March 28th, 2012

Наташа

Наташка. Сколько прошло лет? Лучше не задавать себе такие вопросы. Неужели двадцать семь лет? Я не видел её больше четверти века. Как летят годы! Не просто летят, а с ускорением. Уже даже фантазировать не успеваешь о том, что всё еще впереди. Позади две трети жизни. Фить, как один миг. А казалось, ещё вчера целовался с Наташкой в подворотне. И ноги дрожали от волнения, потому что не просто первый поцелуй, а первая любовь, настоящая. На века. И языки сплетаются, и руки блуждают, и воздуха не хватает, потому что насморк. И дождик моросит, ну и пусть, кому он интересен? А потом – долгий взгляд зрачки в зрачки, будто пытаешься пробуравить мозг. А потом возвращаемся в кафе, и пьём шампанское, и хрустим орешками, и курим, и так легко и спокойно, что рядом родной человек, которого знаешь всю жизнь /два дня, с последней дискотеки/, и который дороже тебе всех кентов вместе взятых, потому что любовь. Такая любовь бывает раз в жизни, когда семнадцать, когда весна, когда крыша в отлёте.
Это потом девушек называешь тёлками, потом цинизм, расчёт – даст-не даст, виртуозность съёма, хаты, тортики, портвейн, общаги. Это потом не запоминаешь имена, а иногда даже не спрашиваешь. Потом.
Но это имя – как татуировка на груди памяти – НАТАША.

Мой отец на старость лет стал вспоминать всех, кого любил. Писал скрываясь от жены, письма бывшим пассиям, даже стихи, и в любви объяснялся. Мама всё это знала, и письма читала, но ей хватило мудрости сделать вид, что находится в неведенье. Пусть. У отца тогда был диабет, начиналась гангрена, микроинсульт. Мама ничего ему не говорила. Может, чувствовала, что прощается он. Но ему тогда было за шестьдесят.
Но мне-то всего за сорок. Рановато вспоминать былые подвиги и ковырять любовные шрамы. Прощаться пока не собираюсь.
Наташку нашёл в «Одноклассниках». Не случайно, нет. Искал. Честно искал. Помнил имя и город – Каунас. Ночами сидел, рыл социальные сети. Сам не знаю, зачем. Ну, найду, ну, напишу, и что? У самого семья, у неё семья, между нами тысячи вёрст. Рыл, а у самого отец перед глазами. Может, тоже пришла пора мне…

Collapse )

Одна она

- Открой окно, опять накурил.
Молча затягиваюсь, открываю окно, выдыхаю дым.
Пепел с дымящей сигареты падает на пол. Я понимаю, что за этим последует, но мной овладело какое-то странное равнодушие.
- Опять мусоришь! Кто за тобой убирать-то будет?
Невозмутимо открываю холодильник, достаю бутылку водки, наливаю в стакан. Так, надо бы чем-нибудь закусить, а холодильник пуст, как череп у блондинки... о, банка с плавающим в ней огурцом - это пойдёт. Выпиваю, закусываю... Вроде поправило.
- Ну что же ты творишь-то? С утра и пьяный. Значит на работу сегодня не пойдёшь, так и уволят тебя.
Всё так же игнорирую.

Я помню, как мы с ней познакомились.
Был конец весны, пятница, майское солнце ласкало плечи и голову, затуманенную алкоголем, короче, жизнь была прекрасна.
Я возвращался с работы и на автобусной остановке увидел её. Невысокая, худенькая, в джинсах, футболке и полукедах. Её волосы развевались на ветру, как в каких-нибудь романтических фильмах. У вас бывало когда-нибудь, видишь человека и понимаешь, что знаешь его, как самого себя? Может это всего лишь пьяный бред, но мне, почему-то показалось именно так. Короче, уходить просто так мне резко расхотелось.
- Ну что, так и будем стоять или пойдём уже?
- Что, простите? - в глазах непонимание вперемешку с испугом.
- Повторяю, так и будем стоять или пойдём? - металлическим голосом я, как мог, постарался изобразить вокзальный громкоговоритель.
- А куда мы должны идти?
- Ну, куда-куда, пойдём погуляем, смотри погода какая замечательная, или тебя ждёт кто-то? Меня, кстати, Илья зовут, а тебя?
- Настя, да нет, не ждут, просто это как-то странно...
- Что странно? Что ты мне понравилась и я хочу с тобой погулять и узнать тебя получше?
- Ну..
- Ну вот и договорились, - подхватываю её под руку и веду в сторону от остановки.
- А куда мы всё-таки идём?
- А куда бы ты хотела? Хочешь пойдём ко мне. Да ладно, шучу я, пойдём просто погуляем. Ну, рассказывай.
- Что рассказывать?
- Да всё рассказывай, как дошла до жизни такой, что с первым попавшимся идёшь неизвестно куда?
Она рассмеялась.
- Ну, как дошла... Шла-шла и дошла. А ты как дошёл до такой степени одиночества, что первую попавшуюся тащишь неизвестно куда, а может у меня муж боксёр?
- Муж... Объелся груш, - острю я. - Нету у тебя мужа никакого, а если б и был, то нафиг он тебе не сдался, раз со мной пошла. Ну что, предлагаю взять пивка и на набережную?
- Принимается.
Мы гуляли с ней весь вечер, а потом поехали ко мне. Через пару дней она перебралась ко мне жить. Всякое бывало, ругались-мирились, посуда иногда летала, но я всегда знал, что правильно сделал, когда подошёл к ней. Я и сейчас не раскаиваюсь в этом.

Collapse )