February 6th, 2013

Где твой дом...

Она, как обычно, ждала его на автобусной остановке. Машина у них была, но в последнее время ездить на ней на работу стало бессмысленно - пробки, дорогой бензин, нервы... Проще и дешевле было доехать на автобусе до города, а там на метро. Вот куда-нибудь на юг летом или в Питер к друзьям на Новый год - это запросто. А так - пусть её стоит, хлеба не просит.
От остановки до дома ровно пятьсот метров. Или шестьсот двенадцать его шагов. У неё шаги мельче, но сколько их - она не считала. А его шаги считала. Она даже знала сколько родинок на его теле. И что утром он умывается и бреется ровно девятнадцать минут. Не больше и не меньше - ритуал.
Она знала о нём, пожалуй, даже больше, чем он сам. Он такой у неё, всё время забывает всякие мелочи - то размер рубашек своих, то день рождения племянницы. Не склероз, нет. Просто немного рассеянный.

Он был старше неё на шестнадцать лет и семьдесят один день. И ровно столько же они были знакомы. Как раз сегодня прошло шестнадцать лет и семьдесят один день с того момента, когда она впервые увидела его на своём выпускном вечере в школе. Он тогда подрабатывал, вёл какой-то факультатив. То ли компьютерные курсы, то ли что-то ещё такое... А на выпускном его директриса попросила подежурить, за порядком следить - мужчин в школе было мало совсем.
Вот тогда она в него и влюбилась без памяти. Сначала думала, что это очередной девичий заскок - обстановка выпускного вечера располагает, знаете ли. Но прошёл месяц, второй, третий... Поняла, что это серьёзно. Сама нашла его, объяснилась со всей юношеской прямотой. Сказать, что она его огорошила - не сказать ничего. Он к тому времени был уже тёртый жизнью мужчина - в армии отслужил, женился, развёлся и даже бросил пить уже... А тут какая-то пигалица вешается на шею и говорит: "Я тебя люблю!". Без всяких прелюдий, предисловий, долгих разговоров и встреч...
Кто хочешь удивится! Но что-то, видимо сыграло тогда у него. То ли мужское тщеславие - смотрите, дескать, какие девушки молоденькие у меня! То ли, наоборот, жалость отеческая - жалко же дурочку сразу нафиг посылать, ещё таблеток нажрётся! В общем, стали они встречаться. Ну, и довстречались, как это водится... Шестнадцать лет уже. И семьдесят один день.

Детей она ему родила только через четыре года после свадьбы, были кое-какие проблемки по женской части. Но нашли врача толкового, полечились и стали рожать. Сначала мальчика, а через два года девочку. Он дочери был рад больше, чем сыну. До сих пор носится с ней, как с писаной торбой, даже обидно иногда за пацана бывает. Но справедливости ради надо сказать, что любит он их одинаково сильно. Просто дочери внимания больше. Щенка ей купил на день рождения, смешного такого. Ризеншнауцера. Сын даже обиделся. А он тогда подумал, помолчал, развернулся и ушёл. Вернулся через два часа и вручил всё ещё надутому сыну пневматическую винтовку. Настоящую. В общем, по справедливости всё решил.

Она стояла на остановке и вспоминала. Как на этой вот самой остановке они встречались тогда, шестнадцать лет назад. Она делал вид, что поехала к подруге и шла на остановку. А он приезжал на машине, у него тогда "Нива" была, ставил её где-нибудь подальше и тоже шёл на остановку. Родителям о своих отношениях сказать боялись до последнего, те из-за разницы в возрасте сразу бы встали на дыбы. Впрочем, они и так встали, но как-то быстро успокоились, когда поняли, что у их дочери и её жениха всё серьёзно и по-настоящему. Но остановка эта так и осталась их памятным местом, символическим, что ли... И когда что-то шло не так и кто-нибудь из них начинал психовать и ругаться по поводу и без повода, второй брал его за руку и тащил эти пятьсот метров на остановку. Неважно - лето это было, осень или зима... Дождь ли шёл или снег... Они прятались под крышей кирпичной постройки и целовались, как тогда - нежно и страстно. И всё отступало куда-то, и они возвращались домой рука об руку или даже обнявшись, и после садились пить чай и вспоминали, как всё было тогда, в самом начале...

