January 9th, 2013

Сплошная апатия от этой гомеобратии

Братцы, я в некотором замешательстве и полной растерянности.

Позавчера мой сын восьми месяцев от роду забарахлил — стал температурить и покашливать. Посадил жену и отпрыска в машину и повез в поликлинику. Детскую поликлинику, государственную такую, совковую насквозь, обычную детскую поликлинику. Оставил их в коридоре ждать очереди и отлучился на пять минут в магазин. Возвращаюсь — выходят. Как, спрашиваю, дела–то? Что, врач осмотрела, простуда, говорит. И рецепт выписала. Беру рецепт, и первое, что вижу — оциллококцинум.

Вежливо стучу в дверь, вхожу. Сидит приятной внешности дама в халате.
— Здравствуйте. Вы только что прописали моему восьмимесячному сыну Оциллококцинум.
— Да.
— Знаете ли вы, что этот препарат гомеопатический?
— Да, знаю
— А как так получается, что в государственном медучреждении, в котором работают, основываясь на традиционной медицине, вы мне не рекомендуете даже, а прописываете в рецепте гомеопатическое средство? Гомеопатия в научном мире даже не рассматривается как медицина, а вы, врач, прописываете этот сахар восьмимесячному ребенку, который действительно болен, и нуждается в настоящем лечении?
— Нам рекомендуют его прописывать.

Я был готов схлестнуться с ней, но после такого ответа понял, что бисер метать тут смысла никакого. Да и судьба сына как–то больше волновала. Ладно, думаю, бог шельму метит, повстречаю я как–нибудь в коридоре этой обители горести и твоего главврача, тогда и сверим часы. Попрощался и вышел. С сыном вопрос решили, нашлись педиатры–друзья друзей. попшикали в горло какой–то аэрозоли, в нос капель накапали, а в задницу для верности еще и свечей каких–то напихали. Кашлять прекратил, но стал несколько задумчив.

Сегодня забарахлила уже жена. Расчихалась, засопливила — словом, совсем товарный вид терять начала и отправился я в аптеку за лекарством.
— Здравствуйте, девушки. Жена моя простудиться решила, но она кормящая, продайте мне лекарств с учетом этого милого факта, пожалуйста.
— Оциллококцинум возьмите.

И тут я, братцы, озверел. Я стал шуметь и возмущаться, задавать неудобные вопросы и всячески портить праздник. Даже, кажется, ногой топнул один раз. Я спрашивал их, как они, врачи, могут такую дрянь продавать людям, а они отвечали, что не врачи вовсе. Потом они заявили, что не для того учились пять лет (на кого?), чтоб такие обидные вещи от меня выслушивать. А под конец я спросил напрямую:
— Вы мне скажите честно, вы знаете, что Оциллококцинум — не лекарство и ни от чего не помогает?
— Да, знаем.

Из аптеки я вышел с очень дурным настроением, несколько деморализованным. У меня жена, сын, я их люблю и хочу, чтобы они были здоровы. Но как это возможно, если все врачи ангажированы, даже в госучреждении? В детской поликлинике простуду грудного ребенка лечат сахарными шариками, в аптеке кормящую мать предлагают лечить ими же. Кому верить? Полиции верить нельзя, врачам верить нельзя, правительству верить нельзя — пока хоть пожарным верю, чтоб совсем не разочароваться в людях.

© Orianaliev

Про Новый Год, богатое воображение и сексуальные фантазии

Вспомнилась небольшая история, поделились знакомые правоохранители, о фантазиях. Сексуальных. Не их собственных, но имевших широкий резонанс, хотя и в рамках одного отдельно взятого подъезда.
Пенсионерка Анна Павловна, 1929 г.р. 2 января сочла запасы хлебца истощившимися и направилась в магазин для их пополнения. Спускаясь по подъездной лестнице, внизу услышала шум, но значения не придала. Анна Павловна старшая подъезда и гонять пьющих пиво на лестничной клетке подростков ей не привыкать. Создав воинственный настрой в душе, она уже было собиралась вставить всем нарушителям спокойствия, куда Макар телят не гонял, но тут увидела, что ее опередили.
На лестничной клетке перед открытым окном, уложив грудь на подоконник, стояла абсолютно голая тетка. Позади нее, в позе, не оставлявшей сомнений, находился почти голый и почти лысый 40-летний сосед. Сосед был полосато-синего цвета. Единственный доспех мужика составлял колчан со стрелами. К колчану, висевшему на спине был привязан длинный синий шарф.
«Я аватар!»- орал мужик и пускал в открытое окно стрелы из лука, не переставая при этом с энтузиазмом пялить лежавшую на подоконнике тетку.
Анна Павловна с современной мифологией была знакома слабо, а потому внимание сконцентрировала на луке, включила задний ход и ретировалась в квартиру. Полиция и скорая помощь приехали примерно одновременно и поразительно оперативно. Но встал вопрос, как вязать стрелка. В условиях узкого подъезда, желающих снизу лезть под огонь лучника, даже с пистолетом, не нашлось. И военный совет отзвонился Анне Павловне. Ее послали в разведку, узнать, велик ли боезапас у отважного инопланетного воина. Пенсионерка сначала отнекивалась, но затем выяснила, что через глазок двери можно наблюдать голову и иногда верхушку колчана синего стрелка. Когда колчан опустел, Анна Павловна отрапортовала и группа захвата двинулась вверх по лестнице.
После истощения арсенала стрелок опасности не представлял, санитары сделали ему укольчик счастья и под сиреной наш герой, не снимая колчана и хвоста, отправился в родные фантастические леса Пандоры. А полиция осталась в компании голой пьяной и абсолютно невменяемой тетки составлять протокол.
Мужик был спортсменом-профессионалом по стрельбе из лука. По счастью обошлось без жертв.

© dunewill