May 19th, 2009

Астральная

Эта жуткая история случилась, когда у всего совецкого народа как-то неожиданно взяло, и окончательно сорвало нах его и без того непоседливую пролетарскую кукушку. Каждый божий день в одно и то же время тыщщи миллионов простых и не очень тружеников вдрук бросали недостроенные бомбы, недоеденные караваи и недокошенные луга – и наперегонки ломились к голубым экранам, штобы приложица к волшебному еблу какого-нибудь Кашпировского самым дорогим, што у кого есть – геммороем там, трипаком или банкой вчерашнего первача.

Или, например, какой-нибудь вчерашний токарь писятвторого разряда Вася Пакрышкин вдруг ни с того, ни с сего завязал с денатуратом и день на третий хуяк – вспомнил! Аказываеца, его прадед в хуйпоймикаком поколении однажды, в большую засуху, по той же белочке взял и нассал с колокольни местному попу на лысину. Прадеда по легенде тут же ебануло аццкой молнией, а деревню – затопило к хуям. Значица что? Правильно, значица прадед был ниибаца чорным магом. Колдунская моча моментально, прямой наводкой ебашит в Васин череп, обнулет фпесду все БИОСы, наряжет его в какую-нибудь обтруханную штору и песдец – очередной гадально-мозгоибальный салон уже открыт и ждет своих шизиков. И тут же блять находица куча бабок, юродивых и просто долбойобов, которые готовы платить свои кровью и потом заработанные, лишь бы Господин Васисуарий ещо раз подключился по своей колдунской выделенке к астралу и початился там с дохлым роцтвенником клиента, Гоголем или еще каким зажмуренным пирсанажем.

Не прошла эта йобаная истерия и мимо нас с моим лучшим другом ущербного детства – кучерявым распиздяем Жориком. Я его когда первый раз увидел – подумал што Электроник из чумадана съебался, настока похож. Он кстате и ластами шевелит тока после подзарядки, правда вместо электричества шышками заправляеца. А еще я его помница однажды после дудки на конденсаторы разобрать собирался, но это савиршенно другая история, да и отпустило меня вовремя. Бля, чота я отвлекся, я ж вроде про колдунов рассказать хотел. Короче, зацепила нас с Жориком эта всеобщая ибанутость, но как-то больше по касательной – через подругу друга Люсю. Просто у неё в один песдатый день как-то по хитрому перемкнуло чакры, и всего за неделю она сцуко взяла, и стаскала одному из медиумов всю Жорикову заначку, после чего по совету очередного привидения (по-любому педораз какой-нибудь при жизни был) развешала по всей хате сушоных жаб с пауками, перестала давать Жорику в жопу, а потом вапще - взяла и заварила ему вместо чая сопцтвенный тампон. Жорик с ней и воспитательную беседу с камланием в волосатый бубен провел, и просто молча отпиздил, но перемочь экстрасенса не асилил: чакры закоротило окончательно, Люся собрала всех своих жаб в ридикюль, аццки прокляла Жорика до седьмого колена включительно и сыбалась к маме – карму там с носом заодно выпрямить и все такое.

Жорика, который неожиданно остался и без Люси, и без денек на новые лапти, такой потусторонний расклад ясен хуй обрадовал слабо. Когда я в тот же день заскочил к нему на пару напасов, он как раз сидел и выбирал: то ли, как завещал товарищ Савонарола, сжечь к хуям йобаново колдуна вместе с его хрустальными шарами, то ли проявить изобретательность и подвергнуть его неестественному окукливанию через марабуку, заюзав по такому случаю натертый чесноком осиновый кол. Второй вариант постепенно перевешивал, и хуй ево знает до чего докатился бы бедный кудесник, если бы Жорик вовремя не хапнул принесенного и не подобрел. Аутодафе отодвинулось на неопределенный срок, а колдун где-то там у себя в астрале паходу наконец-то расслабил свое шестое чувство и облегченно проперделся. После второй дудки Жорик успокоился окончательно, а после третьей, судя по ощущениям, откуда-то с неба спустился сам Джа и залепил мне такого леща, что я тихо кувыркнулся хуйпойми куда, так и не дотянувшись до сахарницы.

