January 18th, 2012

О мате

Если пятилетний мальчик в России не ругается матом, то он либо немой, либо ебанутый © Роман Трахтенберг

Скажите, чем аморален мат? Что плохого в этом десятке слов и куче их производных? Почему все матом ругаются при общении с более-менее знакомыми людьми, а на людях это неприлично?

Извините, но мне это ни хуя не понятно.

Я по сути своей работы общаюсь с клиентами. Давно заметил, что с нормальными современными людьми, особенно мужского пола лучше общаться, отбросив официальщину и используя мат. Умеренно, в тему, не как слесарь Петрович из местного ЖКа, а только по делу. Мало того, 90% клиентов только так и разговаривает. Так какого хуя все жуют вокруг эти деловые сопли? Вот Тема Лебедев (блять, самая большая дизайн-студия в СНГ между прочим) у себя на сайте повесил лозунг "Долго. Дорого. Охуенно.", и ничего, клиенты есть.

С рабочими, так мы вообще исключительно матом разговариваем. Правда это строители, может только они настолько брутальны, что по-другому не понимают?

Еще бытует мнение, что при женщинах нельзя ругаться. Ха! Вы думаете они мат не используют? При общении друг с другом? Ну разве что те, которые какают бабочками.

А еще ругаться детям нельзя. О боже! Ваше пятилетнее чадо сказало "хуй"?! Немедленно к психологу! Блять, почему ему нельзя, а тебе, тридцатилетнему папочке можно? Вырастет разрешишь?

Русский язык - единственный в мире имеет два уровня ругательств. Причем одни из них - полностью заимствованные слова, на которые установлено негласное табу (а ведь действительно, никакие законы не запрещают ругаться матом, по крайней мере в Украине), а другие - разрешенные: "черт", "на фиг", "блин" и т.д. В остальных языках мира такого нет - ко всем ругательствам относятся нормально.

Или вот еще. В обществе ругаться негласно запрещено. Когда сопливый подросток стоит в маршрутке и кроет матом, обязательно его одернет какая-нибудь не в меру раздражительная дамочка, которая потом придет домой и будет рассказывать мужу: "представляешь этот пиздюк матерился на всю маршрутку!".

В моей голове не укладывается это несоответствие. То есть у нас есть страна, где все дома ругаются матом. С друзьями ругаются. А на людях нет. В чем смысл. Мат аморален? Объясните почему я должен считать аморальным слова "половой член", "проститутка", "совершать половой акт", "влагалище". А ведь маты имеют такое точно значение.

По-моему осуждение тех, кто публично матерится это один большой сплошной комплекс общества. Дескать мы такие-растакие интеллигентные, самая читающая нация, нам нельзя ругаться, мы разговариваем исключительно как персонажи "Евгения Онегина".

Я на людях не ругаюсь, уважаю их мнение. Пожалуйста отнеситесь с уважением и к моему. Если оно нахуй кому здесь нужно.
(с)сеть

Муж-зараза

Блин, товарищи, я замужем за этим человеком шестнадцатый год, но никак не могу привыкнуть. Каждый раз, как в первый.
Вот мы с ним едем в супер, покупаем всякое, много. Чудак лично выбирает себе из лимонной кучи два лимона, лично волокет их на кассу, собственноручно оплачивает и кладет в пакет. Пакет, не доверяя никому, тащит в машину, привозит домой. Дальше вступаю я - я кладу лимоны в холодильник и с чувством выполненного супружеского долга иду переодеваться в пижаму и халат. Возвращаюсь, падаю на диван и слышу:

- Ника, а мы что, лимоны не покупали? - озадачено так.
- Покупали.
- И домой принесли?
- Принесли.
- А где они?
- В дверце холодильника.
Дверца открывается, мужик долго долго изучает два больших ослепительно желтых лимона. Лимоны смирно лежат в дверной полочке, ровно по центру и вежливо изучают мужика. Проходит десять минут.
- Где???? - говорит мужик не отрывая завороженного взгляда от лимонов.
- В дверце. - саркастически, но еще спокойно говорю я.
Дверца с лимонами изучается еще десять минут, очень внимательно. Лимоны вянут и думают о мужике нехорошее. Мужик начинает закипать: - НИКА!!! Где лимоны?
- В дверце. - очень ядовито.
- В какой дверце?!! - орет муж и синеет.
- В дверце холодильника.
- В какой дверце, что ты мне голову морочишь, не помнишь куда положила, так и скажи! - муж трясет дверцу холодильника как лимонное дерево, лимоны очень недовольны, но держатся стойко, как Павка Корчагин. - Ника, последний раз спрашиваю, где лимоны?!!!!
- В пизде. - не выдерживаю я.
- Да? - изумляется муж.
- Да. - твердо говорю я. - В дверце.
- Ты издеваешься?! Блядь, ты мне скажешь сегодня куда ты положила лимоны?! - мужик близок к инфаркту, лимоны ржут истерически.
- Я положила лимоны в дверцу холодильника.
- Встань немедленно и покажи мне где это историческое место! - очень ехидно.
Collapse )

