March 29th, 2012

Последний день юности

середине душного июльского дня 90го года ко мне, маявшегося от безделья на практике при кафедре подошли два моих знакомца, можно даже сказать приятеля – Федя Нечаев и Боря Васильев.
- привет, Грин!
- привет, парни. Как вы, че за новости?
- Все славно. А Какие у тебя планы на август?
- если честно, то никаких особо. Можно конечно поработать, но так заебало, почесноку.
А вы что надумали?
- вот в Пятигорск хотим поехать. В строяк. На винзавод.
- Гоните?
- Неа, все по-честному. Есть такой стройотряд, правда при педагогическом. Но можно вписаться на месяц.

Сейчас, вероятно, тема студенческих стройотрядов подзабыта, а в те времена это было массовым, организованным явлением, со своей иерархией, бюрократией, и достаточно строгой привязкой к тому или иному ВУЗу.

-Есть знакомый, он нас и впишет. – продолжил Боря. Зовут его Анатолий Куценко – мы с ним на теме музыки скорешились. Он нас старше, какой-то там инженер или научный сотрудник и афигенный авторитет стройотрядовского движения.
Нечаев с Васильевым были друзья еще со школы. Они, как многие в те годы, увлекались музыкой – Федя играл на флейте, Боря на гитаре, и сочиняли собственную музыку, что-то в стиле «Аквариума».
Мы все познакомились в колхозе на первом курсе. Все мы были питерские, и в принципе корешились, хотя наши интересы по жизни несколько расходились.
- Если возможность есть, я с вами, пацаны. – ответил я. Только за. А то в городе скоро голова потечет.
- Отлично. Давай тогда у тебя вечером соберемся все и обговорим что и как.

У меня была своя однокомнатная квартира, купленная сполгода назад, где мы и собрались.

Первым пришел Васильев, принеся с собой несколько бутылок Ркацетели – «раком до цели», как называли сей немудреный напиток в студенческой среде.
Вскоре подошел и Федя в компании с тремя незнакомыми мне людьми.
Знакомься, Грин, это Витя – он с нами играет, это Рафик, его друг, он тоже с нами поедет, а вот и сам Куценко.
Витя был миниатюрным блондинчиком, Рафик – крепко сбитым грузным армянином с борцовски сплющенными ушами и веселыми маслянистыми глазами навыкате.
- Анатолий, представился последний из вошедших, можно просто Толик.
Толик был начинающим лысеть мужчиной лет 30ти, сутуловатым и худощавым, в очках и с вылезающим брюшком. Нам, 20ти летними пацанам, он казался совсем взрослым мужчиной. В молодости разница в возрасте в десять лет кажется изрядной.
Collapse )

Фразы идеальной жены

- Соседка меряет новое нижнее бельё. Иди оцени, потом расскажешь.

- Этот порнофильм такой познавательный! Давай попробуем сделать тоже самое.

- Тебе уже пятый раз подряд приходят СМСки от какого-то Олега Борисыча БАНЯ и Виолетта Сергеевич ПЯТЫЙ РАЗМЕР. Может что-то срочное? Или это СПАМ?

- Иди уже покури, я обои сама доклею.

- Мешок картошки я сама донесу. Ты смотри осторожней с пивом. Не разбей бутылку.

- Моя сестра близняшка всё равно уже видела тебя голым в душе, и поэтому требует секса втроем. Надеюсь, ты не против?

- Пока ты был на работе, наш котик намочил твои тапочки. Ты не волнуйся, я его уже натыкала мордой, а заодно и кастрировала.

- Мне так нравится когда ты храпишь… А соседи за стенкой такие дураки, думают, что мы по ночам стены сверлим…

- Эти женские сериалы такая скука… Давай лучше спорт смотреть.

- Как это ты будешь обедать без ста грамм!? Я уже налила! А в холодильнике еще стоит. Холодненькая!

- Твои грязные носки, разбросанные по квартире – это так сексуально!

- Моя мама перевела всю свою годовую пенсию на твою сберкнижку. Сказала, что бы ты не сердился из-за того, что она не сможет приехать к нам в гости на лето.

- Там привезли свежее пиво. Я заняла для тебя очередь.
Collapse )

Друзья

- Ну что, Барбос, пойдём уже, - сказал пожилой мужчина в старом выцветшем пальто своему псу неопределённой породы и встал со скамейки.
- Айда уже, непутёвый.
Пёс, виляя хвостом, подбежал к нему и, преданно глядя ему в лицо, завилял хвостом.
- Что, вкусненькое выпрашиваешь, обормот ты эдакой. Пойдём, дома поешь.
Никифорыч, как звали Арсения Никифоровича все во дворе, пошёл в сторону дома, а пёс, которого он каждый раз звал по-разному, побежал вслед за ним, всё так же заглядывая ему в лицо, словно ожидая чего-то.
Я сидел на той же лавочке, курил и смотрел на них. История знакомства этого боевого деда с дворнягой была известна всему двору, но каждый раз, когда кто-либо, знающий эту историю, видел их, его окутывало неловкое чувство какой-то вины что ли или же, скорее, зависти. О такой дружбе, наверное мечтал каждый, но никто не желал бы, чтобы с ним повторилась эта история.
Казалось бы, ну что такого, старый дед и дворняга, сколько их таких в каждом дворе каждого города, но тут, на мой взгляд, случай особый.
Их дружба началась несколько лет назад, когда Никифорыч, полковник в отставке, возвращался домой после прогулки по парку. Было ему уже 74 года и большую часть своей жизни он посвятил тому, что называется служение Родине. Кадровый военный, всю жизнь по военным городкам. Как он дослужился до полковника при его характере - загадка, ибо послать вышестоящее начальство нахер было для него в порядке вещей, особенно, если дело касалось его подчинённых. Служить с ним мало кто рвался, в-основном, такие же безбашенные, свихнувшиеся на службе. Те для кого "честь мундира" не просто слова, но и образ жизни. Строгий к себе, требовал того же от подчинённых и добивался этого. Тех, кто не соответствовал его пониманию военного офицера, он высылал в отдалённые уголки страны, дабы не мучить себя, да и их научить Родину любить.
Collapse )