...С работы ему ехать сорок шесть минут. Пять минут до метро, пятнадцать на метро, шесть минут ждать автобуса и двадцать на автобусе. Значит, сейчас должен приехать.
- Здравствуй, любимая! Ты опять легко одета. Не хватало ещё, чтобы ты простудилась! - он всегда становился ворчливым, когда уставал.
- Здравствуй, родной! Ничего со мной не будет, ты же знаешь! - она обняла его и уткнулась носом в плечо.
- Пойдём скорее домой, тебе же холодно...
- Нет, нет. Я хочу побыть с тобой здесь. Я соскучилась.
- Тогда обними меня покрепче, а я расстегну пальто и тебя им укрою...
- Да, милый...

И они стояли под крышей остановки целую вечность. Она бездумно и совершенно счастливо сопела носом в его свитер, вдыхая родной запах. Он с нежностью обнимал её и вспоминал, как она сказала ему однажды, когда они ещё не были женаты: "Я хочу каждый вечер ждать тебя. Чтобы дождаться, обнять, уткнуться в тебя носом и просто стоять вот так, умирая от счастья!"... И как однажды он спросил: "А почему ты ждёшь меня на остановке, а не дома?"
И она ответила: "Там суета. Там дети, собака, телевизор орёт, компьютер жужжит... А тут мы одни. И, как-будто, это наш отдельный персональный домик..."
Он улыбнулся своим воспоминаниям. Она подняла к нему свой взгляд:
- Что?
- Ничего. Вспоминаю, как мы стояли здесь миллион лет назад точно так же...
- Да, дорогой. Только это что же получается - мне уже один миллион лет с лишним? Это ты меня старухой назвал? - она шутливо надулась.
- Ну, нет. Ты не выглядишь на миллион лет. Вот на миллион долларов - да, выглядишь. - И он снова обнял её.
- Идём домой?
- Да, идём. Дети по тебе соскучились... И собака...
И они пошли, обнявшись, по асфальтовой дорожке. Пятьсот метров. Шестьсот двенадцать его шагов.

...На следующий день старую кирпичную остановку снесли и поставили вместо неё новый модный стеклянный павильон с алюминиевыми скамейками. Красивый, но чужой и холодный.

© ВечныйЖид.

Тьфу!

- Ох, - думал Максим Евсеевич, гадливо глядя в заляпанный пальцами монитор, - Это ж надо ж, какая пакость! И как такое можно вообще людям показывать? Это ж срам! Стыд и срам! Тьфу!

Плюнув в монитор, Максим Евсеевич содрогнулся и решительно направился на кухню, где, бахнувши граненый стакан водки, отчаянно зачадил папиросой.

- Нет, ну до чего дошло, - возмущенно восклицал Максим Евсеевич, - Я понимаю, когда, там… Не, ну это! Это же, вообще ни в какие ворота! Дрянь какая-то… Тьфу!

Максим Евсеевич в сердцах плюнул на пол и, вновь содрогнувшись, бахнул еще один стакан. После чего тихонько проследовал в комнату и осторожно заглянул в монитор.

- Ах ты ж мать! – вскрикнул Максим Евсеевич и отскочил в сторону, - Ну что за пакость-то такая! Ну, где ж такое видано-то? Тьфу, мерзота! Уй! Постеснялись бы!

Он буквально убежал на кухню к спасительному стакану и папиросам.

- Ну, конечно, в наше-то время тоже всякого случалось, но что б такого! – Максим Евсеевич отставил стакан в сторону и стал пить прямо из горлышка, не выпуская при этом папиросу изо рта.

-Тьфу, срамотища-то какая! – воскликнул он, отдышавшись, - Ну пакость же немыслимая! И откуда они только вытаскивают такое? Дед Филимон и тот, по сравнению с этим, дитё неразумное. Да ему бы и в жизть такого бы в голову не стукнуло бы! А эти? Тьфу!

Максим Евсеевич подошел к комнате и, тихонько выглянув из-за косяка, посмотрел в монитор.

- Да ну его к чертовой матери! – закричал он и, вбежав в комнату, содрогаясь от гадливости, ухватился руками за монитор и выбросил его в окно, - И даром мне такой срамоты ненужно! Идите к черту! Тьфу!


© oldnemec

Самые распространенные ошибки в этикете!

