October 17th, 2012

Coca-Cola. Грязная правда

То, что Coca-Cola была изобретена фармацевтом Джоном Пембертоном, состояла из листьев коки и орехов колы, была запатентована как лекарственное средство от нервных расстройств и продавалась в аптеках, известно сегодня каждому. Большинство знает и том, что Санта-Клаус, каким мы его знаем, дело рук кока-кольного отдела маркетинга. Компания 80 лет положила на то, чтобы прочно увязать образ упитанного старичка, одетого в красное, с сезоном главных зимних праздников.

Однако, мало кто догадывается о нереальной тяге колы к постоянному росту: объемов сбыта, потребления на душу населения, стоимости. Во времена экспансии Coca-Cola в школы, например, компания решила, что детям надо выпивать не 1 литр колы в сутки, а минимум 3. Подобными нелицеприятными фактами из истории развития бренда изобилует книга «Coca-Cola. Грязная правда», представляющая собой журналистское расследование о том, как создавался напиток и развивалась компания в период с 1885 до настоящих дней.

Вот несколько интересных фактов, упомянутых в книге Майкла Блендинга.

Coca-Cola совсем не оригинальный напиток для того времени. Было минимум 4-5 компаний, которые так же выпускали «колу», но начали делать это раньше.

Современная Coca-Cola скрывает и прячет факт того, что 20 лет оригинальный состав напитка содержал листья коки. До 1906 года это действительно была «кока» кола.

Про экспансию Coca-Cola во времена Второй Мировой Войны. Оказалось, что «сеять демократию по всему миру» придумало совсем не правительство Штатов. Руководство Coca-Cola доказало администрации, что у солдат напиток ассоциируется с «Родиной» и Cola дала сумасшедшее на то время обещание: «Каждый солдат США, в каждой точке мира сможет купить себе бутылку Coca-Cola по цене в 10 центов». А чтобы не возить по всему миру стеклянные бутылки Coca-Cola просто взяли денег у правительства на постройку собственных заводов в Европе и Латинской Америке, на которых бы разливался напиток. Так Coca-Cola легко и просто, без особых затрат к концу войны имела долю рынка в 69%.
До Второй Мировой войны крупнейшим рынком сбыта для Coca-Cola была Германия. И, естественно, большому бизнесу наплевать на все моральные ценности и устои, когда начинается война — крупнейший рынок сбыта терять не комильфо. Чтобы «не палить» свои корабли и составы с колой, которые едут в Германию, Coca-Cola просто построила на территории Третьего Рейха несколько своих заводов — так проще, дешевле, рынок насыщен и общественность молчит.
Collapse )

Мимоходом

— Ну, показывай, показывай! – Ершова вошла на кухню, потирая руки, и улыбаясь как дедушка Ленин на обложке книги Бонч-Бруевича. – Это оно?
- Да. – Я смахнула пылинку со своего нового приобретения тряпкой. – Ну как? Нравится?
- Ничо. Хорошенький. Но с голубым его носить нельзя – вообще не будет смотреться. Его с зелёным бы хорошо. И под твою бежевую сумку.
- Я вчера с чёрной была. Ахуенно всё смотрелось, кстати.
- Ну, чёрная – это ж классика. С чёрным всё смотреться будет. Только пиджак новый купи.
- Кому? Себе?
- Нахуя тебе пиджак? Ему, вон, купи. Красивый же парень, а лапсердак у него с Козельской трикотажной фабрики. К тому ж, перешитый из дедушкиной робы, в которой он БАМ строил. – Ершова потрепала Сашку по русой головушке: — А годков-то тебе сколько, малец?
Сашка не ответил. Собственно, он со вчерашнего вечера еще ни слова не сказал. Вернее, с ночи. И утром я даже потыкала в него пальцем на предмет узнать: он там живой ещё вообще? Поэтому я ответила за него:
- Девятнадцать.
Ершова нахмурилась. Схватила кухонную тряпку. Поплевала на неё. Протёрла Сашкино лицо. Выкинула тряпку. И повернулась ко мне.
- Ой, нехороший возраст, Лида. Было б хотя бы двадцать два, а тут совсем же… Ведь сдохнуть мог.
- Мог.
- Вот. И давно он такой?
- Со вчерашнего дня.
- Совсем не говорит?
- И есть отказывается.
- Помрёт он у тебя. Помрёт! – Хрипло каркнула Ершова и закашлялась. – Купи ему пиджак, пока не поздно. Ты где его подобрала?

