал бригадирствовать в своей строительной бригаде. Ему под шестьдесят, он ростом куда выше среднего и весит, по собственному признанию, 115 килограммов.
Врач между тем, оставаясь в этом же проходе между койками, повернулся теперь уже к ВПЖ.
- А вы что, Владимир Петрович, так и продолжаете курить? – укоризненно говорит он, пожимая руку ВПЖ (что означает – они хорошо знакомы).
- Да уже меньше, - конфузливо отвечает ВПЖ и отводит глаза.
Врач разочарованно машет рукой и делает пару шагов к соседней кровати. Всего в палате их восемь – я впервые лежу в больнице при таком скоплении народа в одном помещении. До этого как-то лежал в краевой клинической, в глазном центре, так там везде в палатах было максимум по пять человек. А здесь – целая толпа!
Больница эта старая, ей уже больше сотни лет, и уже не первый год идут разговоры о ее сносе и строительстве новой, но пока, похоже, не получается. И буквально сыплющаяся больница (ее перестали ремонтировать) продолжает исправно лечить больных.
- Это хорошая больница, - неожиданно заявил ВПК после обхода. – Тут к больным как к людям относятся. А вот я после того, как меня подрезали, в тыщекоечной полежал, так там полный отпад!
Я ловлю Владимира Петровича на слове и прошу его рассказать, за что и где его подрезали. ВПК, заметив, что на него с выжидающим любопытством смотрю не только я, а, считай, вся палата, прокашлялся и совершенно будничным голосом рассказал свою историю, от которой у меня буквально волосы зашевелились на голове.
Дело происходило в конце 80-х, в Красноярске. ВПК, тогда еще совсем молодой парень Володя, со своим братом и еще тремя парнями после рабочего дня выпивали на берегу Енисея. На пятерых у них было такое же количество бутылок водки да пара плавленых сырков. Ну и еще сигареты.
Любовались на открывающиеся на той стороне могучей реки виды, травили анекдоты, говорили за жизнь – все как полагается в таких мужских компаниях, и быстро пьянели от выпитого. И вдруг послышался топот многих ног, ругань, и из-за ближайших деревьев к месту уединения друзей вывалила шумно дышащая, разгоряченная компания незнакомых парней. Их было человек пятнадцать-двадцать.
-А, вот они, суки!– прорычал самый здоровый из них и рыжий . Он сжимал в руке штакетину. Какими-то палками, обрезками труб и арматуринами размахивали и остальные члены этой непонятно для чего и по какой причине собравшейся банды- не банды, но очень воинственно настроенной группы. – Мочите их, пацаны!
И «пацаны» с ревом накинулись на не успевших даже встать на ноги друзей. Володя, получив здоровенный пинок в грудь, едва не укатился под высоченный обрыв, но успел сгруппироваться и вскочить на ноги. И повторно налетевшего на него рыжего здоровяка он встретил мощным апперкотом в челюсть – как учили в боксерском кружке, куда он как-то ходил целый год.
Рыжий даже лязгнул зубами и с откинутой головой попятился назад. Но добить его Вовка не успел – его ударили чем-то твердым сзади по затылку, и он «поплыл», а пришедший в себя здоровяк снова накинулся на него.
В руке у него в этот раз блеснул нож, и он несколько раз подряд, прямыми тычками ударил им своего обидчика в живот, а последним пятым ударом, зло ощерив редкие желтые зубы, с хеканьем полоснул лезвием поперек брюшины. Володя со стоном упал на колени…
Буквально втоптали в пожухлую осеннюю траву и его недавних приятелей-собутыльников, так некстати оказавшихся на пути разозленной оравы. Позже выяснилось, что неподалеку от этого места гуляли свадьбу. А две подружки решили уйти с нее на дискотеку. Но для начала им зачем-то понадобилось сбегать домой.
Они жили в частном секторе, и чтобы спрямить путь, пошли берегом Енисея. Девчонок на безлюдной тропинке перехватили двое каких-то пьяных отморозков, избили, сняли с них золотые серьги, отобрали и вывернули сумочки, порвали на них одежду.
Подружки еле вырвались и убежали обратно, на свадьбу. Вот оттуда-то и снарядилась карательная экспедиция и стала прочесывать берег Енисея – излюбленное место для любовных свиданий и пьянок местной молодежи. Искали по запомнившимся ограбленным девчонкам приметам своих обидчиков – на одном из отморозков была синяя рубашка, на другом зеленая.
Как назло, ни сном, ни духом не ведавшие о том, что произошло недалеко от того места, где они так хорошо сидели, Владимир и его брат Николай, были одеты в рубашки именного такого цвета – синюю и зеленую. За что и огребли по полной от жаждавшей мести толпы.
