September 9th, 2009

Камрады

Три года назад к нам по обмену опытом, т.е. поесть и попить на халяву, приехали полицейские из Испании, в количестве 8 человек. Кстати сказать, в наше Управление из многих стран приезжали обмениваться опытом. После встречи их в аэропорту в нашей конторе был организован их прием с шампанским, проведена локальная пресс-конференция и оглашен план их недельной стажировки. Следует отметить, что 5 «новобранцев», практически, свободно владели русским языком. Вероятно, прошли специальную подготовку для борьбы с русской мафией. Для троих потребовался переводчик.
За мной и моим напарником Дмитрием были закреплены три мачо, служащие у себя на родине детективами, по-нашему операми. Серьезные и гордые. К нашей великой радости они здорово говорили по-русски. За день до их прилета наше большое руководство, проводя с нами инструктаж, сказало:
- Сделать все в лучшем виде! Показать лучшие места в нашем городе. Лучшие, а не злачные! Закон не нарушать!!! С гражданами задержанными и заявителями обращаться ласково. Про мат забыть. Самим не пить и иностранных коллег не спаивать. Через неделю они должны убыть в Испанию под большим впечатлением от России.

И вот после знакомства с нашими тремя «стажерами» мы прошли в наш кабинет, который им сразу напомнил комнату пыток времен инквизиции. На стене на самодельном стенде висели резиновая палка, наручники, веревка, плоскогубцы и электрошокер. Над всем этим великолепием огромным готическим шрифтом было начертано «Наше терпение небезгранично». Мы с коллегой поняли, что влипли, т.к. вчера впопыхах забыли снять это наглядное пособие по приказу нашего начальника.
- Что это? – одновременно поинтересовались гордые испанские полицейские, внимательно рассматривавшие сие произведение искусства, игнорируя плакаты с полуобнаженными моделями из «Максима».
- Ну… это доска психологической обработки человека, напротив которой мы сажаем на стул подозреваемого, включаем классическую музыку и оставляем его наедине с самим собой, чтобы он подумал о совершенном им преступлении, встал на путь истинный и покаялся во всех своих грехах.
- А что означает фраза «Наше терпение небезгранично»? - спросил самый старший по званию.
«Бля, как меня этот всезнайка заебал» - подумал я и, улыбнувшись ответил.
- Просто, когда кончается наше терпение, понимая, что преступник не в полной мере раскаялся, мы выключаем музыку. Используем научный подход по методу доктора…э-э-э… Кашпировского.
- Но это же пытка?
- Что вы, господа, разве лишение прослушивания произведений Шопена, Баха, Моцарта может быть пыткой. Но без музыки у многих начинается переосмысление своих взглядов на жизнь. У нас демократия. Закон чтим. Вину правонарушителя доказываем новейшими научными методами.
- И, вообще, уважаемые коллеги, - взяв под руки детективов, отводя от стенда, произнес я, - Не пора ли Вам проехаться с нами по нашей территории. Так сказать, воочию увидеть нашу работу.
- Да, да! – заголдели гости, - Нам очень интересно.

Еще вчера мы с Димой заранее договорились с коллегой и несколькими нашими доверенными лицами из числа контингента, добровольно помогающего родной милиции, организовать для нас пару концертов. Репетиции длились до 11 часов ночи.
- Итак, господа офицеры, - сев в машину обратился Дима к испанцам, - Сейчас едем на дело, то есть на задержание особо опасного преступника-психопата, убившего 3-х человек и сбежавшего из психиатрической больницы.
- А где силовой эскорт? - спросил самый молодой по возрасту стажер.
- Не поняли?
- Ну, у нас для этого есть специальные полицейские, которые выполняют наиболее опасные задачи.
- А, ОМОН! - догадался Дима и гордо шепотом пояснил, - У нас тоже есть. Но их мы используем при задержании только вооруженных групп численностью более 5 человек.
Испанцы переглянулись, пожали плечами, но ничего не произнесли. Старший что-то записал в свой блокнот.

