March 1st, 2012

Шары

Говорить за всю Советскую армию наверное будет не правильно, но в части где я служил срочную, в каждом призыве с завидным постоянством ,обычно в весенний период (думаю связано с учением Фрейда и сезонным гоном) у воинов отслуживших год , то бишь у «черпаков» появлялась жгучая тяга к тематической татуировке и установке в член шариков из оргстекла. Одни рисовали карандашом картинки с самолётами, орлами и надписью ВВС, изготавливали станки для татуировки из электробритв а другие вытачивали овальные кругляши из оргстекла которые потом держали их за щекой неделю пока те не отшлифуются как морские камушки.
Служил у нас персонаж с погонялом – «Боря Тыква», был он сам из Узбекистана, росточка не высокого, худенький, но отличался непропорционально большой головой, за что к родному имени – Борис , сослуживцы прилепили приставку –Тыква. Имел этот человек ещё одну физиологическую особенность – походка. При ходьбе как-то совсем неестественно он выворачивал наружу ступни ног и в движении напоминал толи солиста балета, толи в жопу выебаного пингвина.

Вроде, как бы и страшного ничего нет, все люди разные, идеальных красавцев не так и много,а тут такие недостатки что и службе не мешают особенно.
По призыву Боря-Тыква был меня старше,а службу он свою тянул на собачнике, который относился к роте охраны. Я же был в тех взводе и с Борей виделся крайне редко. В нашем взводе зам комвзводом был хохол Валера, родом откудо-то из-под Одессы. До армии Валера закончил ветеринарный техникум в связи с чем, по началу своей службы ,тоже был при собачнике и при свинарнике, где они с Борей и раззнакомились. Видя как хохол разбирается в зверушках, а особенно в их болячках и это при том, что с ним советуется, как с равным, сам товарищ майор – зам командира по хоз части, Боря для себя возвёл хохла в ранг невъебенного медицинского эскулапа, что-то между Гипократом и Парацельсом ,считая Валеру непререкаемым авторитетом в области медицины и целительства ,не только того что лает и хрюкает, но и того что матерится и сморкается.

Collapse )

Последнее дело Лёхи Кота

- Не, братан, правильно ты говорил, завязывать надо с этим. - Задумчиво проговорил Лёха и отхлебнул крепкого чая, который я заварил в честь его прихода. Рука, когда он подносил бокал ко рту, нервно подрагивала. На ней отчётливо проступала сетка свежих глубоких царапин. Примерно такая сетка покрывала Лёхино лицо. Царапины не перестовая набухали кровью и их приходилось промокать куском ваты, смоченный перекисью водорода, найденной, к большому удивлению, в моей аптечке.

С Лёхой Котом я дружу с детства. Вместе росли, хулиганили по мере взросления и учились в параллельных классах. Вместе поступили в секцию бокса, где он даже получил первый юношеский разряд. Благо сделать с его комплекцией это было не сложно, высокий, жилистый, с длинными руками он обычно оказывался на пол головы всех противников на ринге в своей весовой категории. Но стать звездой спорта Коту было не суждено, не окончив девятого класса "самый гуманный суд в мире" определил Лёху на два года в юношескую колонию.
Вышел оттуда Кот с коряво наколотыми перстнями на фалангах пальцев и грузом блатных понятий прочно забившем его юношескую голову. Этот период, что он был на свободе мы почти не общались. Я учился в институте, а Лёха вёл весёлую жизнь, в тогдашнем его понимании. Закончилось это достаточно быстро, примерно через полгода снова суд и вновь нары.
Во взрослой колонии Кот сильно повзрослел, выкинул из головы весь шансонистый бред, стал работать на лесопилке и вышел по УДО. На свободе он быстро порвал все связи с прежними друзьями, устроился работать в автосервис и даже женился.
Collapse )