- Пацаны, кто первым очухался, говорили потом: я сидел на траве, подбирал с нее и заталкивал себе обратно в живот вывалившиеся кишки, - покашливая время от времени, продолжал свой жуткий рассказ ВПК. – Досталось и остальным: у кого-то была пробита голова, у кого рука сломана. У брательника моего полопались ребра и что-то внутри отбили. Но больше всех, конечно, досталось мне – тот здоровяк, которому я так хорошо врезал, не иначе убить меня хотел, да вот свезло мне, не до конца убил. Кто-то сбегал в поселок, вызвали милицию и скорую. И пока они ехали, я все время был в сознании, но так мутно все вокруг было. И почти не больно, от шока, наверное.
Вот тогда-то меня с братом и отвезли в тыщечекоечную больницу, и меня сразу положили на операционный стол. Я вообще-то должен был умереть после такого ранения. Но хирург сказал, что мне невероятно повезло: во-первых, в желудке у меня было пусто, не считая водки, во-вторых, кишки вывалились не в грязь, а в сухую траву, так что инфекции не случилось.
Но, падла, когда требуху укладывали обратно в живот, прямую кишку мне вывели в бок и прицепили снаружи этот, как его, калоприемник. Врачи сказали, что пока кишечник внутри не уляжется, как надо, мне придется походить вот так.
А какой там походить, я пошевелиться-то не мог. И вот тогда я увидел, как в этой тыщекоешной к больным относятся – как к скотам. Раны у меня плохо заживали, и меня спихнули в гнойное отделение.
У себя в палате я лежал один. Этот гребаный калоприемник время от времени надо было освобождать – говно в него плывет само по себе, хочу я срать или не хочу. Из дренажных трубок гной прет. Вонь в палате стоит – хоть нос зажимай. Вдобавок у меня еще пролежни на спине пошли– я тогда хоть и поменьше весил, чем сегодня, но центнер во мне был все равно, и никому такую колоду ворочать не хотелось.
Так что ни медсестры, ни нянечки было не дозваться, когда они нужны были. Хорошо, братишка мой быстро оклемался – он ведь тоже в хирургии лежал, вот он-то и помогал мне здорово во всем, что должен был персонал делать...
ВПК замолчал, уставившись в потолок и легонько поглаживая утянутую бандажом паховую грыжу.
- А дальше-то че было? – первым не выдержал его сосед, другой Владимир Петрович.
- Да, давай уж выкладывай свою историю до конца, - поддержал его мой сосед, ждущий операции на желчном пузыре.
- Ну, выписали меня только через пару месяцев, инвалидность временную дали, - грузно усевшись на кровати, продолжил Петрович. – А тут и суд подоспел над этими, что нас долбили в тот день, а меня чуть не убили – нашли их как-то удивительно быстро.
Судили-то, конечно, не всех, но человек восемь из них в клетке оказалось. Этому, рыжему, что меня порезал, дали шесть лет, остальным кому три, кому два, а кому вообще условно. Рыжий – я запомнил, Тимченко его фамилия, у меня прощения просил на суде за то, что они попутали нас с теми бандюками, что на их девок напали, и за то, что он так сильно порезал меня…
- И что, простил ты его? – спросил ВПЖ.
- А, рукой махнул, дескать, хрен с тобой, и ничего не сказал, - буркнул Петрович. - Больше я его не видел.
Потом он вдруг оживился:
- Но земля-то, как говорят, недаром круглая. Лет пять тому назад за драку отсидел старший сын моего брата, того самого, с которым мы попали в ту заваруху. И он потом рассказывал, что на зоне повстречал – кого бы вы думали? – того самого Тимченко.
Он сам к нему подошел, когда услышал его фамилию, и спросил, не родственник ли он мне. А племяш здорово похож на меня. Ну, и сказал, кем мне доводится. Тимченко же к тому времени, оказывается, превратился в матерого уркагана, у него то ли пятая, то ли шестая ходка уже была, и он был на зоне за смотрящего. И племяш мой потом весь свой срок проблем не знал – так Тимченко поквитался за свой должок передо мной.
Ну, что, удовлетворил я ваше любопытство, болезные? Тогда я пошел курить. А ты куда, тезка, тебе же нельзя?!
Но ВПЖ только досадливо рукой махнул, и два Виктора Петровича, торжественно выпятив свои животы, важно пошагали из палаты в курилку.
А я вытащил свой блокнот и сделал торопливые наброски к зарисовке, которую дописал уже дома и которую вы только что прочитали…
(Sibiriskie)

