September 21st, 2009

Про Семёна Михайловича Будённого

Про Семёна Михайловича Будённого

Однажды Семён Михайлович Будённый почувствовал, что заболел. Немедленно вызванный из Кремля личный врач самого товарища Сталина тщательно осмотрел Семёна Михайловича, простукал, прослушал и, наконец, вынес диагноз:
- Воспаление левосторонне-парасимпатического тройничного нерва, осложнённое церебрально-асфиксионным абсцессом…
- Пошёл вон, клизма тилигентская, - ласково сказал ему Семён Михайлович. – Настоящий кавалерист таким не болеет. Ветеринара мне!
Срочно прибывший дивизионный ветеринар заглянул Семёну Михайловичу в зубы, прощупал холку и сказал:
- Сап.
- Вот это другое дело, - удовлетворённо произнёс Семён Михайлович и начал лечиться.

* * *

У Семёна Михайловича Будённого даже будёновка была каракулевая. Про коллекцию парадных папах вообще не говорю. А лампасы и маршальские погоны у него были нашиты даже на пижаме.

* * *

Семён Михайлович Будённый страшно завидовал Чапаеву. И старался всё делать как он. Но товарищ Сталин очень не любил, когда на стол перед ним выкладывали грязную картошку. Поэтому Семёну Михайловичу приходилось рисовать стратегические карты по старинке, на бумаге…

* * *

Однажды Семёна Михайловича Будённого позвали на авиационный парад в Тушино. Будённый прискакал за три часа до парада, осмотрел выстроенные в ряд самолёты, ухмыльнулся, подкрутил усы и вынул шашку…
Когда прибыл весь остальной генералитет, то на аэродроме валялась только куча нарубленных в капусту самолётных остатков.
Семён Михайлович победно ухмыльнулся, подкрутил усы и сказал:
- То-то! Куда вашей авиации супротив кавалерии!

* * *

Семён Михайлович Будённый страшно завидовал Чапаеву. И не потому, что у Чапаева папаха была больше, а потому что у Чапаева была Анка-пулемётчица, а у Будённого не было.
Тогда Семён Михайлович Будённый решил оборудовать Первую Конную армию тачанками. И начал писать приказ.
«…каждый батальон обязан иметь пулемётчицу на тачанке…»
- Как-то коряво сформулировано, - подумал Будённый.
«…каждому батальону предписывается иметь в распоряжении тачанку, к которой будет приложена специальная пулемётчица…»
- Нет, тоже как-то неправильно, - снова подумал Будённый.
Окончательный вариант приказа по армии выглядел так:
«Каждый батальон должен иметь тачанку, на которой постоянно должна лежать специальная такая вся из себя пулемётчица в полной готовности».

* * *

Однажды один НКВД-шный полковник написал на Семёна Михайловича Будённого донос. Ознакомившись с документом, товарищ Сталин вызвал обоих к себе в кабинет.
- Очень сложный вапрос, таварищи, - сказал он. - Нэ знаю даже, кому вэрить. Давайте сдэлаем так. Ви сыграете в шашки. Кто вииграет – тот и прав.
- Дел-то! – сказал Семён Михайлович.
Вытащил свою боевую шашку и порубал НКВД-шного полковника в лапшу.
- Маладэц! – резюмировал товарищ Сталин.

* * *

Однажды Семёна Михайловича Будённого пригласили выступить в Союзе Писателей.
Семён Михайлович влез на сцену, обвёл этих тилигентов маршальским взглядом и спросил:
- А кто из вас умеет на лошади ездить?
- Ну, я, например, – удивлённо сказал Фурманов.
Семён Михайлович похлопал его по плечу и сказал:
- Вот ты – писатель! А все остальные – гавно.
Победно подкрутил усы и ушёл со сцены.

* * *

Семён Михайлович Будённый страшно завидовал Чапаеву. Он даже бурку себе купил такую же, как у него. Но поскольку маршалу поверх парадного мундира бурку носить не полагается, то носил он её в свободное время. Дома в спальне, например. Или когда в баню ходил…

* * *

Как-то раз Семён Михайлович Будённый пришёл в Московский зоопарк. Как на грех, на глаза ему попался вольер с пони.
- Это что такое? – сурово спросил Семён Михайлович. – Кто лошадок замучил?
Сопровождающие опасливо покосились на боевую шашку Семёна Михайловича и попытались объяснить:
- Товарищ маршал, это пони.
- Не имеет значения! – сурово сказал Семён Михайлович. – Откормить! Через полгода проверю!
И выписал Московскому зоопарку двадцать тонн овса.
К следующему приезду маршала пони благоразумно спрятали в дальнюю конюшню, а на их место в вольер загнали лошадей Пржевальского.
- Ну, вот это совсем другое дело! – удовлетворённо сказал Семён Михайлович.