Когда мозг пришел обратно, я чуть не поседел. Вокруг было темно, ныла спина, голова и ноги упирались во что-то твердое, воняло какой-то хуйней типа ладана, а в воздухе висели непонятные шопот и всхлипывания. И тока я собрался заорать, как отдуплился окончательно и понял, что лежу на широком подоконнике, занавешенном черной тряпкой, за окном видны редкие звезды, а сам я все еще жив. Когда очко разжало-таки зубы, а зрение вернулось окончательно, прямо напротив глаз обнаружилась заботливо прожженная чьим-то бычком дырка, в которую я и нафтыкал, что нахожусь в непонятной комнатушке, полностью завешенной все теми же черными шторами, с одинокой лампочкой по центру потолка. С одной стороны жалось в стену с десяток кривых старушек, от которых и доносился тот самый шепот, а с другой одиноко тусил косолапый стол под черной же скатертью, на котором стоял криво слепленный череп из гипса с пучком вонючих свечек в макушке. А я, как ни старался, так и не мог вспомнить, какого хуя я здесь вообще делаю.

И тока я собрался вылезти из-за шторы и по бырику свинтить домой, как вдруг погас свет и во всю дурь заорала музыка из «Терминатора». Я и сам чуть жидким не брызнул, а бабки вапще своими перекатами всю музыку перепердели, чуть стекла не потрескались. Такая атмосфера страха как говорица повисла, шо свечки в черепе поперегасли нах. Музыка постепенно стихла, свет зажегся обратно, и сквозь слезы я рассмотрел за столом какого-то лысого обожруха с вассермановской бородой, одетого опять же в штору, тока уже в желтую. Засунув жало между свечек, обожрух осторожно вдохнул и шепелявым фальцетом поинтересовался, все ли сдали деньги. Бабки испуганно закивали, а колдун довольно хрюкнул, засучил рукава и чего-то забормотал.

Постепенно глаза ебанутого калиостры закатились, бормотание перешло в какойто аццкий стих в полный голос, изо рта полетели слюни, а под конец сцуко вапще взял и заорал чото типа «Придии, приди великий Хуипутало, откликнись на мой зоооов, мхекхекхе». И тут хуяк – откуда-то со всех сторон аццкий голос: «Слушаю тебя, смертный». Громкий, шо пездец. Бабки вапще крестица кинулись и через одну в обморок попадали. Колдун походу тоже такого эффекта не ожидал, с открытым еблом завис на полуслове и в потолок с ахувшим видом фтыкает, как летучий микроб на жидкий «Доместос». А голос опять: «Говори, чего хотел». Колдун вапще охуел, головой вертит, пищит чото, типа «Чозахуйня» и «Кто здесь, я ща милицию позову». Голос такой типа «Кто-кто, Вельзевул бля в пальто» - и давай ужоснахи всякие вещать. Типа колдуну, за то что сотону отвлекает, народ найобывает и бабки с них стрижет – паралич нахуй нижних ног и смерть от рака жопы через месяц, бабкам за колдунские услуги – по геморрою в виде первого предупреждения и пиццот лет на аццкой сковородке «Тифаль» посмертно, всем остальным – просто пиздюлин на всякий случай, ну и все такое.