Я вздохнула. Сашку я подобрала в прямом смысле на улице. Вчера вечером. Мне было скучно, а на улице лето. А во дворе лавочка. А над лавочкой живописная береза. И я там сидела.
Короче, кому я вру? На лавочке той я ровно пять минут сидела, пока какой-то юный пионер из детской организации, тусовавшейся через пять метров от меня, не подошёл с опрометчивым вопросом на предмет узнать сколько времени.
А потом, узрев у пионеров полупустой ящик пива, и справедливо рассудив, что этой дозы им вполне достаточно, чтобы не признать во мне двадцатишестилетнюю тётку, я телепортировалась в самое нутро детской организации с целью внести туда хаос и немного сексуальности в стиле mature.
Пиво – это пойло пролетариата, к коему я себя вот уже недели две как не относила, с подачи Ершовой же («Лида, пожилые женщины должны брать манерами, понимаешь? Манерами! Купи себе кольцо с фальшивым рубином, научись мудро ухмыляться в усы, и попивай коньяк из трёхлитровой рюмки – я такую в кино видела. Ты антиквариат, а не секонд хэнд, ёбана!»)
В общем, пиво пить было запрещено, и я купила коньяк. Трёхлитровой рюмки в магазине не оказалось, но это всё детали. Коньяк, вероятней всего, я всё же выпила. Иначе как объяснить утреннее наличие одного из вчерашних пионеров в своей кровати, да еще в состоянии овоща?
То, что пациента зовут Сашей – я прочитала в его паспорте. По карманам я шарить не приучена, но паспорт почему-то лежал прямо на подушке. Не иначе, я вчера пионера на нём присягать в верности заставляла. Есть у меня такая привычка нехорошая. Рассказывали.
Пациент был всем хорош: молод, голубоглаз, в хорошей физической форме, и почему-то вызывал умиление и желание купить ему немного сахарной ваты на палочке. А еще он отлично гармонировал с моим гардеробом, совершенно не подчёркивая нашу семилетнюю разницу в возрасте. Большая редкость по нынешним временам. Не стыдно и Юльке похвалиться.
Collapse )

В поисках работы

Когда он из старого кожанного портфеля достал здоровенный хуй, я понял - все. Если генеральный директор крупной компании, на публичном семинаре, с присутствием журналистов и специалистов, позволяет себе почти четверть часа размахивать тридцатисантиметровой елдой, так и эдак склоняя конкурентов и врагов компании, посылая их на тот самый прибор и красноречиво рассказывая как и куда он засунет по самые резиновые яйца всем кто посмеет показать лучшие результаты, чем они…
Именно тогда я понял. Отчетливо и даже с небольшим щемлением в груди – это именно та компания, где я хочу работать. Хочу так же иметь возможность достать хуй, и не обязательно резиновый, и воткнуть в лицо все что я думаю, тем о ком думаю.

При очередном, энергичном взмахе, в основании крепко зажатого члена, что-то громко хрустнуло, в руке выступающего осталось мошонка бычьих размеров, а елдень, совершив короткий полет приземлилась акурат в разрез пышных грудей блондинки на первом ряду. Она бросила мимолетный взгляд на залупу торчащую на уровне губ, густо покраснела, и бережно, чувствовался немалый опыт,вытащила двумя наманикюренными пальчиками чужое достоинство.

- Ничего-ничего! Можете оставить себе госпожа Раздолбаева. Буду благодарен, если передадите этот член вашему директору с моими самыми искренними напутствиями, - выступающий гнусно ухмыльнулся в сторону отсутвующего конкурента и достал из потрфеля еще одну гигансткую, уже черного цвета, пипиську.

Я! Я натюрлих! Компания мечта!

Занесло меня на этот семинар, как самого настоящего подонка: я сидел уже пару месяцев без работы, холодильник в своем нутре имел ровно одну пельмень, оставленную пару лет назад на черный день, а желудок требовал не столько пива, сколько горячей мужской еды. Килограмма четыре. Поэтому, я живо откликнулся на приглашение друга посетить семинар с чумовым названием «Управление уровнем удовлетворенности клиента. Типовые и уникальные практики» (я переписал эту поебень из листовки; моя память неспособна удержать столь великолепный бред).

Меня инетерсовал исключительно обед в середине этой встречи, до всего остального было перпендикулярно. Организаторы семинара оказались настоящими суками и на обед пускали только тех кто был зарегистрирован с самого утра. Поэтому приходилось со скрипом в ушах слушать про мистери-шоппинг, колл-центры и прочую хрень. И кто мог подумать, что именно на этом великосучном мероприятии я найду Компагию-Мечту!

Первым делом, следовало определить кто им был нужен из ит-специалистов. В компании-мечте я был готов работать даже лошадью прижевальского - ржать и кусать за задницы девок на полставки. Но с единственным условием. Дайте мне резиновый хуй!

Collapse )