Итак. Спектакль № 1.
Приехали. Заходим в подъезд, подходим в квартире. Звоним в дверь. Я с коллегой рядом с дверью, стажеры чуть ниже, на лестничной площадке.
- Чё надо? – из-за двери раздался жуткий бас.
- Уважаемый господин, Петров, - спокойным голосом начал я свою речь, - Мы из милиции и хотели бы с Вами поговорить.
- Маза фака! (от авт. отрепетировали: русский мат испанцы бы не поняли, испанской бранью не владеем, а американский знают даже эскимосы) – раздалось из квартиры, - Уходите.
- Господин Петров, понимаете, мы просто хотим спокойно с вами побеседовать и угостить кофе в баре напротив дома.
В комнате раздались выстрелы (от авт. вчера нашему актеру мы арендовали на время спектакля газовый пистолет с холостыми патронами). Испанцы вздрогнули и спустились на пару ступеней ниже.
- Что же Вы господин, Петров, нарушаете общественный порядок. Мы к Вам со всей душой и с пониманием, а Вы? – спокойно, как с пятилетним ребенком, с «психопатом-убийцей» разговаривал Дима, - Давайте выходите, сдавайте оружие и мы внимательно вас выслушаем.
Через пару секунд дверь открылась, на площадку вышел грустный «психопат» и отдал мне мой же газовый пистолет. Мы спустились вниз, где нежно, держа за руку, усадили «задержанного» в карету «скорой помощи», на которой трудилась врачом моя супруга (от авт. ночью по моей просьбе была призвана спасать честь российской милиции). На прощанье Дима ласково погладил «психопата» по голове и вручил ему батончик «Марса», завернутый в купюру достоинством 100 рублей.
Завороженные испанские коллеги, выйдя из ступора, тихо зааплодировали. Петрова медики высадили за углом дома напротив рюмочной.

Спектакль № 2.
- Ну, что же, господа полицейские, поехали дальше охранять покой горожан?
- Конечно, нам очень интересно, - сказал старшОй, занеся в блокнот очередную запись.
«Что же он там, сучонок, пишет?» - подумал я и уселся в машину.
В нескольких километрах от дома «психопата» мы увидели преступление: из магазина «Пятерочка» выбежал огромный, как горилла, молодой человек с дамской сумочкой, а за ним с воплями: «Милиция! Помогите! Ограбили!» бежала молодая девушка. Не раздумывая, мы с Димой выскочили из машины, догнали «грабителя» и нежно его задержали. Тут же подскочили, запыхавшиеся коллеги из Испании и встали сзади преступника.
- Ваша сумочка? - обратился я к потерпевшей.
- Моя, господин офицер, - гордо ответила девушка (от авт. инспектор из отдела по делам несовершеннолетних Зоя Никишова).
- Возьмите.
- Спасибо.
- Господин задержанный (от авт. ранее судимый за хулиганку мастер спорта по дзю-до Миша Горляков, ныне законопослушный гражданин и инструктор по самообороне в одном из ЧОПов), - обратился Дима к грабителю, доставая из кармана Конституцию Российской Федерации, - Прошу Вас внимательно заслушать Ваши права.
«Грабитель» стоял, понуро опустив голову, и слушал, еле сдерживая смех, содержание статьи 51. Затем настала моя очередь. Я достал из пиджака маленькую Библию и зачитал «злодею» все Божьи заповеди. Испанцы были в крайней степени изумления. Вернее сказать, они были в полном охуении. Мирской суровый закон и Божье слово!!! Какая интересная комбинация!!! Доставив преступника в околоток, мы предложили гостям показать достопримечательности города. Провозив их по всем наиболее интересным, с точки зрения туриндустрии, маршрутам, мы убедили их в необходимости поужинать. Слава Богу, начальники выдали приличные суммы денег на оперативные расходы.
Сидя в ресторане Дима произнес:
- Господа офицеры, на правах гостеприимных хозяев разрешите заказ произвести нам и угостить вас русской кухней. Граппы у нас нет, но думаю, русская водка вас не разочарует.
- Мы не против, - заулыбались иностранцы.
«Тоже халяву любят, засранцы» - подумал я.
Через 15 минут стол был заставлен выпивкой и закуской. Во время фуршета испанцы через одного произносили тосты в наш адрес, а также восхваляли наши методы борьбы с преступностью. К 19-00 тостуемые лыка не вязали. Мы отвезли их в гостиницу и поехали с Димой на набережную пить пиво.

