November 15th, 2012

Это по-нашему, по-багамски

Матрос Антипыч был уже «дедушкой» - то есть, подходил к концу его срок заточения на судне. Уже скоро радист принесет в клювике письмо, сообщающее о его замене в каком-нибудь близлежащем порту. Одиннадцать месяцев – это срок, я вам доложу.

Участие матроса Антипыча в судовой жизни под конец контракта было простым, как рецепт хозяйственного мыла. Обычно он пил, почти не просыхая, но проявлял слабость – любил показаться на швартовке. Там его почти добровольные обязанности делились на две неравные части. Во-первых, он очень точно и далеко кидал выброску – ту, что с легостью на конце. Во-вторых, он умело и неспешно поднимал флаг на корме. Флаг у судна был багамский, что позволяло третьему механику Вите говорить, сделав какую-нибудь веселую глупость: «Это по-нашему, по-багамски». Антипычу, как человеку пьющему, наверняка, импонировал тот факт, что Багамы стали крупным самогонным центром Карибов во время сухого закона в Штатах, с двадцатого по тридцать третий год минувшего столетия. Скорей всего, именно поэтому он с такой теплотой и гордостью поднимал наш багамский флаг.

У нормального человека может возникнуть вопрос: а что такое легость? И куда, а главное, зачем надо бросать выброску?

Легость – это некая тяжелая субстанция (маленький, но очень тяжелый шарик из резины, или кусок свинца, например), оплетенный веревкой. Эта штука весит с полкилограмма. Ее привязывают к концу выброски – веревки толщиной в сантиметр. При швартовке с судна на берег подают (читай: кидают) вот такую выброску, а к ней уже привязывают тяжелый швартов – собственно, большой и толстый герой нашего времени, для него вся эта суматоха и затевалась. И уже в меру упитанным швартовым привязывают кораблик к берегу. Потом повторяют несколько раз – как минимум, шесть концов должно быть заведено на береговые кнехты, швартовные тумбы. А по увеличению водоизмещения и грузовместимости швартующегося парохода количество швартовных концов растет до неприличных величин.

Так вот, матрос Антипыч очень точно кидал выброску. Метнет – и всегда попадает. И очень далеко. Вот такие профессиональные навыки у него были.
Collapse )

Случайно ли счастье?

14:42
В трамвай забегает парочка. Мужик с пакетом, дамочка у него этот пакет берет:
- Ну вот, йогурт купить забыл! А масло, надо же было брать с зеленой полоской, а не синей, обезжиренное... О! Я ж сто раз тебе говорила, что не ем шоколад со всякими там орехами и изюмами! А ты опять купил! Я схожу с ума!!
Мужик выхватывает шоколадку и в сердцах швыряет ее в окно.

14:41
В трамвай заходит парень. И видит сидящую у окна девушку неописуемой красоты. Лучше, чем в его самых смелых, но пристойных, фантазиях. Его прошибает будто током. Вот она, его судьба и любовь, с первого взгляда и до последнего вздоха. Но надо действовать. А его от чувств и эмоций переклинило. Мозг отказал, мышцы тоже. Но вспыхнувшее чувство уже сильнее его самого. И он, походкой глубоководной каракатицы резко поднятой на поверхность, подходит к своей избраннице. Он хотел опуститься на колено, как рыцарь, но у каракатиц нет колен, поэтому, стоя в естественной для каракатиц позе, но странной для человека, он начал:
- Девушка, вы очень красивы. Можно с вами познакомиться? Меня Сергей зовут.
Девушка обернулась. Парень симпатичный и ей сразу понравился. То, что она тоже произвела на него впечатление, она сразу догадалась, по его странной напряженной позе каракатицы. Но женщина есть женщина. Она должна убедиться в серьезности намерений претендента. Маленькая, пустячная, почти формальная материальная жертва должна быть. Хотя на языке уже вертелось, и желало как можно быстрее с него слететь, слово: «Да!!!» Видя, что перед ней нищий студент, она опускает планку до минимума и кокетливо произносит:
- А я без шоколадки не знакомлюсь.
У парня в голове очередной взрыв, почти настоящий. Он действительно нищий студент и в кармане кроме проездного – ни шиша. Первая идиотская мысль, попытаться подарить ей вместо шоколадки свои почти новые кроссовки 44 размера. Но даже мозгов каракатицы хватило, чтоб от нее отказаться. Паника. Мысли скачут. И главная: неужели из-за какой-то шоколадки он лишится любви всей своей жизни и будет обречен на вечные страданья и муки. Он не знает что предпринять. Он в смятении. Он мысленно кричит: Помогите!!! Пожалуйста, помогите!!!
Мимо проносится встречный трамвай и в окно влетает плитка шоколада с орехами и изюмом. Ударившись парню в грудь, она падает девушке на колени.
Оба расплываются в улыбке. Начало их счастью положено. Они даже не задумались, откуда взялась шоколадка. А она обязательно откуда-нибудь бы взялась. Счастье не должно срываться из-за мелочей.
© сеть

Тихая смерть

Данный случай произошел со мной этой весной. Стоял еще снежный апрель. Жил тогда в собственно построенном избе 6*6.
Как обычно, идя с работы домой, заскочил в магазин, купить катлетосов (жена попросила). Пришел, поел те самые котлеты мокорошками и растопил печь. В этот раз решил протопить ее углем, так как дрова ужо кончались, а углю валяться немного, без дела. Как обычно растопил дровами, а потом кинул угля. Полазил по дому, занимаясь своими делами. Перед сном проверил печь, на элементы прогорания угля. Уголек уже, как мне показалось, полстью прогорел и не подавал знаков жизни. Закрыл задвижку и упали спать.
Ночью меня начала мучить головная боль и ужасная сухость во рту. Я встал сел на край кровати, была какая-то не понятная слабость во всем теле. Попытался встать изгонять до кухни попить водички. Но когда я уже почти встал, все кругом начало кружиться и мое тело рухнуло на пол. Не почувствовал боли от падения, отключился. Потом обратно вернулся в сознание, попытался снова встать, но тело не слушалось, оно было ватным, полу управляемым, как будто какой то злой кукловод, держит тебя на веревочке и не дает сделать нужные движения. В голове была мутная пустота, мысли приходили и уходили, пытались сформироваться но в конце концов разлетались на маленькие кусочки, сталкиваясь с обрывками другой информации. Я вообще не понимал что происходит.
«Траванулся котлетосами!»- промелькнула первая, мятая мысль.
Я повернулся в сторону кровати попытался встать снова и снова, но безуспешно весь мир кружился во круг, как волчок. Еще и еще, потом опять безмолвная, тихая, черная пустота.
Снова очнулся.
«Кричи! Зови жену!»- промелькнуло в башке.
«Зая! Солнышко! Проснись!»- проревел я не своим голосом. Язык также устроил мне бунт.
Но любимая жена не откликалась. После еще пары попыток ее позвать, но безуспешных, опять пустота. На протяжении всех моих действий я отключался и включался все время. Не знаю на какие периоды времени.
«Ползи к ней! Буди! Буди!»- прозвучал опять чей то голос.
Collapse )