7 высказываний, над которыми стоит задуматься

1. Если что-то упустил, не упусти урок из этого.

2. Корабль без руля и человек без цели, в конце концов, оказываются на мели.

3. Если хочешь иметь то, чего никогда не имел, тебе придется делать то, что ты никогда не делал.

4. Помните, обогащая часы своего досуга, вы не теряете времени зря. Плодотворная работа немыслима без полноценного отдыха. Самые великие идеи посещают нас именно в часы расслабления.

5. Берегите свое время. Учитесь говорить “нет”. Умение решительно говорить “нет” малозначительным делам, придаст вам силы сказать “да” чему-то важному.

6. Мы становимся тем, о чем думаем чаще всего.

7. Я не говорю, что вы должны вести себя так, словно каждый день последний. Нужно вести себя так, как будто каждый день ЕДИНСТВЕННЫЙ.

Америка - это когда можно…

Америка - это когда можно купить новый Iphone за 200 долларов (но с контрактом) но при этом быть лишенным всех благ по медицинской страховке и платить своему адвокату сотни тысяч долларов только за то, чтобы он отмазал тебя от суда, где тебя обвиняют в том что ты назвал негра negro а не afroamerican. Как нетолерантно!

Америка - это когда у тебя попал взгляд на человека в магазине и он спросил как у тебя дела, а потом всадил в тебя 6 пуль из своего кольта.

Америка - это когда кассир-эмигрант в магазине тебя может спросить как ты поживаешь и обсчитать тебя, мило улыбаясь при этом .

Америка - это когда машины полиции , пожарной или скорой помощи едут с горящими мигалками ,то все машины включая встречное движение прижимаются к правой обочине и останавливаются , пропуская их, а вслед несётся знаменитое Fuck You!.

Америка - это когда ты смотришь в магазине на какую-то вещь и пройдя мимо тебя негры извиняются, обчиищая попутно твои карманы.

Америка - это когда тебе заправщик желает хорошего дня и недоливает тебе бензина.

Америка - это когда в 5.30 утра ты уже на работе. Что же тут хорошего? Трудовая эксплуатация. Впрочем если ты мусорщик, убирающий собачье говно, то можно и с 6 а м поработать.

Америка - это когда маленькие дети играют в магазин и расплачиваются чеками и картами , а не листочками с деревьев как мы, а потом они играют в войну и оружие у них тоже не шариками пластмассовыми стреляет.

Америка - это когда полицейский заходит в Старбакс и здоровается с белыми англосаксами, а потом вышвыривает за порог мерзко пахнущих мексиканских бомжей и негров наркоторговцев.

Америка - это когда 16 и стыдно , что нет водительских прав, зато ты можешь гордиться своим голубым бойфрендом.

Америка - это когда в магазин , в школу , на прием к врачу люди могут зайти в пижаме и никто не будет смотреть с презрением, также можно голым прийти в филармонию, но только если у тебя черный цвет кожи! Ведь обвинить тебя в бескультурье может только отпетый расист и куклуксклановец.

