December 14th, 2012

Любовь Бульдозеровны

Что то не перло нынче Эдику. Везение, дама проницательная и в высшей мере неразборчивая в связах, обходила Эдика стороной. Она так же обходила Эдика машину, квартиру и все прочее, что так или иначе имело к нему отношение. И только супругу, полторы центнера весом и два метра ростом Везение периодически навещало. Скорее всего не потому, что здоровая, даже по понятиям бегемотов, тетка, сильно это заслуживала, а скорее просто побаивалось ее. Впрочем трудно винить ветряную даму Везение в этом. Тетку, которую в простонародье звали ласково Бульдозеровна, трудно было не уважать. Голос, габариты и железная хватка вызывали удивление и завить даже у мужиков, тем паче, что некоторые из них были не понаслышке знакомы с ее силушкой. Особенно, когда бухали вместе с Эдиком у него дома.

Эдик же был мужичком хлипеньким и тщедушным, но влияние на жену имел неограниченное. Мужики все удивлялись, дескать как же ты, вот такой дрыщ справляешься со своей Бульдозеровной? Неужто скрытые резервы организма имеешь? Или настолько «маленькое деревце в корень отросло», что Бульдозеровна все прощает?

Эдик только усмехался – Щас, вот она придет и сами у нее и спросите. Это звучало как рев тревоги «Внимание! Воздушная тревога!» И мужики, мгновенно превратившиеся в суетливых тараканов, веером разбегались из его квартиры, что бы только не попасть под Бульдозеровну.

А Бульдозеровна приходила домой, бухала на пол две тридцатикилограммовые сумки и ласковым прицелом обводила помещение. Если кроме суженного никого там не наблюдалось, она улыбалась нежной улыбкой экскаватора и начинала суетиться на кухне . Но если в поле зрения попадался кто то и идентифицировался в системе как «чужой», то Бульдозеровна тоже улыбалась. Но так, что хрусталь лопался в шкафу и начинала выть соседская собака. А потом этот «кто то» обнаруживал в себе реинкарнацию Икара и стремясь на волю, к солнцу, вылетал из квартиры, иногда преодолевая по воздуху весьма значительное расстояние.
В общем этот дом, почему то среди мужиков считался не гостеприимным.

А намедни Этик, прихватив толстую книжку и надев очки погрузился в мир литературы сидя на унитазе. Бульдозеровна была на работе, мужики почему то не шли и посидеть часок с книжкой, мысленно воюя против неукротимой планеты вместе с Язоном, было самое время.

Во то время, когда бесстрашный Язон сделал первый выстрел по ожившим джунглям, в скважине повернулся ключ и на пороге, заслонив дверной проем появилась Бульдозеровна. Она пришла пораньше, что бы успеть «накормить своего задохлика». Привычно окинув взглядом помещение и не обнаружив никого она немного удивилась. Обычно «ее мормыш» сидел на диване и глядя в телевизор задумчиво теребил вытянутые коленки тренировочных штанов. Сейчас же в квартире царила тревожная тишина, и Бульдозеровне впервые в жизни стало не по себе.

Осторожно поставив сумки она на цыпочках пошла по квартире. На удивление тихо монументальные ноги несли не менее монументальное тело.

- Ты здесь, мой серунишка? – ласково мурлыкнула Бульдозеровна в туалетную дверь.

…А в это время Язон убежав из города наводил контакты с местными жителями и вот-вот должно было что то случиться. Поэтому Эдик, как натура увлекающаяся был целиком, всем организмом, включая мозг и уши, в книге. Там он геройски помогал Язону бороться против всех.

- В сортире кто то есть! – Прислушавшись к звукам сделала правильный вывод Бульдозеровна – И этот «кто то» – враг! Потому ,что Эдик бы отозвался, а раз не отозвался, значит это не Эдик, а кто то чужой, а поскольку чужой в доме, а Эдика нет, то это враг, однозначно! И пробежав мысленно еще раз по этой безупречной логической цепочке Бульдозеровна решительно возложила длань на ручку сортирной двери…

… Буквально в полуметре от нее, за тонкой фанерной дверью, Эдик кряхтя после часа сидения на унитазе тоже взялся за ручку, что бы помочь затекшим ногам распрямиться.

… Бульдозеровна почувствовала легкое дрожание двери…

… Эдик, держась за ручку, закряхтел от удовольствия и начал выпрямлять тощие ноги, при этом не переставая читать.