НИКОГДА НЕ ПРИХОДИТЕ в гости без звонка. Если вас навестили без предупреждения, можете позволить себе быть в халате и бигуди. Одна британская леди говорила, что при появлении незваных гостей она всегда надевает туфли, шляпку и берет зонтик. Если человек ей приятен, она воскликнет: «Ах, как удачно, я только что пришла!». Если неприятен: «Ах, какая жалость, я должна уходить». Добавлю о гостях: не следует предлагать снять обувь, это дурной тон. Гость должен об этом догадаться сам (если ковер белый и пушистый, а на улице слякоть.)

ЗОНТ НИКОГДА НЕ СУШИТСЯ в раскрытом состоянии – ни в офисе, ни в гостях. Его нужно сложить и поставить в специальную подставку или повесить.

СУМКУ НЕЛЬЗЯ ставить на колени или на свой стул. Маленькую нарядную сумочку, клатч можно положить на стол, объемную сумку повесить на спинку стула, или поставить на пол, если нет специального стульчика (такие часто подают в ресторанах). Портфель ставят на пол.

ЦЕЛЛОФАНОВЫЕ ПАКЕТЫ допустимы только по возвращении из супермаркета, также как и бумажные фирменные пакеты из бутиков. Носить их потом с собой в качестве сумки – жлобство.

МУЖЧИНА НИКОГДА не носит женскую сумку. И женское пальто он берет только для того, чтобы донести до раздевалки.

ДОМАШНЯЯ ОДЕЖДА – это брюки и свитер, удобные, но имеющие приличный вид. Халат, пижама предназначены, чтобы утром дойти до ванной, а вечером – из ванной в спальню.

С ТОГО МОМЕНТА, КАК РЕБЕНОК поселяется в отдельной комнате, приучитесь стучать, заходя к нему. Тогда и он будет поступать так же, прежде чем войти в вашу спальню.

ЖЕНЩИНА МОЖЕТ не снимать в помещении шляпу и перчатки, но не шапку и варежки.

ОБЩЕЕ КОЛИЧЕСТВО УКРАШЕНИЙ по международному протоколу не должно превышать 13 предметов, причем сюда включаются ювелирные пуговицы. Поверх перчаток не надевают кольцо, но браслет позволителен. Чем темнее на улице, тем дороже украшения. Бриллианты раньше считались украшением для вечера и замужних дам, однако в последнее время стало позволительно носить бриллианты и днем. На молодой девушке серьги-гвоздики с бриллиантом около 0,25 карат вполне уместны.

ПРАВИЛА ОПЛАТЫ заказа в ресторане: если вы произносите фразу: «Я вас приглашаю», — это значит, вы платите. Если женщина приглашает делового партнера в ресторан, платит она. Другая формулировка: «А давайте сходим в ресторан», — в этом случае каждый платит за себя, и только если мужчина сам предлагает заплатить за женщину, она может согласиться.

МУЖЧИНА ВСЕГДА первым входит в лифт, но выходит первым тот, кто ближе к двери.

В АВТОМОБИЛЕ наиболее престижным считается место позади водителя, его занимает женщина, мужчина садится рядом с ней, и когда он выходит из машины, то придерживает дверцу и подает даме руку. Если мужчина сидит за рулем, женщине тоже предпочтительнее занять место за его спиной. Однако, где бы вы не сидели, мужчина должен открыть перед вами дверцу и помочь выйти. В деловом этикете в последнее время мужчины все чаще нарушают эту норму, пользуясь девизом феминисток: «В бизнесе нет женщин и мужчин».

ГОВОРИТЬ ВО ВСЕУСЛЫШАНИЕ о том, что вы сидите на диете – дурной тон. Тем более нельзя под этим предлогом отказываться от блюд, предложенных гостеприимной хозяйкой. Обязательно похвалите ее кулинарные таланты, при этом вы можете ничего не есть. Также следует поступать с алкоголем. Почему вам нельзя пить – это ваши проблемы. Попросите белого сухого вина и слегка пригубите.

ТЕМЫ-ТАБУ для светской беседы: политика, религия, здоровье, деньги. Неуместный вопрос: «Боже, какое платье! Сколько вы заплатили?» Как реагировать? Мило улыбнитесь: «Это подарок!» Переведите разговор на другую тему. Если собеседник настаивает, мягко скажите: «Я не хотела бы об этом говорить».