Америка - это когда ты остановился на светофоре в черном гетто, а водитель-негр рядом стоящей машины может поздороваться, а затем вытащить у тебя на ходу барсетку с переднего сиденья.

Америка - это когда ты боишься выкинуть бумажку на улице, ибо тебя засудить еврей-хозяин частной собственности и снимет с тебя последние штаны.

Америка - это когда не увидишь малолетних с сигаретами или спиртными напитками, зато ты увидишь гэй-бары и лесбишоу, а также церковь-сатанистов всея Оклахомы..

Америка- это когда учительница во время урока может рассказать как проходит ее беременность, а потом пояснять 8 летним девочкам как правильно ебаться с мальчиками.

Америка - это когда ты уступаешь на дороге тебя сердечно благодарят, а когда не уступаешь, то говорят Fuck You Dirty Nigger!.

Америка - это когда в Макдональдсе нет очереди и ты можешь наливать себе разные напитки в неограниченном количестве. Надо заметить что там едят только быдло-эмигранты и унтерменши, приличные люди там не бывают.

Америка - это когда огромная очередь из негров, латиносов и бедных евреев у Старбакса по утрам.

Америка - это когда всех выходцев из бывшего СССР (где всех называли советскими) называют русскими.Также их зовут мафиози.

Америка - это когда на инвалидных парковках боишься поставить свою машину , чтобы ее не отвезли и заплатишь большой штраф. Также нельзя назвать кретина - кретином, дауна - дауном, идиота - идиотом, всё это - люди с особенностями!

Америка - это когда можешь купить себе настоящие Armani за маленькие деньги (в китайском квартале очевидно?).

Америка - это когда кассир в твоем любимом кафе знает твое имя , а ты ему с улыбкой протягиваешь ему чужую кредитную карточку.

Америка - это когда русские говорят английский слова на русский лад : "Проехал сто майлов" . "Надо назначить апойтмент" . "У меня занятия в колледже".

Америка - это когда русские на рыбалке осетра называет стержень(sturgeon) и лосося - сэлмон(salmon). Также эти русские любят говорить так - "Помню в Маскве я поел Рябиновка и поехаль на медвед в опера пить икра с русский блин"

Америка - это когда русские вычисляют других русских в магазине даже, если те не произнесли ни слова, ведь именно русские более всего воруют в американских супермаркетах .

Америка - это когда ты слышишь добрые пожелания людям и благодарности чаще, чем оскорбления и мат, если только ты не телепат и не читаешь мысли.

Америка - это когда зимой можно носить босоножки, ведь другой обуви у бедных эмигрантов нету.

Америка - это когда под окнами слышишь крики детей, по которым открыл прицельный огонь на школьном дворе недолеченый псих, а не песни безобидных пьяных людей.

Америка- это когда ты можешь на красный свет поворачивать направо, если никому не мешаешь. Так впрочем много где можно.

Америка - это когда ты устраиваешься на работу тебе нужен опыт и нужен опыт, чтобы устроиться на работу. Ну и где было иначе? А как же деньги?

Америка - это когда столетняя бабушка ездит на кабриолете. Правда недолго и в один конец.

Америка- это когда ты не боишься полицейского на дороге , потому что ты не нарушал ничего. А вот если нарушил держись!

Америка - это когда полицейский , остановив за нарушение скорости , улыбнувшись спросит куда так спешишь и может пожалеть и не дать штраф , а просто предупредить и пожелать хорошего дня. (За взятку конечно же)

Америка- это когда никого не удивишь своим Iphone. Как и интеллектом впрочем.

Америка- это когда на каждом шагу стоят протестантские церкви. И в них танцуют экзальтированные новообращенные негры.

Америка - это когда молятся за президента, а потом идут в общественный парк и гадят на газонах.

Америка - это когда русские дети не знают русского. Как и английского.

Америка - это когда тебе удаляют один зуб, а счёт после оплаты страховой компании приходит на 1050 долларов. Что же тут хорошего?

Америка - это когда тебе говорят «Мы Вам перезвоним» при этом это означает, что Вас вежливо послали. Если же говорят - "Позвоните позже" - вас также послали.

