February 8th, 2013

Последствия влияния Ж.Верна на неокрепшие умы

Лет в десять или чуть позже я прочитал «Таинственный остров» товарища Ж. Верна. Для школоты поясняю, что «Ж», это не то, куда вы упрямо стремитесь всем поколением, а первая буква имени великого писателя-фантаста.

…Я, вообще, тогда много читал, обожал интересные истории из жизни, в том числе и не совсем, соответствующую моему возрасту, литературу. Достаточно сказать, что к двенадцати годам я прочитал всю подписку Мопассана и интересные короткие Чехова. Кто скажет, что дедушка Чехов это детское чтиво, тот кроме задроченной на уроках литературы «Каштанки» ничего и не читал. А кто спросит, кто такой Мопассан, тот вообще необразованный чахот. Но не нужно думать, что я был комнатным мальчиком. Скорее даже наоборот. Наши хулиганские выходки я вполне подробно описывал в рассказах "Погоня" , "Сторож" , "Валенки соседа" и многих других

Все это было в мои, уже далекие времена и я понимаю, что это я, лох ископаемый, постигал любовь через романтику букв, а нынешним то зачем буквы? Они вполне постирают эту самую романтику через порносайты.

Да, что то я отвлекся. Помимо чтения у меня было еще куча хобби, среди которых не последнее место занимали приводы в милицию. Хотя, скорее всего, это было не хобби, а так сказать, неизбежные последствия увлечений. Но не подумайте, за книги меня никто в околоток не тащил, а вот за реализацию прочитанного…

…«Таинственный остров» настолько запал мне в душу, что я принялся читать его по второму разу и даже не пошел на улицу, что бы «покидать бомбочки в подъезде», и Вадик пошел один.

А вечером его мама привела из милиции «своего обормота», который пошел «хрен знает в кого».

Вадик, какими то паучьими движениями, одновременно потирал отлупцованные задницу, спину и красные уши и, глядя на него я поведал про «Остров».

Особенный интерес у него, да и у меня, вызвал способ побега из плена. Кто помнит, несколько белых и один негр решились на рывок с резервации при помощи воздушного шара.
Collapse )

Очкарикам

Шолом, очкарики. Обиделись? Не нужно. Я тоже им был лет десять назад, но сделал коррекцию и до сих пор тьху-тьху-тьху. Люди с очками, когда узнают про это заваливают кучей вопросов, и именно поэтому я сподобился описать все, что помню и что чувствовал.
Сразу договоримся - название клиники я говорить не буду, что бы не было рекламы. Только личное мнение и впечатления.

В далеких, девяностых годах зрение у меня было минус пять с половиной. Жизнь мне это не портило, выглядел я приятно и даже где то интеллигентно, но вот... Кто бы что не говорил, но любой очкарик с радостью избавится от очков если будет такая легкая возможность.

Про коррекцию зрения я не особо много знал, но к этому возрасту эти два стекла на носу изрядно мне надоели. Одень, сними, пальцем стекло не задень, постоянно протирай, утром проснулся, шарь рукой-ищи очки, постоянно поправляй их на носу. Блииин! И хотя очки у меня были нифига не дешевые - "Longines", но носить я их не очень то и хотел.

Решения я всегда принимал быстрые. Пошарил по объявлениям, позвонил по телефону, приехал.
Первым делом, наученный "умной и грамотной" во всех вопросах родней, огляделся вокруг и точно, как родня и говорила, некоторые работники офтальмологический клиники - в очках. Подозрительно, да!

- А почему, если все так безопасно, у вас тут сами работники в очках? - задал я ехидный вопрос.
- В очках те, которым в силу возраста делать коррекцию уже противопоказано.

Я оглянулся, и точно - среди молодых (а их большинство) нет никого в очках.

Я тихо потупился и принялся заполнять анкету.

Цена 40 т.р. (десять лет назад) меня не смутила. Смутило радостное обещание, что после операции, или, как поправили врачи - коррекции, я на следующий день уже буду ходить без очков.

