September 4th, 2012

Марк Агеев, кока и прощальный минет

Осторожно, ненормативная лексика!

Надают блеать имен. Как их на хуй выговаривать? Марианна ебать! Тут и марьиванна напрашивается, и марихуана тут же. Но Марк Агеев с его романом с кокаином тогда зачитывался сильно и потому я звал ее кокай. Было искушение называть ее марианской впадиной, тем более были на то причины, но кока как-то сподручнее чтоли.

То время было славным. Пиратские диски с программным обеспечением отлетали, как горячие пирожки. Тот редкий случай, когда заработок продавца позволял смотреть на топ менеджеров, как на нищебродов (ох уж этот анальный вау фактор).

Кока работала напротив и торговала какими-то микроволновками, откровенно грустила и стреляла глазами на всех у кого по факту рождения имелись яйце. Избалованная сука. Выебать ее хотели все, потому что не смотря на довольно таки большую жопу у нее было охуенной красоты лицо, пухлые губы и отличные сиськи. Да и жопа не смотря на объем имела приятную форму и упругость.

Но вот ведь незадача. Не давала никому. И как только ее не крутили, как только не поили, не вбрасывали спидами и не накуривали - не дает. Кремень! Я как-то не очень люблю кидаться на интересное вместе с толпой и потому оставался в стороне и делал вид, что ваще не интересуюсь ею, что сыграло свою роль.

Видимо, коку очень запедрил тот факт, что на хуй она мне не нужна, и перешла она к активным действиям, что выражались в ежедневном посещении моего рабочего места под различными предлогами, как то: "Дай сахару, дай чаю". А потом так ваще типа пойдем попьем пефку после работы.

Collapse )

Обосрался в костюме клоуна

Решил летом пойти подзаработать. Нашел в газете бесплатных объявлений- «работа для студентов». Позвонил- пригласили на собеседование. Пришел. Оказалось, это ебучий «Детский Мир». Вы все наверняка, если только не живете на хуторе Ебучии Селедки, видели на улицах своего города ряженых долбоебов, ходящих по улицам в нелепых костюмах и служащих объектами для всеобщего посмешища. Так вот это мы. Зарплата была грошовая, но я согласился, а хули, думаю хоть дисков прикуплю. Надо приезжать с утра в детский мир, переодеваться в костюм клоуна и идти на точку тусить, прям как проститутка. Ну я пришел, разделся полностью, даже трусы снял, ибо в одежде залезть в клоуна и ходить так в сорокаградусную жару- это самоубийство. Костюм был охуенный просто. Это был единый цельный комбинезон с молнией на спине, с разноцветными штанинами и огромной поролоновой головой, причем к моей голове она никакого отношения не имела, просто возвышалась над моей макушкой еще почти на метр, а мое лицо было где-то на уровне шеи этого ебаного клоуна, там дырки были проделаны маленькие для глаз, чтобы я мог видеть происходящее и оценивать обстановку. Кряхтя и пыхтя я залез в костюм, попросил застегнуть мне молнию других таких же бедолаг, как и я (нас там дохуя было таких, по всему городу стояли) и отправился трудиться.

Выйдя на улицу, я ощутил себя космонавтом. Пот просто лился с меня ручьями, жарища была, хорошо я трусы снял, а то потом ехать домой всему мокрому- не очень-то приятно. Мой рост засчет поролоновой башки значительно увеличился, при ходьбе она перевешивала и надо было двигаться внимательно, с расстановкой, чтоб не ебнуться.
Collapse )

Метод Хайтауэра

«Разберись, кто ты – трус иль избранник судьбы
И попробуй на вкус настоящей борьбы.
В. Высоцкий

Тяжелая работа, такие, брат, дела,
И в праздник по тревоге хоть в чём мама родила,
Ментовские проблемы дядям Петям нипочем,
Он пьяный дал соседу кирпичом

Трудно менту встретить Новый Год
Эх, криминальный российский наш народ!
Хоть парень вроде крепкий, и пуля не берет,
А может и берет, да ну её к черту.

Профессор Лебединский


Вечер… И схлынул поток заявителей, строчащих заявления-слёзницы, что тати – поголовно гады, подонки и сволочи – спиздили у них различные предметы быта, деньги и прочие материальные блага цивилизации.
Рабочий день давно уже закончен, но опера не уходят. Как там пиздодельный «Любэ» в лице никогда не носившего погон Коляна Расторгуева бодренько так поёт: «Но рановато расставаться операм…» Сука… «Прорвёмся! – ответят опера-а-а-а!» Не, точно сука! Да хуй там на воротник, «прорвёмся». Скорее, «загнёмся»… По двенадцать часов, да без выходных, когда дети уже просят фотокарточки, чтобы знать, что у них ещё папы есть…
А если и направишься в лоно семьи, непременно отловит начальник, и станет задавать крайне неприятные вопросы: «А у тебя как с раскрываемостью?» да «Неужели и по делам всё в порядке?». Вся загогулина в том, что у сыщика, у нормального сыскаря, никогда по делам не может быть ВСЁ в порядке! И знают это всевозможные проверялкины, как мухи на…, ну, в общем, как мухи слетающиеся на территориальные отделы.
Сегодня день спокойный, слава КПСС! Никого (тьфу-тьфу!) не ограбили, не убили, не надругались. Можно чуток и расслабиться. Тем более, что погода шепчет – с тёмного беззвёздного неба моросит противный осенний дождь, и ветер срывает жёлтые мокрые листья с чахлых лип под окнами, и бросает их в окно кабинета.
На журфикс в резиденцию Серёги Адамяна были приглашены Володя Ерёмин, Мишка Савинов и Серёга Даниленко. Изысканно накрытый прессой-«малолитражкой» «Петровка, 38» стол ломился от яств – две бутылки водки ёмкостью ноль-семь, полбуханки чёрного хлеба, и пара солёных огурцов, от щедрот рыночной продавщицы.
Collapse )