К КАЖДОМУ ЧЕЛОВЕКУ, достигшему 12 лет, полагается обращаться на «вы». Отвратительно слышать, как наша «элита» говорит «ты» официантам, или шоферам. Даже к тем людям, с кем вы хорошо знакомы, в офисе лучше обращаться на «вы», на «ты» — только наедине. Исключение – если вы сверстники или близкие друзья. Как реагировать, если собеседник упорно «тыкает» вам? Сначала переспросите: «Простите, вы ко мне обращаетесь?» Если не помогло, оглядываетесь недоуменно: «Простите, вы меня имеете в виду?» Следующий этап – нейтральное пожатие плечами: «Простите, но мы не переходили на «ты».

ОБСУЖДАТЬ ОТСУТСТВУЮЩИХ, то есть попросту сплетничать, недопустимо. Непозволительно говорить плохо о близких, в частности обсуждать мужей, как это у нас принято. Если муж плох – почему ты с ним не разведешься? И точно также непозволительно с презрением, с гримасой говорить о родной стране. «В этой стране все жлобы…» — в таком случае вы тоже относитесь к этому разряду людей.

ОБНИМАЙТЕСЬ ЧАЩЕ!!!

Говорят, в день необходимо обняться 27 раз

Объятие полезно для здоровья.
Оно укрепляет иммунную систему, излечивает депрессию, снижает стресс и улучшает сон.
Оно омолаживает, придает силы и не имеет никаких нежелательных побочных эффектов.

Объятие — поистине чудодейственное средство от любых болезней.
Объятие совершенно естественно для человека.

Оно органично, обладает природной сладостью, не включает
в себя искусственных компонентов, не загрязняет воздух, не портит
окружающую среду и оказывает стопроцентное благотворное воздействие.

Объятие — идеальный подарок. Великолепно подходит для любого случая, его приятно как давать, так и принимать.
Оно показывает вашу заботу, не требует дополнительной обертки и, разумеется, полностью себя окупает.

Объятие практически лишено недостатков.

"Отмывать деньги"

Так как Аль Капоне трудно было тратить полученные нечестным путём деньги под пристальным вниманием спецслужб, он создал огромную сеть прачечных с очень низкими ценами. Было трудно проследить действительное количество клиентов, поэтому доходы можно было писать практически любые. Отсюда пошло выражение «отмывать деньги». По этой же причине в США принято стирать бельё не дома, а в прачечных, так как их количество осталось немалым, а цены невысокими.

С чего начинается Родина?

…А ты знаешь, в моем случае прав оказался Матусовский – насчет «картинки в твоем букваре».
Только это был не букварь, а книжка. Как называлась и о чем, сейчас уже и не вспомню.
А вот картинки те и, как сейчас говорят, – ключевые слова, запомнились на всю жизнь.
Прерии, пампасы, кактусы, текила, мустанги, ковбои. Кстати, у них они называются гаучо.
Потом уже, позже, появился Остап. С Буэнос-Айресом и белыми штанами.
А знаешь, какой район в Буэнос-Айресе мне нравится больше всего? Впрочем, как и многим.
Район улицы Флорида.
Хотя, конечно, тут я не оригинален. Самый что ни на есть центр.
Кстати, в нескольких кварталах от этой улицы, возле площади Сан-Мартин, последние годы перед уходом жил Хорхе Луис.
Который Борхес. Да.
А самый фешенебельный район в столице – Пуэрто Мадеро.
Снять здесь самую простенькую однокомнатную квартиру меньше чем за две с половиной тысячи долларов в месяц хрен удастся.

…Да, сначала было нелегко.
Понимаешь, у них очень специфическая экономика. Особенно на бытовом уровне.
Например, разница между курсом доллара в банке и курсом нелегальных менял составляет до сорока процентов.
Песо с две тысячи первого года обесценился в семь раз!
Рост цен — вообще сумасшедший.
Цены на большинство ходовых товаров – одежду, обувь, электронику здесь в два-три раза превышают европейские. Причем в магазинах стоят лишь давно устаревшие модели.
С другой стороны, такие зарплаты, как здесь, в большинстве стран Европы не найдешь. Иммигранты из Европы устраиваются на «нищенскую» зарплату в две-три тысячи долларов на такую работу, для которой уважающий себя местный офисный труженик даже жопу не поднимет.
Можешь представить, что зарплата уборщицы в супермаркете небольшого провинциального городка — тысяча шестьсот долларов? То то.
Но и бездельников здесь до хера. Ты не найдешь в столице ни одной улицы, на которой бы не встретились десятки бродяг и бомжей.
Я их зомби называю.
Но у них тут принято уважать гражданские права даже самых неприятных и опасных людишек. Представляешь, со статусом нелегала ты имеешь бесплатную медицинскую помощь, для детей – право на обучение в школе, детский садик.
С социальными благами здесь почти коммунизм.
Поэтому и живет в городах девяносто процентов населения.

