August 22nd, 2012

Cколько вам нужно времени, чтобы купить сметану?

Так уж получилось, что в субботнее утро мне понадобилась сметана. Хоть это и некошерно покупать по субботам продукты, конечно. Поскольку встаю я рано даже по выходным из-за врожденной чешежопицы и не угомонности, то я надел трусы, шлепанцы и еще что-то и к открытию местной блядской "Пятерочки" был у ее дверей.
Вообще я терпеть не могу эту сеть из-за долбоебизма, скудности выбора и зомбированности управленческого офиса, с коим я по ходу дела сталкиваюсь регулярно по работе. У них над каждым столом висит рамочка с гимном сети. Причем гимн ояибу написан в лучших традициях, с пафосом и не в рифму.
Но не суть.
Прихожу я к девяти. Рядом толпятся еще несколько таких же субботних наркоманов, как и я. Ждем. Девять ноль-ноль. Хуй. Дверь на замке, внутри какая-то возня и хохот. Но не открывают. Девять ноль пять. Хуй. То же самое, но к хохоту прибавилось сопение.
Первым не выдерживаю я и ебашу ногой в дверь. Ебашу еще раз. Нехотя дверь открывается и дышащее перегаром ебало охранника спрашивает чего мы ждем. Понимаете? Чего мы блядьсуканахуй ждем! Это спрашивает охранник. Хотел ответить, что мы ждем пока он сдохнет чтобы спиздить тонну свеклы из склада магазина, но меня опережает какая-то тетка и говорит, что ждем открытия. Охранник удивляется, смотрит на часы и говорит, что уже открыто, можно заходить.
Заебись. Захожу, беру эту блядскую сметану и иду к кассе.
На кассе хуй ночевал, только какая-то бабка с паркинсоном и огромной дыней. Типа ждет кассира. Встаю за бабкой. Ждем вместе. Приходит мужик с корзинкой продуктов, за ним еще один, потом тетка, которая меня опередила, потом женщина с ребенком и опять мужик. Кассира нет.
Где кассир спрашиваю охранника.
- Хуй его знает - отвечает тот - Я охранник, где кассир в душе не ебу.
Народ начинает роптать,на часах уже девять семнадцать.
Наконец откуда-то из глубины зала не спеша, переменным шагом плавно выплывает фантастически толстожопая, похожая на артистку Крачковскую, кассирша.
Видит толпу, делает отреченный вид и двигается, кажется, еще медленнее.
Наконец подходит, пару минут устраивает жопу на кресле. Потом улыбается и говорит бабульке с дыней: Здрасьте.
Бабулька подает дыню.
Кассирша минуту тупит и смотрит на эту дыню, а потом заявляет, что у нее нет на нее штрихкода, встает и уходит куда-то, якобы за этим блядь штрихкодом.
Охуеваем и ждем, матюкаясь и пидорася всю эту пятерочку вместе с ее директором, грузчиками и уборщицами.
Появляется кассирша.
В руках бумажка со штриходами. Пару минут ищет в списке дыню. Не находит. Я начинаю медленно закипать.
Кассирша звонит куда-то и просит придти Виталика.
Через еще три минуты приходит Виталик, длинный и худой дрыщ с бейджиком администратора. Смотрит на всех собравшихся, как Миклуха-Маклай на обосравшихся папуасов,вздыхает и находит этой тупой пизде штрихкод в списке.
Бабулька радуется и подает пенсионное удостоверение.
Кассирша опять залипает и говорит, что теперь ей надо штрихкод для этого удостоверения.
Очередь орет и грозит стереть этот магазин с лица земли на хуй.
- Бабушка - говорю я - Может ну ее, эту дыню?
Бабушка смотрит на меня и отвечает, что если она мешает всем, то готова уйти без дыни.
Бабушку становится безумно жалко, говорю ей, что это не она мешает, а мешают дибилы, которые работают в этом блядском гадюшнике, не умеющие организовать работу и выдрочить персонал. Блядь, если бы в Израиле кто-то в любом магазине, а тем более в сетевом, устроил такой цирк Дюсселей, этого кого-то распяли предварительно выебав в жопу титановым ломом.
Наконец манда со штрихкодами находит все, что ей нужно, пробивает бабуле дыню. Бабуля уходит.
Я радостно, предчувствуя освобождение, подаю сметану.
- Ой-говорит мне посланница ада - у вас штрихкод не проходит.
Тут я не выдерживаю. Я говорю ей столько всего и так эмоционально, что кассираша понимает, что от того, как быстро она пробьет мне этот товар, зависит не только ее никому не нужная жизнь, а жизнь всех ее родственников, друзей и соседей вместе с домашними животными....
Вышел из магазнина я в девять сорок пять! То есть сорок пять минут я покупал какую-то сущую хуйню при полном отсутствии очереди. Бабушку с дыней я в рассчет не беру, конечно.


© amorales69

Анафилактический шок

Знакомый стоматолог рассказал, далее от его лица.

Привели к нам в клинику маленького ребенка, зубик полечить. Как себя ведут обычно дети в кресле у дантиста, известно всем. Внутренне приготовившись и помолясь, приступил к делу. После укольчика анестезии, начал раскладывать инструменты в нужном порядке. И на какое-то время выпустил малыша из виду. Взглянув на него снова, я обмер. Ребенок лежал в кресле без сознания. Анафилактический шок, понял я. Это самое страшное, что может случиться. Медсестра впала в такую панику, что пришлось выгнать ее из кабинета. Она стала помогать за его пределами — вопить, звать на помошь. Коллеги, ринулись на помощь из своих кабинетов. Клиника мгновенно поднялась на уши. Многие на бегу набирали номер скорой помощи. А мы приготовились оказывать первичную мед помощь, чтобы дитя дожило до приезда реаниматологов. Все это заняло какие-то секунды, которые не просто показались вечностью, а взвинтили нервное напряжение до уровня ультразвука. И вот, когда я склонился над ни на что не реагирующим ребенком, он причмокнул губами, всхрапнул и улыбнулся во сне. Вот так, ожидать можно было всего, что угодно, но никак не того, что малыш с зубной болью уснет в стоматологическом кресле, окруженный враждебной, с точки зрения ребенка, обстановкой, да еще и будучи дважды уколотым в десну «добрым» дядей в белом халате.


© Некто Леша