December 25th, 2012

"Цыган"

Марат толкал тачку. Каждое утро, кроме понедельников когда базар закрыт, он вывозил товар для лотошников. Картошку мешками, мороженных судаков в грязноватых пластиковых ящиках, паки с соблазнительно пахнущими мандаринами. Да что угодно, лишь бы уплатили причитающуюся за ходку двадцатку.
- Двадцать, хозяин. - Марат скинул мешки за прилавок.
- Дэсять давай? Одын рас туда-сюда хадиль, а хочэш двацать, цыган! - новый торгаш собрался "зажать" десятку.

Все считали Марата цыганом, хоть был он самым что ни на есть русским. То ли из под Новгорода, то ли из Великих Лук. Наверное, за густую чёрную бородищу или карие глаза, спрятанные под кустистыми бровями. Лет пятьдесят на вид, широченный кряжистый, прямо звероподобный мужик.
- Такса двадцать. Договаривались на двадцать. - упрямо и зло пробурчал Марат. Протянул лапищу, мол, давай клади купюру.
- Слюшай много, да!

Грузчик плюнул, легко, как бумагу, разорвал мешковину, достал картофелину. Раз! Сок брызнул из сжатого кулака. Рядом заржала зеленщица Семёновна. Она видела этот фокус не первый раз. Марат запросто давил ручищей хоть картошку, хоть кокос.
Хозяин сразу передумал торговаться. Не те деньги, чтобы ходить с переломанными костями. Бородач довольно хмыкнул, спрятал деньги и утопал по рыхлому декабрьскому снегу со своей тачкой. Девять утра, десять ходок, две сотни греют карман - пора приниматься за настоящую работу. А базар работой Марат не считал.

Базар давал деньги, чтобы содержать и отапливать чердак в самом центре, в сердце и предсердии, города. Есть у нас "писательский район" (Гоголя, Горького, Пушкина, Чехова, Толстого) отчёркнутый "русской линией" (Долгоруковская и Александра Невского). В святая-святых, на углу Горького и Пушкина, с видом на парадное крыльцо академического, театра и жил Марат.

Конечно, у нас не Москва, а провинция, но и здесь такая жилплощадь стоит сотни тысяч вечнозелёных. Простой ремонт превращает чердак в пентхаус и доллары падают на владельца дождём. Удивительно, что одинокий небогатый человек по-прежнему держался за свой угол. Странно, что никто из бандитов или черных риэлторов не смел его потеснить. Но в мире не без чудес.
Collapse )

Шокированные иностранцы делятся, рецептами выживания в морозной России

Если уж для россиян нынешние морозы — нечто, что уже говорить о жителях других, куда более теплых мест на карте мира, волею судеб оказавшихся тут, у нас! Особенно на фоне плюсовых погодных аномалий, например, в той же Европе. Как же выжить в этой холодной России? Иностранцы делятся рецептами в Интернете и газетах.
"Минус 25 градусов: когда холодильник становится обогревателем для рук". Так называется материал в испанской газете El Mundo. "Входишь в супермаркет, тянешь руку к мороженым креветкам и чувствуешь тепло", — делится автор собственными наблюдениями. А также приводит впечатления своих соотечественников: "Девушки ходят в мини-юбках и на каблуках, парни гуляют без перчаток, держа в руках банки с пивом". "Когда видишь, что все русские женщины носят шубы, как богатые испанки в восьмидесятых годах, сначала недоумеваешь. Но сама наденешь шубу и поймешь", — говорят испанки, работающие в России. Перед автором встает вопрос перчаток: какие выбрать, тонкие или толстые? В толстых человек становится "самым неуклюжим млекопитающим". Чтобы написать СМС, перчатки придется снять. "Более пяти фраз в СМС — доказательство любви", — делает вывод автор.
"Свиное сало, картошка и чеснок: как питаться, чтобы согреться в минус сорок". Искусству выживания в российские морозы также посвящен материал лондонской Times. Автор утверждает, что командование Северного флота России заказало дополнительные партии чеснока, лука, сала и черного хлеба, чтобы улучшить иммунитет моряков в арктические холода. "Не хотел бы я оказаться с подветренной стороны", — заключает журналист. Русские усвоили: чтобы выжить лютой зимой, надо отбросить западные представления о здоровой пище, пишет Times. Щи – блюдо, которое едят, чтобы выжить, считает издание. Ими питались солдаты, победившие в снегах Наполеона и Гитлера. К статье автор прилагает рецепт щей под названием "Из России с любовью".
Что русскому хорошо, то немцу – смерть, и наоборот. Эту пословицу переиначила немецкая Bild. "Теплый праздник для нас и смертельные холода в России" – так называется материал. В Мюнхене накануне Рождества побит температурный рекорд: там плюс 20. Так тепло в этом регионе не было за всю историю метеонаблюдений. На этом фоне газета отмечает сильнейшие за полвека декабрьские морозы в России. Особенно в Сибири, где температура местами опускалась до минус 57. В московском регионе столбик термометра падал до минус тридцати. Немецкие журналисты пишут, что в школах из-за этого отменены занятия, многие предприятия сокращают время работы, женщинам разрешили взять работу на дом. А врачи, заключает Bild, рекомендуют детей до трех лет вообще не выпускать на улицу.
(С) сеть

Светка

Светку бросил парень. Причем ушел, мерзавец, под Новый год, когда вся страна замирает в предвкушении праздника, попойки и чудес. Светка любила Анатолия и прожила с ним под одной крышей, в старой, но уютной хрущевке почти полгода. Толик кормил ее с руки белым шоколадом, пел для девушки под гитару и клялся в чувствах, припав на одно колено. Светка была крупноватой и не очень симпатичной гражданочкой двадцати лет, с курносым, веснушчатым лицом и наивными коровьими глазами. Краситься она не толком не умела, одеваться тоже. Зато работала, как вол, на двух работах- продавцом и уборщицей, и вкусно готовила. Анатолий, видный юноша- еврей, не работал вовсе, оправдываясь тем, что является личностью творческой и пока не нашел себя в исскустве. Действительно, он пропадал на каких то литературных сайтах, что то иногда публиковал, чаще критиковал других авторов, отвлекаясь, чтобы пожрать и совокупиться с подругой, но известности и денег ему это сомнительное времяпровождение не приносило. Светка терпела, потому что была влюблена в Толика, как собачка в хозяина, крепко и беззаветно. И осталась одна под Новый год. С разбитым сердцем и короткой запиской от любимого: Светик, прости! Я понял, что мы не пара. Я вырос, как личность и достоин большего. Прощай!..

Светке надоело плакать в подушку, она умыла красное от слез лицо, кое как причесалась, накинула дубленку из кожзама и решила отправиться погулять на улицу, где уже вовсю галдел развеселый народ, хлопали петарды и даже свистела сирена полиции, видимо Вадим Булыга, угрюмый плотник из первого подьезда, опять затеял драку.

Светка открыла дверь, шагнула за порог, потом вернулась к столу и решительно откупорила бутылку шампанского. Гулять так гулять. Девушка выхлестала все содержимое из горла, смущенно рыгнула и закусила шоколадкой. Ей стало легче, а в голове зашумело. Светка посмотрелась в зеркало, висящее в тесной прихожей, взлохматила русые волосы, улыбнулась и отправилась навстречу праздничному городу. Часы показывали уже половину двенадцатого.
Collapse )