Ревматизм

Я ее ненавидел. Любовь прошла уже давным-давно. Любовь кончилась с назначением ее на должность генерального директора фирмы, где она работала. Мы были сначала счастливы. Денег в семье стало в десятки раз больше. Она подарила мне на день рождения "Линкольн Навигатор", бешеных бабок тачка стоила. Я помню рожу Колька (школьный друг ставший владельцем автосалона), когда, зайдя с утреца, я ткнул в "Линкольна" пальцем и небрежно бросил через плечо:
- Коля, заверни. Беру за налик.
Коля от удивления чуть не сжевал галстук и, послав на хер парочку оформлявших в кредит "Фокуса", понесся через зал к кассе.
- Серега, брат, ты, что банк грабанул? - заискивающее пошутил он
- Нет, Колюня, подфартило мне - безразлично, с тихой грустью в глазах, ответил я, втуне обсыкая кипятком коленки.
Потом был визит к Гоше Таркину, владельцу яхт-клуба. Те же удивленные взгляды, небрежное бросание пачек баксов на столы. Дикая радость неудачника - мол, что обосрались, мудаки?! Я тоже могу!
Потом все потеряло вкус. В прошлой жизни я пил грошовое пиво из пластиковых бутылок и даже слыл знатоком вкусовых качеств этого пойла. Я заботился о своей "шестерке", как о младенце. Скрупулезно считая копейки экономии бензина.
Теперь огромный джипяра сжирал в неделю топлива (самого дорого, кстати) как моя "шоха" за десять лет эксплуатации. Костюм, что был куплен в бутике Луиджи Борелли за трехлетнюю мою зарплату - раздражал своим изяществом и простотой дорогой вещи. Про парфюм вообще промолчу. Требование жены бриться дважды в день - убивало напрочь. Жизнь катилась под откос.
Collapse )

Театр

«Сорок лет есть, а денег нет. Еще есть толстая жена, которая болеет, но не умирает. Пятнадцать лет грызу с ней черствую краюху семейного счастья беззубым ртом. Жить негде, а там где есть – нет жизни. Там склочная родня и совмещенный санузел. Как же неудобно, когда за занавеской срёт близкий человек. А я комфорт люблю. Расплеваться бы с долгами, похоронить жену, а там…» – великий артист Коля Пиноккио мысленно читал монолог из собственной жизни. Мешали чтению мокрый снег за шиворот и плотная стая прохожих навстречу.

«А Татьяна Трофимовна всё же премерзкая старуха с излишками желчи и жилплощади. Бог мой, почему она до сих пор играет? Княгини, графини, сестры милосердия? Бездарная пантомима доброты и благородства. Звезда! Когда это было? А учительница физкультуры в последней комедии? Это же мощи в кедах. Тьфу! Смерть без грима – вот эта роль ей к лицу. Бедного Ёрика может изобразить, не пудрясь. Или шинель в одноименной пьесе. Крематорий гостеприимно зажигает огни, а у неё все зубы свои. И все во рту, прошу заметить. Пульс нервный, а сердцу до инфаркта, как нимфетке до морщин. Так врачи сказали. А мне снится, как эта сухая старушка потрескивает в печи. Шагнуть бы за черту. Бить или травить? Вот в чем вопрос», – Николя навалился плечом на дверь парадной, одолел кое-как десять темных пролетов по узким ступеням и остановился перед входом в квартиру, где снимал комнату. «Т.Т. Трапш» – три черных буквы «т» в надписи под звонком подтолкнули к решению – травить. Отдышавшись, он нажал кнопку.

Collapse )