* * *

Семён Михайлович Будённый страшно завидовал Чапаеву. Но когда Первая Конная армия форсировала реку Урал, Будённый хорошенько подумал и перелетел через неё на аэроплане.

* * *

Семён Михайлович Будённый строевым шагом пришёл в Кремль и положил на стол товарищу Сталину полный стратегический план захвата Бразилии.
- Это ви зачэм придумали, таварищ Будённый? – строго спросил Сталин.
Семён Михайлович немного постеснялся, а затем скромно сказал:
- На Амазонку хочу, товарищ Сталин. Там амазонки живут…
- Зачэм? – спросил товарищ Сталин.
- Они ж на лошадях ездят! – страстно сказал Будённый. – Эх, вот это бабы!!!! Мечта!!!!

* * *

Однажды Семён Михайлович Будённый присутствовал на обеде у английской королевы. Солидный дворецкий поставил перед ним огромное фарфоровое блюдо.
- Это что такое? – изумлённо спросил Семён Михайлович, наблюдая перед собой маленькую отвратную кучку непотребного мышиного цвета.
- Овсянка, сэр! – рявкнул вышколенный дворецкий.
- Овсянка? – переспросил великий маршал. – Да у меня в Первой Конной самая распоследняя лошадь такого есть не станет!
И Семён Михайлович со всей пролетарской ненавистью разбил блюдо об голову дворецкого. Да и английскую королеву заодно матом послал.