На следующее утро вся испанская делегация в Управление не прибыла. В других группах все происходило по аналогичному сценарию: «спектакли», экскурсии, ужин. Приехавший из гостиницы водитель автобуса сообщил, что никто из басурман из отеля не вышел. Руководство, посмотрев в наши честные и красные глаза, всё поняло и обязало в течение часа доставить тела иностранцев в отдел для продолжения прохождения обмена опытом. При этом полковник предупредил, что если хоть с одним из испанцев что-то случиться, то он лично каждого из нас изнасилует, разорвет на куски, сожжет в крематории, а пепел рассеет на поле корриды в Мадриде, куда собирается ехать в отпуск этой осенью.
По дороге мы с Димой купили «медикаменты» (бутылку водки и банку соленных огурцов). Войдя в гостиничный номер наших новых напарников, перед нами предстала картина неизвестного художника «Лазарет на передовой под Псковом». Три испанца с мокрыми полотенцами на головах вповалку лежали на своих кроватях, а, завидев нас, попросили вызвать врача.
- Вставайте, сейчас все будет хорошо, - сказал я, ставя на стол водку и соления.
Старший, увидев этот натюрморт, рванул в туалет, другой – тихо застонал. Самый младший по имени Ихлеас очень удивился. Через пару минут, кое-как собрав испанцев в единый коллектив, мы усадили их за стол. Дима на своем примере продемонстрировал метод русского лечения. Налил 50 грамм водки и запил рассолом из банки. При этом сказал, что лучшего лекарства в нашей стране от алкогольного отравления не придумано. Иностранцы наотрез отказывались лечиться такими методами. Но тут я проявил дипломатические навыки, доставшиеся мне от отца, долгое время прослужившего в МИДе.
- Я, конечно, господа офицеры, не хочу показаться нехорошим человеком, но если вы сейчас не последуете примеру моего коллеги, то я буду вынужден сообщить в ваше посольство о вашем недостойном поведении. Оно вам надо?
Слова дошли до испанцев. Дима, отработанным годами движением, разлил в каждый стакан ровно по 100 граммов спиртного, а в другие три – рассола.
- Постарайтесь выпить залпом, - посоветовал мой друг и, подумав, накатил и себе.
С разными выражениями лиц испанцы выпили «микстуру». Через несколько минут старший из них даже закурил. Через сорок минут мы были в Конторе. Другие группы также не заставили себя долго ждать.

Остальные пять дней проходили практически одинаково. Правда были выезды и на реальные места преступлений. Но там для них устраивали шоу прокурорские следаки и криминалисты. Но одно оставалось неизменным – вечерняя трапеза. В четверг наши испанские коллеги еще с вечера купили себе в номер водку и огурцы. Опыт, накопленный за несколько дней, дал свои плоды.

В воскресенье, провожая слегка опухших от «стажировки» коллег домой, мы накатили на посошок и обменялись фуражками. Выпив стременную – мы обменялись часами и адресами. Счастливые, загадочные, наполненные опытом оперативной работы до самой макушки, господа офицеры улетели домой.
Через месяц я получил письмо от Ихлеаса, к которому была приложена вырезка из какой-то испанской газеты. Я попросил знакомую перевести. Процитирую только одну фразу:
«…Русские полицейские замечательные люди. Профессионалы в своем деле. Их способы борьбы с преступностью настолько современны, что мы готовы поспорить с каждым, что ни в одной стране мира нет такой полиции. Они одинаково вежливо общаются, как с пострадавшими, так и с преступниками, убеждая последних силой своего разума, а главное, заставляют раскаяться с помощью классической музыки и слова Божьего. Мы многому у них научились…»
Слава Богу, что никто в Управлении кроме меня, моего напарника Дмитрия и переводчицы не видел этой статьи.

