September 26th, 2012

5 самых абсурдных покушений, которые, тем не менее, удались ...

Большинство политических убийств, которые в той или иной степени повлияли на ход истории, были скрупулёзно продуманы и просчитаны. Но не все. Некоторые из них больше напоминали комбинацию невероятной жестокости и такой же невероятной профанации.

1. Покушение на Рейнгарда Гейдриха

В 1942 году группа диверсантов британской разведки получила задание устранить оного из инициаторов «окончательного решения еврейского вопроса» Рейнгарда Гейдриха. Непосредственное выполнение задания было поручено агентам Йозефу Габчику и Яну Кубишу.

Агенты выбрали тихое место за городом, на повороте к загородной резиденции Гейдриха, где и устроились с пистолетом-пулемётом «STEN» поджидать свою жертву. Когда машина перед поворотом сбавила скорость, Габчик вышел из укрытия, прицелился и нажал на курок.

И… тишина.

Оружие оказалось полностью закупорено травой, которую Габчик насобирал по пути для своих кроликов. По какой-то иронии он набил зеленью именно тот мешок, в котором хранилось разобранное оружие, и совершенно не подумал проверить его, прежде чем собрать.

Так что отважный диверсант оказался в дурацком положении, стоя перед своей жертвой с оружием, которое переклинило кроличьей едой.

К счастью для агентов, Гейдрих тоже не отличился сообразительностью. Вместо того, чтобы приказать водителю давить на газ, а потом отправить людей на поимку Габчика и Кубиша, он велел остановиться, достал пистолет и лично открыл огонь по своему незадачливому убийце.

Вернее, попытался открыть. Потому что патронов в пистолете не оказалось.

Пока Габчик и Хейдрих стояли с идиотскими лицами, направив друг на друга бесполезное оружие, Кубиш сориентировался, достал гранату, метнул в сторону машины и… промахнулся. Взрывом никого не убило, но ранены оказались и Гейдрих, и его водитель, и сам Кубиш.

Раненый Гейдрих, видя, что перед ним совершеннейшие профаны, решил продолжить схватку и выбрался из машины – по-прежнему вооружённый только пустым пистолетом. Кубиш не стал дожидаться дальнейшего развития событий, сел на свой велосипед и был таков.

Тогда Гейдрих дал своему водителю команду схватить Габчика, который всё ещё пытался добиться от своего пулёмёта какого-нибудь толка, но как только водитель к нему приблизился, вспомнил, что у него тоже есть пистолет!

Он выстрелил водителю в ногу, после чего сбежал. Почему Габчик не прикончил раненого и безоружного нацистского начальника – неизвестно. Может, дома его действительно ждали умирающие от голода кролики.

Тем не менее, это фарсовое покушение неудачным назвать тоже нельзя. Ранение Гейдриха оказалось достаточно серьёзным, да и помощи ждать пришлось долго. Так что он скончался вскоре после того, как был доставлен в госпиталь.

2. Убийство Линкольна или ода глупости
Collapse )

Пока смерть не разлучит нас

Леша встал с дивана, пошел на кухню, поставил чайник. Ася слышала, как он двигает кастрюли в холодильнике.
- Уже проголодался? – крикнула она.
- А у тебя есть курица тушеная! - он вернулся в комнату и звонко пошлепал себя по голому животу.
Ася вскочила и побежала на кухню, на ходу включив телевизор.
По телевизору шли новости. Леша смотрел вполглаза. Вдруг дикторша нахмурилась и заученно-тревожным голосом сказала, что при заходе на посадку потерпел крушение пассажирский самолет…
- А? – вскрикнул Леша.
- Что? – спросила Ася из кухни.
- Тихо! – он бросился к телевизору.
-Что-что? – Ася вбежала в комнату.
- Не может быть, - сказал Леша. – Погоди. У тебя комп включен? Не надо, я айфон возьму…– потыкал пальцем в экран и скривился. – Ась, мне надо ехать. Самолет упал.
- Какой? – не поняла она.
- Мой!

Потому что Леша сказал жене, что командировка с пятого по двенадцатое. А на самом деле она была с седьмого. Думал, что два дня будут в его полном распоряжении. И вот такое гадство. Надо возвращаться домой и врать, что опоздал на рейс.
- А может, не надо? – легкомысленно сказала Ася. – Если там все погибли? Отрастишь усы, купишь новый паспорт, и все дела! Тебе пойдут небольшие усики. Здравствуй, новая жизнь! – и она его поцеловала. Она была голая и красивая.
- Ага, конечно! – усмехнулся Леша. – Я же не регистрировался. Я вообще брал билет на послезавтра.
- Понятно, – сказала она и вздохнула.

Выйдя из метро, Леша сильно подвернул ногу. «По Фрейду, - вспомнил он статью в каком-то журнале. – Значит, мне дико неохота домой. А может, правда? Усы, взятку в паспортный стол, и новая жизнь?»
Он поковылял к дому.
Открыл дверь своим ключом. Стиральная машина работала на отжим, выла и грохотала. Он поставил сумку под вешалку.
Стиральная машина щелкнула и замолчала.
- Нет, не сегодня и не завтра, - услышал он голос своей жены; она разговаривала по телефону. – Это как-то неприлично. И потом, надо будет на опознание лететь, наверное... Да какие сорок дней, ты что! – засмеялась она. – На той неделе. Я сама позвоню…
Леша захотел распахнуть дверь и сказать: «Я вообще-то жив. Но не смею больше навязываться!»
- Конечно, это судьба, - сказала жена. – Целую, целую тебя.
И повесила трубку.
Леша решил: хрен вам с маслицем, а не судьба.
Снова открыл входную дверь, потом громко захлопнул и крикнул:
- Туська, привет! Такая невезуха! Ногу вывихнул, растяжение, наверное! Три часа на лавочке сидел, пока очухался. Поменяю билет на послезавтра.
Жена выскочила в коридор, бросилась к нему, обняла его.
- Лешенька! Живой!
- Тусь, ты чего? – удивился он.
- Леша, - она прижалась к нему еще сильней. – Твой самолет упал. Понимаешь? Самолет разбился. А ты на него опоздал. Понял? Ты понял?
- Вот это да! – сказал он. – Слушай, прямо не верится. Нет, правда?
- Правда, - сказала она. – Это судьба.
Она прикрыла глаза, медленно и сладко поцеловала его.
- Ой, – сказал он. – Нога жутко болит, извини.


© clear-text