Но мы живем на севере. Провинция Хухуй.
Да не смейся ты!
Действительно Хухуй. Причем, что интересно – на российских, украинских, белорусских картах ты ее не найдешь. На картах есть провинция Жужуй. А Жужуй содрали еще с советских карт.
А на советских так написали, потому что, видно решили – ну как это так, на карте — и матерное слово. Вот и написали – Жужуй. А может, кто-то типа Довлатова похохмил, сейчас разве разберешь?
А почему здесь решили обосноваться?
А недалеко от нас мекка массовых восхождений — вершина Аконкагуа.
А я же альпинизмом занимался, вот и пошел в проводники.
И деньги, и самому в кайф. Правда, быстро наскучило – уж больно налажено, обустроено там все.
Стал было водить туристов в Андах.
Национальный парк Науэль-Уапи в Озерном краю, национальный парк Лос-Гласьярес. Рядом с которым его знаменитый чилийский близнец – Торрес-дель-Пайне.
В основном я работал в окрестностях Барилоче. Есть такой знаменитый туристический городишко.
Живописнейший край — обилие водоемов с лесистыми берегами, возвышающиеся над всем этим острые горные вершины. Небольшой горный массив в окрестностях городка исхожен будто какой-нибудь район Альп. В нем промаркировано с десяток доступных даже для новичков маршрутов, а в предвершинных цирках стоят горные приюты, то есть можно обходиться без палатки.
Но все это касается только одного крошечного, пусть и очень красивого пятачка, которые не спеша можно пересечь за неделю.
Попробуешь отойти чуть подальше – и окажется, что Науэль-Уапи может быть очень жесток.

А сейчас вожу туристов по Атакаме. Высокогорная пустыня.
Если помнишь из школьных учебников — самая сухая территория планеты.
В некоторых ее районах за все время метеонаблюдений ни разу не было дождя.
Представляешь?
На территории пустыни — более тридцати шеститысячников.
Чтобы у клиентов не было горной болезни, маршрут приходится строить так, чтобы набирать высоту постепенно, не более пятисот-шестисот метров в день. А если подъем на высоту пять-шесть тысяч метров, так еще медленнее.
Да еще и тащишь на себе запасы воды. И при этом — ежедневный дикий, валящий с ног ветер и сжигающее даже на морозе злое солнце.
Зато, зато…
Ты увидишь такие красоты, каких больше нет нигде на Земле: соляные озера со стаями горных фламинго, горячие источники разбавленной кислоты у подножия вулканов, фантастически яркие цвета минералов, руины храмов инков на вершинах гор, стада изящных викуний — это что-то среднее между газелью и ламой, выводки андских лис.
И главное, я тебе скажу, — одиночество, которого так не хватает в городе.
В следующем году может рвану на Вальдес. Это полуостров такой. Одно из лучших мест в мире для наблюдения за гладкими южными китами.
Сколько той жизни – хочется все увидеть!

…А с чего началось, спрашиваешь?
Да продали мы с Маришкой все, что у нас было в Киеве, и приехали сюда.
Туристами.
Она тогда на девятом месяце была. Сам понимаешь – «случайно» так вышло.
Вот и родила она здесь.
А по их законам родившийся на территории страны – гражданин Аргентины.
А ближайшие родственники коренного гражданина Аргентины имеют законное право на вид на жительство.
А кто у нашего малого оказался ближайшими родичами?
Мамка да папка.
Через два года и гражданами стали. Учись, камрад!
Как говорил один из героев Кортасара — о моей жизни даже по пьянке не расскажешь!
А ты говоришь — Родину не выбирают!

И знаешь, друзья, приятели, знакомые, воспоминания — все там осталось.
В той жизни.
Будто и не с тобой было.
И скажи мне кто-то сейчас – А хочешь…, — я ответил бы — Не хочу!
Одного человека только очень хотел бы увидеть.
Обнять, прижать к себе. Поговорить.
Кого?
Маму, Сережа.
Маму.


© Шева