vai darkmeister.livejournal.com

МастеRR&Margaret

Милый, я дома!
Мастер вздрогнул и спешно протёр ладонью лицо.
- Работаю вот! – отозвался он, торопливо разыскивая в документах нужный файл.
- Классно, - донёсся радостный голос Маргариты, - много написал?
- Эээ, - замялся Мастер, - я обдумывал новую главу, вот!
- Иди перекуси чего-нибудь, - голос Риты звучал уже с кухни, - нельзя ж столько работать.
Мастер с готовностью поднялся и, тщётно стараясь не пошатываться, пошёл на зов.
На кухне Рита выкладывала из пакетов провиант. Мастер захотел поцеловать её сзади в шею, но слегка потерял равновесие и едва не упал на женщину. Та привычно увернулась и, уловив дыхание Мастера, поморщилась.
- Когда ж ты успеваешь?
- Дай помогу, - поспешил сменить тему Мастер и, нагнувшись к большому пакету, выудил оттуда чекушку.
- Поставь! – потребовала Маргарита.
- У меня творческий процесс встал! – Объявил Мастер, скручивая пробку.
- Эх, - вздохнула Маргарита, - разве ж от тебя дождёшься, чтоб у тебя что-нибудь встало …
- Да ладно тебе, Рит, - обиделся Мастер, - третьего дня вот стоял …
- Не третьего дня, - возразила Рита, - а третьего августа. Календарик показать?
- Да точно помню, третьего дня! С утра!
- И на кого же?
- Ну Рит, не начинай… - Мастер захрумкал огурцом.
- Ладно. И о чём новая глава?
Вопрос застал Мастера врасплох.
- Эээ ну как Понтий Пилат … Эээ … Ну пытался спасти Иуду…
Маргарита уронила буханку хлеба и оторопело уставилась на Мастера.
- Зачем?????
- А хуй его знает, - честно признался Мастер.
- Ты же говорил что его прирежут как пса шелудивого и ещё за понятия что-то там тёр?
- Эээ там короче как. Понтию же нельзя в открытую. И он будет типа говорить спасти, а сам тем самым прикажет убить. Поняла?
- Не поняла, - пожала плечами Рита. – Вы звал бы этого своего Афоню да распорядился по-тихому.
- Афрания, - поправил Мастер, - Нет, так нельзя.
- Ну почему? – настаивала Марго.
- Ну потому что о чём тогда главу писать? Вызвал, приказал и до свиданья? Что это за глава будет, в два абзаца? Нееет, там будет тягучая неторопливое повествование со смыслами между строк.
Маргарита опять вздохнула.
- Всё бы тебе много букв написать.
- Не мне, а издательству, - возразил Мастер.
- Ладно, тебе виднее, - сдалась Рита. – Иди работай. А то ты такими темпами книгу будешь год издавать.
Мастер кивнул и отправился в кабинет, тайком прихватив вторую чекушку.
- Я уже придумал начало! – весело крикнул он на ходу, - Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратурой город!
- Почему прокуратурой? – крикнула в ответ Рита, складывая продукты в холодильник.
- Потому что они всех ненавидят, - поучающим тоном сказал Мастер. – Меня – так точно.
- Да пиши что хочешь, - сказала Маргарита, закрывая холодильник и направляясь к Мастеру.
- Ладно, напишу прокуратором, - бодро стучал пальцами по клавиатуре Мастер, - Исчезли висячие мосты, соединяющие храм со страшной Антонио … ево … емой башней, вот!
- Слушай, - сказала Маргарита, поглаживая свалявшиеся волосы Мастера, - А давай мы эту страшную Антониеву башню сейчас вымоем и причешем, а?
Мастер отмахнулся.
- Погоди, дай я щас мысль обозначу. Значит так, опустилась с неба без дна …
- Может, «бездонного»?
- Ну да, можно и так. Но мне кажется, лучше «без дна». Ёбаный пробел, блять. Ладно, пробелы потом расставлю. И залила крылатых богов над гипподромом.
- Кто залила?
- В смысле? – Мастер попытался сфокусировать взгляд.
- Ну у тебя исчезли мосты а потом кто-то кого-то залила.
- Да? – Мастер задумался. – А, так вот же – это ж не «без дна», это ж «бездна», ёпта! Что ты меня путаешь? Пойди лучше свари супчик какой или там котлеты разогрей …
И, отхлебнув из чернильницы, продолжил:
- Тааак, значится Хасмонейский дворец с бойницами …
Маргарита с трудом сузила обратно распахнувшиеся глаза и принюхалась к чернильнице.
- Тааак, - повторила она за Мастером, - с бойницами значит.
- Да, с базарами и караван-сараями …
- С базарами, - кивнула Маргарита, - и с сараями. Так ты, сука, в чернильнице водку держишь?????
Мастер слегка осел и сжался.
- «Мне блять нужна чернильница побольше» - язвительно процитировала Рита, - «Меня ж блять будет вдохновлять чернильница как прошлых поэтов …»
- Ну Рит… Ладно тебе…
- Да заебал ты! – вскипела Маргарита и отвесила Мастеру звонкую оплеуху. – Заебал со своей вечной синькой, урод!
- Ой бля, - воскликнул Мастер и схватился за пылающую щёку. - Это она, опять она, непобедимая, ужасная болезнь гемикрания, при которой болит полголовы. От нее нет средств, нет никакого спасения…
Маргарита охнула и уселась на диван.
- Ты ёбнулся? – осторожно спросила она.
- Нет, Солнце, - отпарировал Мастер, радуясь быстрой смене темы, - погоди-ка, погоди-ка, щас я эту хуйню в одну раннюю главу вставлю…
Маргарита пожала плечами и понесла чернильницу на кухню.
Вернувшись, она застала Мастера сосредоточенно стучащим пальцами по клавиатуре. Маргарита заглянула через плечо.
- Слушай, - сказала она, - ты уверен, что термин «хуеву тучу» здесь применим?
Мастер оторопело уставился в экран.
- Тьфу ёбта, - пояснил он, - рефлекторно вышло. «Страшную тучу», конечно. Так, принесло с моря к концу дня …
- Ты посмотри, что написал, - продолжила настаивать Маргарита.
- «Страшнохуеву», - прочитал вслух Мастер. – Ёбаный пробел. Когда мы уже наконец-то новый компьютер купим?
- Ты сначала на новую клавиатуру заработай, - напомнила Маргарита.
- Ладно, - отмахнулся Мастер. – вот так … значит, четырнадцатого дня весеннего месяца…
- «Страшная» пишется с одной «н» - не унималась Рита.
- Бля, - разозлился Мастер, - ну вот так лучше?
- «Сраная» тоже с одной, - Маргарита, не выдержав, рассмеялась.
- Ну «странная»-то хоть с двумя??? – заорал Мастер.
- «Странная» с двумя.
- Ну значит будет «странную тучу принесло с моря», - отрезал Мастер, - и вообще, Ритик, пойди приготовь чёнить пожрать.
- Закусить охота? - процедила Рита, - ладно, пиши, пейсатель.
***

Где-то через час она, перетащив уснувшего Мастера на диван, уселась за комп.
Маргарите не хотелось спать. Она гладила мышку ласково, как гладят любимую кошку, и вертела колёсиком проглядывая рукопись со всех сторон, то останавливаясь на титульном листе, то открывая конец. На нее накатила вдруг ужасная мысль, что это все колдовство, что сейчас все файлы исчезнут с компа, что она окажется в своей спальне и что, проснувшись, ей придется идти топиться. Но это была последняя страшная мысль, отзвук долгих переживаемых ею страданий. Ничто не исчезало, всесильный интернет был действительно всесилен, и сколько угодно, хотя бы до самого рассвета, могла Маргарита открывать тексты, разглядывать их на экране, и целовать и перечитывать слова:
-- Тьма, пришедшая со Средиземного моря, накрыла ненавидимый прокуратором город... Да, тьма...

(c) Хренопотам