Америка - это когда можно купить машину прямо на улице, потратив на это пять минут. А потом скрываться от федерального розыска 10 лет.

Америка - это когда бездетные пары платят большие деньги, чтобы усыновить за границей белого ребенка (хотя черные и китайцы стоят дешевле), а потом доводит его до смерти,прививая с малолетства американские ценности.

Америка - это когда машину можно зарегистировать в ДМВ онлайн. А потом узнать что в багажнике труп негра.

Америка - это когда за руль твоей машины может сесть каждый без доверенности. И разбить ее,а в салоне оставить 10 кило кокаина.

Америка - это когда вырезать апендицит стоит $10,000 и родить ребенка в больнице столько же. При этом страна, тратя на здравоохранение рекордные суммы, умудряется оставаться по показателям общественного здоровья на уровне Кубы и ниже любой развитой европейской державы.

Америка - это когда достаточно одного тайфуна, чтобы миллионный город оказался временно во власти мародеров.

Америка - это когда можно по халатности залить нефтью Карибское море, едва не повернуть Гольфстрим - и остаться уважаемой крупной компанией, благодетелем общества и создателем рабочих мест.

Америка - это когда Вы не можете поехать в 4 десятка стран без риска быть зарезанным туземцами, которые искренне выражают свои чувства к Америке.

Америка - это когда на Ваши налоги государство послало молодых людей в несколько далеких от Америки по культуре стран, чтобы эти молодые люди выплеснули там тщательно подавлявшуюся в них внутри Америки этническую нетолерантность.

Америка - это когда на Ваши налоги государство создало секретные тюрьмы за границей и пытает там иностранных граждан.

Америка - это когда мощь государства направляется на то, чтобы помешать другим нациям жить так, как они захотели и распоряжаться своими национальными богатствами.

Америка - это то, что бывает, когда в одно место съезжаются несколько поколений людей, отвергнутых обществом на своей Родине или не нашедших возможности вписаться в ее социум, затем эти люди уничтожают или низводят до резерваций коренное население, затем они покупают десятки миллионов рабов и столетие создают экономику за счет их зверской эксплуатации, затем они богатеют на мировых войнах, в то время как остальные страны в них беднеют, по ходу дела они убивают 3-4 собственных президентов, проигрывают или переводят в хроническое состояние пару войн против народов развивающихся стран, а затем в них просыпается совесть, связанные с нею комплексы, мессианство и они начинают учить толерантно жить другие народы, в том числе те, которые всегда были и будут гораздо толерантнее их.

Америка - это когда тебе 81 год и это нормально, что у тебя есть гэй-бойфренд!

Америка - это когда ты не можешь лишний раз побывать в стране, где ты родился, так как туда надо брать визу.

АМЕРИКА это когда эмигрант, потери которого Родина не заметила кричит: "Америка! Америка!"

В Норвегии воспитательница напоила детей кровью ...

В Норвегии воспитателя уволили после того, как она принесла в детский сад и показала малышам свою кровь, которая была взята у нее медиками для анализа. Любопытные дети попросили разрешения потрогать и даже попробовать ее на вкус, и женщина им это разрешила. Теперь врачи выясняют, могла ли воспитатель заразить их гепатитом или ВИЧ, сообщает Reuters. Учительница из прибрежного городка Сола в западной части страны вела уроки у группы дошкольников в возрасте от 3 до 6 лет. Как только об инциденте узнала директор детского сада Земме Андерсен, она сразу же уволила нерадивого педагога.

«Дети спросили, могу ли они потрогать кровь, и она разрешила. — пояснила Андерсен. — Потом они спросили, как им смыть кровь. Воспитательница положила свой палец в рот, и они поступили так же». Их родители смертельно испуганы, потрясены и шокированы, отметила директор детсада.

Андерсен добавила, что провинившаяся воспитательница находилась на временной должности. Педагога уже проверили на предмет заражения гепатитом или ВИЧ-инфекции. Хотя результаты этого анализа еще не известны, местные власти заверили испуганных родителей, что риск заражения их детей минимален.