(с) Важняк

"Звездочка"

Обычный пятничный вечер дома...
Приготовление ужина, сначала с ленцой, но - кто ж меня накормит, если не я сам? Некий азарт даже появляется - повкусней сделать, что-нибудь этакое сотворить... Для себя ж, любимого готовишь - не для дяди чужого.
В самый разгар кулинарных изысканий звонок телефона. Блин, вот не дай Бог - с работы! Если опять напарник накосячил...
Не, старый дружок звонит, еще со школы. В гости хочет.
Ну, в гости- так в гости. Удваиваю количество свинины в сковородке, и с тоской думаю о предстоящем походе в магазин за бухлом - опять бухать, и опять за мой счет.
Ибо этот лейтенант-погранец денег при себе не держит никогда, но пожрать любит много, вкусно и обильно, да еще побухать при этом - но чтобы исключительно на халяву. Принципиально. Суровая, полная "тягот и лишений" служба в Шереметьево-2 - этому способствует.
"Защитник Отечества", блин... Ну да ладно.
Однако в магаз идти не пришлось - дружок притащил большую бутылку "Джонни Волкер", "блю лейбл". Однако... Медведи вымерли?
"Я звездочку обмываю, ты - участвуешь!"
Опаньки... "Маленький полковник".
Да я б тебя в прапоры разжаловал, будь моя воля...
Посидели-выпили...
"А слушай!!! Пойдем, постреляем? У тебя тут тихо, а я табельный не сдал! И еще один есть - так, игрушка, но пострелять бы...".
ЁПРСТ... Вот мне только боевых стрельб не хватало около дома.
"За патроны-то как будешь отчитываться, друг? А?"

Дай-ка табельный... Ага, ПМ... Вот давай я тебе его в портфельчик засуну. Да поглубже. А обойму, дружок, нужно вынимать... Вот ее тебе сюда - отдельно. Полная.
Не трынди, приятель, это ты сейчас смелый. Сдавать ствол станешь - поймешь и оценишь мою мудрость.
А вот "игрушку" твою дай-ка посмотреть... Э, да это ж сигнальный! Но сильно похож на газовик.
Ну, из этого можешь и пострелять. Да не прям тут! Воин, блин...
Ладно, пошли прогуляемся...

***

Ночной бар, те же участники, час спустя.
"Да я! Ик! Я ж теперь все могу! Хочешь - на Таити тебя отправлю? Бес-плат-но! Ик! Грм..."
"Молодые люди, не пора ли вам уже подышать свежим воздухом?"
"Пошел нах...!"
Так, приятель, ты ужо готов... А вот стволом грозить обслуге не стоит. Даже не думай. Да, я знаю, что это игрушка. Тем не менее - бармен не в курсе. А потому... Дай-ка его сюда...
Вот так. У меня в кармане оно никуда не денется.
Так. Еще раз дернешься за табельным - получишь по лицу. Сиди, отдыхай, а я пойду тебе машину поймаю. "Таити", блин...

***
Машинка остановилась почему-то только одна - белая такая, с синей полоской, и с мигалкой. (Эх, стуканул-таки бармен. )
"Документы!" Пожалуйста. Да, слегка не трезв. Но дом - вот он.
Осмотр... "Бля, это ж ствол... СТОЯТЬ!!! Руки на капот!!!"
"Да вы че, мужики, это ж игрушка. И не заряжена."
"Ну вот мы и поиграем. Э, вызывай оперов!"
Боевиков они обсмотрелись, что ли? "Браслеты" на руки - да чтобы пожестче сжали, мордой на капот и ствол АКСУ в шею.
Вот это зря. Чему только вас учат в СШМ? Убрать вас обоих и уехать на вашей же тачке - дело пары минут. Ноги-то не "стреножили". И руки спереди сковали. Бо-ольшая ошибка...
Ладно, этак меня и посадить могут, за "сопротивление сотрудникам". Да и нельзя - дом рядом, вычислят быстро. Ничего, отпустят - я вам все припомню, ссуки...

***
Опера действовали грамотней - руки сходу сковали сзади, да еще и "поддернули". Протокол задержания, ствол, местные охранники-понятые - фигея от осознания собственной значимости, залихватски расписались, попутно уверяя, что "оне - завсегда Органам услужить рады".

***
"Да сними браслеты - куда я денусь из машины-то?"
"Снять?"
" Да сними, он ж реально никуда не сдернет. Не успеет." А вот тут ты мальчик - не прав. Успею. Еще как успею. Но - не буду.

***
"Мудилы!!! Вы кого привезли??? Да мне... Мать... Ебать... НЕ БУДУ регистрировать! Мне еще погоны дороги и работа! А вот что хотите, то и делайте!!! ... Ладно, регистрирую как пьяного. Утром пусть начальство разбирается!"