Я вообще, гражданин недоверчивый, а вот тут, почему то поверил. Как объяснил мне врач - мы не исправляем зрение. Мы, лазером, как бы нарезаем линзу на вашем хрусталике и получаются как бы встроенные очки.
Collapse )

О преподавании иностранных языков

Учительница английского Аглая Витальевна, она же Аглаеда, она же Мозговой Скунс, страх и ужас, шок и трепет школы №**, принципиальна до садизма, разжалобить нельзя, запугать нереально, подкупить невозможно.
На ней обломала зубы талантливая исполнительница сердечных припадков бабушка лодыря Сосновского.
Потерпел фиаско административный ресурс в лице мамы Лизы Пафнутьевой, бездельницы.
Папа разгильдяя Гайдука, успешный бизнесмен с туманным прошлым, рассказывал дружбанам в сауне, ну баба! кремень! Брестская крепость! а не дай бог в налоговой бы работала!
Аглая Витальевна с коллегами холодна, с учениками сурова, от всех на расстоянии, то ли вдова, то ли разведёнка, никто ничего не знает, и лишь носятся в воздухе подозрения, что по утрам она завтракает двоечниками.
– Вы не любите детей! – выкрикнула ей на собрании бабушка лодыря Сосновского.
– И не обязана, – отрезала Аглая Витальевна. – Мне платят за обучение, с любовью вы как-нибудь сами, без меня.
Перед праздниками около школьной раздевалки ставится ящик с отделениями, кто хочет, тот пишет открытку. У русицы полно, у математика полно, у физрука не впихнуть и пахнут духами, у Аглаи Витальевны давным-давно пусто. К подхалимажу она невосприимчива, а когда кое-кто пытался анонимно высказать своё истинное отношение, то вычислялся на счёт раз, и участь его была плачевна.
В январе уходила домой, вахтёрша окликнула: – Что ж вы открытку не заберёте, вторую неделю лежит.
На открытке с ёлочкой и счастливыми зайчиками дебильного вида было написано:
Dear Aglaя Vitalewna, Я всё равно жилаю вам счастья!!! pupil Миша Шорох 6А
В слове pupil под буквой u угадывались русские у и ю.
Миша Шорох, маленький, худой, глазастый, витающий в облаках и намертво застрявший на фразе I have one cat and two dogs. Что-то говорила классная, то ли отец пьёт, то ли мать, то ли оба, проблемная семья, не до учёбы.
Аглая Витальевна хмыкнула и сунула открытку в портфель.
Шёл снег, лёгкий, невесомый, и настроение непонятно отчего было таким же.
Как будто дома её ждали и не могли дождаться.
Повернув к своему подъезду, услыхала донёсшийся из беседки скулёж на два голоса. Нет чтобы пройти мимо, заглянула и обнаружила пьюпла Шороха в обнимку с грязным щенком.
Плакали оба.
– Папа сказал, денег на него нету, и места у нас нету, и сам его придушит, а на улице он замёрзнет!
Пьюпл хлюпал носом, щенок подвывал и норовил зарыться поглубже под куртку.
– Так, – сказала Аглая Витальевна, – никому замерзать не позволено. Пойдём, сперва это счастье нужно выстирать, потом накормить. К ветеринару отвезу завтра, пусть посмотрит.
Из кладовки вытащили детскую ванночку.
Вот и пригодилась.
Мытьё щенок вытерпел, понимал, что не время выделываться.
В миску с кашей влез двумя лапами, на всякий случай, чтоб не отобрали.
Наелся, тявкнул и уснул тут же, возле миски.
– А можно, я с ним гулять буду? Когда вам некогда, можно?
– Можно. Но только, если будешь учиться, а не ворон за окнами считать. How many pets have you got?
– Ай хэв ван дог! Хиз нейм из Рекс! Смотрите, он на Рекса похож, кино такое есть, про полицейскую собаку, про Рекса. Аглаеда ой! Аглая Витальевна, можно, чтоб Рекс? Да? Рекс! Рекс! Мы тебя назвали!
Рекс не возражал, он спал и ничего не слышал.

Через три года Аглая Витальевна уволилась и уехала куда-то в Россию.
С Рексом.
Обещала написать.
Не написала.

На столе у Михаила Павловича, замдиректора департамента компьютерной безопасности одной серьёзной организации, стоят две фотографии.
На одной жена Ариша с близнецами Юркой и Милочкой, хохочут, за ними море.
На второй подросток и женщина лет сорока обнимают здоровенную псину невразумительной породы.
Подросток в выцветшей, когда-то чёрной футболке.
Женщина в белом летнем платье и соломенной шляпе.
Смеются.
И мальчик, и женщина.
И собака Рекс.


© drevo-z