… Пистолет, повинуясь напряжению мышц руки прыгнул Язону в ладонь, Мета подозрительно прищурилась. Вот-вот случится страшное!

… Бульдозеровна еще раз прошлась по логической цепочке и не нашла в ней изъянов….

- СУКА СТРАШНАЯ, ЗАКОПАЮ НАХРЕН ВМЕСТЕ С УНИТАЗОМ!!! – заревела Бульдозеровна и рванула дверь на себя. У нее и в спокойной то обстановке голос далеко не серебряный колокольчик, а в минуты душевного кризиса он вполне мог реветь в тумане подавая сигналы кораблями.

Язон еще вовсю стрелял в наступающие со всех сторон организмы, когда Эдик ушел с унитаза как болид и пит-стопа и пролетающий, строго горизонтально по маршруту туалет-коридор, только успел спросить в промелькнувшее ухо Бульдозеровны – за что?!

Бульдозеровна, набычив шары и ничего не видя от злости почувствовала, что кто то пытается ускользнуть мимо ее уха. Враг жив! И бежит
«Уууухххъать!!» – со страшным придыханием она опустила карающий перст, похожий на огромный валун, на пролетающее мимо тело. Подбитое на взлете тело, в соответствии с заданным вектором резко опустилось на пол и там затихло накрывшись книгой.

Бульдозеровна опустила взгляд. На нее с обложки смотрел бравый Язон и сексуальная Мета. Они стояли на фоне космического корабля, а с боков на них надвигались разные чудовищ и очень знакомый подбородок. Осторожно сдвинув книгу Бульдозеровна поняла, что кто-то где-то ошибся в расчетах.

… В больнице Эдик лежал как король. Бульдозеровна заставила всю палату кастрюлями, судочками и пакетиками с едой, принесла из дома подушку и одеяло. Для себя она элегантно жонглируя, принесла вместительное кресло. Жизнь на время переместилась в палату.

И только врачи, прежде чем зайти к нему, что бы осмотреть сломанные ребра, долго спорили в коридоре, кто пойдет первый. Потому, что Бульдозеровна, глядя проникновенно прямо через глаза в жопу, пообещала – «Не вылечите, поменяетесь местами»


© serega-kobah

Котенок

Корабельный кот Фрол возвращался на свой сторожевик N. Приподнятое настроение не портил даже поднявшийся ветер, дующий в морду. Сход на берег удался, без мордобоев, полный любви и песен. Ветер усиливался, начинало смеркаться, и Фрол бодро шел по краю тротуара, мурлыкая про себя какую-то мелодию. Проходя мимо шелестящей желтыми листьями высокой березы, он чутким ухом уловил непонятные звуки. Фрол остановился, и задрал голову, внимательно всматриваясь в качающуюся крону дерева. Там, среди дрожащих на ветру листьев, на тонкой ветке, словно зацепившийся целлофановый пакет, сидел крохотный котенок, вцепившийся в нее мертвой хваткой. Он и издавал похожие на мяуканье звуки. Как он туда попал? Может собаки загнали? Фрол оглянулся, поблизости никого не было. Он
вздохнул, с легкостью прыгнул на ствол, и как заправский матрос по вантам, начал подниматься вверх. Достигнув нужной высоты, он перевел дух, и осторожно по тонким ветвям подобрался к котенку. Глаза малыша слезились от ветра, он жалобно мяукнул, увидев Фрола
-Помоги!- увидел в глазах котенка Фрол.
Подобравшись вплотную, Фрол крепко взял котенка зубами за загривок, и медленно развернувшись, стал спускаться вниз. Никогда еще Фролу не приходилось работать спасателем. Котенок становился все тяжелее и тяжелее, и он словно в тумане, едва не теряя сознание, добрался до земли. Опустив котенка на пожухлую траву, он застыл, как бы забыв разжать зубы. Котенок мяукнул, и Фрол, словно очнувшись, разжал онемевшую челюсть , и внимательно посмотрел на него. Возраст - месяца три, расцветка - черными пятнами, как у питона. Порыв ветра поднял его шерсть, обнажив рыжий подшерсток. Что-то знакомое Фрол увидел в спасенном. Быстро темнело.
-Ну, бывай,- по-своему сказал Фрол, и зашагал в сторону причала. Через несколько шагов он обернулся. За ним семенил котенок.
-Нельзя тебе со мной. На службе я,- рыкнул Фрол.
Но котенок не отставал. Так поругиваясь, Фрол подошел к сходне сторожевика, и остановился. Котенок сел рядом.
-Ну, ладно...
Collapse )