***
Начальство не появилось ни утром, ни позже. Хуле - суббота.
Зато появились опера.
Бля, как ж болит голова... А тут еще и допрос...
"Ничего я вам говорить не обязан. И факт опьянения вы не подтвердите - на экспетизу вы меня не возили. Объяснение снять? Сначала объясните причину задержания. Ах, стволом угрожал? Да ну? И свидетели есть? Ладно"
Э, да ты решил меня стволом попугать? Ой-ё... Нашел кого пугать, мальчик... Что, в руки твой ПМ взять? Ага, сейчазз. Малолеток будешь на это ловить...

***
Камера в ментовке.

Позвонить. Надо позвонить. А то что-то затягивается "опупея"...
Менты в дежурке.
"Это кто?"
"Оруженосец". Выебистый"
"Ну раз выёбистый - пусть сидит. Но позвонить ему дай. Маме. Гы-гы-гы..."

Телефон. Раздолбаный, старый. С "диском". Но уж выбирать не приходится... Нужно позвонить.
Маме, значит? А что, это идея...
"Алё? Мамочка, зравствуй! Меня забрали в милицию и мне тут очень плохо. ОВД ХХХ"...
Похмельный бас капитана УСБ* - "Ты че, совсем с дуба рухнул?"
(Вот тяжко с ним с утра разговаривать, хоть и приятель, и собутыльник хороший.)
"Мам, понимаешь, только один звонок дали сделать. Только маме."
"Понял. Сиди пока и не выебывайся там. Я разберусь"
"Да я сижу, сижу... Мамочка, ты там давай побыстрей, а то головка бо-бо, плохо очень и опера все злые такие, обидеть норовят"
"Тебя обидишь, бля... Ладно.Уже еду. Только ты там без выебонов! Чтобы не как в прошлый раз!"

***
Дежурный поимел интерес к разговору.
" ЁБТ! Разговорился-то! Ты куда звонил, сука? Да я тя ща в СИЗО отправлю, гад!" Позвал опера.
***
Опер, похоже, все понял сходу. А потому меня опять закрыли в камеру... Дожидаться автозака в Бутырку. Автозак прибыл довольно быстро, опять заковали, погрузили, выгрузили. Досмотр, раздевание, то-се...
В общей камере провел 2 часа, потом перевели в одиночку. Ну, не знаю, как это называется, но я там был один. Двое суток. До понедельника.
А потом пришел хмурый конвоир: "С вещами на выход!" Интересно, а расстрел действительно отменили?

Оказалось - действительно "на выход". Отпустили. Меня встретил очень серьезный молодой человек, усадил в тачку и отвез к моему приятелю капитану. Очень быстро. Просьбы остановиться и купить "на опохмел" - игнорились. А зря.
Потому что когда приехали, Капитан долго и нецензурно ржал, но первым делом - прогнал мол. человека за бухлом и закусью. А затем вернул "игрушечный ствол" вкупе с заключением экспертизы, что "оружием не является", и попросил расписаться в десятке бумажек. Свидетельских показаний.
На оперов, на ментов, что взяли, на начальника ОВД... Разумеется, я все подписал. С мстительным удовольствием.

Через недельку вызвали в ментовку, вручили постановление, что "в заведении уголовного дела отказано", извинились. Очень, очень просили изменить показания. В тех бумажках, что у Капитана подписывал, оказалось было нечто, чего хватит на "25 с конфискацией" всему личному составу ОВД. Ведь не читая подмахнул капитановы бумажки-то, не до того было - стресс снимал.

Оперов - обещали уволить за "полное служебное несоответсвие" и "превышение полномочий". Жаль, не посадили. Ничего. Пусть РАБОТАТЬ идут. На завод.
Мальчик-мент, который мне руки в браслеты зажимал от души - сам прибегал "прощения просить". (Это была не моя инициатива.) Но пинка по жопе - он получил. Вместе с прощением и пожеланием нести службу как следует и в "патрульных из Бронкса" больше не играть.

Приятель-погранец же все это время пребывал в перманентном запое, даже не представляя, во что мне вылилось обмывание его звездочки.

© awn

*Основано на реальных событиях. Имена и название ОВД не упоминаются по понятным причинам.*

*УСБ - Управление собственной безопасности МВД.
Проще - менты, которые сажают ментов.И у них тоже есть "план по галочкам", который нужно выполнять.