Колдун смотрю вапще сник, пару раз подняца дернулся – хуй там, не получаеца. То ли ноги не держут, то ли в натуре паралич. «Пездец – говорит, даже пернуть не могу.. Рак походу начался… Дяденька, простите меня пожалуста, я все верну…» - и чуть ли не плачет уже. И тут, на самом интересном месте, ебучие свечки меня доконали. Так чихнул, что вместе с соплями сам нахуй с подоконника на пол улетел, в шторе запутался, ору – пездец. А хуле, страшно же. Кое как выпутался, смотрю – бабки нах вместе с косяком дверным на улицу съебались, тока пыль на дороге оседает, а колдун вапще скворечнегом на столе лежит и не шевелица. Я еще больше струхнул, подошел к нему поближе – вроде дышит. Глаза подымаю – ибать, вторая штора чего-то шевелица. Только хотел рядом с колдуном в обморок йобнуца, хуяк – из-за шторы Жорик с мегафоном вылезает. Клево говорит, ты придумал, я бы хуй сам до такого додумался. И клей у деда твоего пиздатый – стул от колдуна еще неделю отклеивать придеца. Пошли еще пыхнем. А я отлипаю потихоньку, киваю, типа дооо, пиздато я придумал, а сам вспомнить нихуя не могу, когда это я успел. На улицу вышли – скорая с ментами как раз подъезжает, колдуна на носилках прям со стулом вынесли, поржали, покрутились чего-то вокруг, и разъехались.

А мы хуле – добили чо было, просветлились и к Люсе пошли. Жорик ей сначала матюгальником новый канал в космос открыть хотел, а потом вроде ничего – помирились, ибаца кинулись. Мне чота сразу скучно стало, я полхолодильника сожрал и домой свалил. А колдуну кстати стул в тот же день отодрали, тупо литра два касторки дали и за ножки дернули. Санитары ему правда за обосранные халаты такой спиритический сеанс с сопутствующим переломом головного мозга устроили, что он с тех пор в астрал даже под угрозой немедленной марабуки на заходит – ссыца, плачет а не идет. Ну да и хуй с ним, на одного мозгоеба меньше - астрал чище.

(С)спижжено

.......

Речь о тех временах, когда русскоговорящих интервьюеров в израильских
военкоматах еще не было, а русские призывники уже были. Из-за того, что
они в большинстве своем плохо владели ивритом, девочки-интервьюеры часто
посылали их на проверку к так называемым "офицерам душевного здоровья"
(по специальности - психологам или социальным работникам), чтобы те на
всякий случай проверяли, все ли в порядке у неразговорчивого призывника.
Кстати, офицер душевного здоровья - "кцин бриют нефеш" - сокращенно на
иврите называется "кабан". Хотя к его профессиональным качествам это,
конечно же, отношения не имеет.
Офицер душевного здоровья в военкомате обычно проводит стандартные тесты
- "нарисуй человека, нарисуй дерево, нарисуй дом". По этим тестам можно
с легкостью исследовать внутренний мир будущего военнослужащего. В них
ведь что хорошо - они универсальные и не зависят от знания языка. Уж
дом-то все способны нарисовать. И вот к одному офицеру прислали
очередного русского мальчика, плохо говорящего на иврите. Офицер
душевного здоровья поздоровался с ним, придвинул лист бумаги и попросил
нарисовать дерево.
Русский мальчик плохо рисовал, зато был начитанным. Он решил
скомпенсировать недостаток художественных способностей количеством
деталей. Поэтому изобразил дуб, на дубе - цепь, а на цепи - кота.
Понятно, да?
Офицер душевного здоровья придвинул лист к себе. На листе была
изображена козявка, не очень ловко повесившаяся на ветке. В качестве
веревки козявка использовала цепочку.
- Это что? - ласково спросил кабан.
Русский мальчик напрягся и стал переводить. Кот на иврите - "хатуль".
"Ученый" - мад"ан, с русским акцентом - "мадан". Мальчик не знал, что в
данном случае слово "ученый" звучало бы иначе - кот не является служащим
академии наук, а просто много знает, то есть слово нужно другое. Но
другое не получилось. Мальчик почесал в затылке и ответил на вопрос
офицера:
- Хатуль мадан.
Офицер был израильтянином. Поэтому приведенное словосочетание значило
для него что-то вроде "кот, занимающийся научной деятельностью". Хатуль
мадан. Почему козявка, повесившаяся на дереве, занимается научной
деятельностью, и в чем заключается эта научная деятельность, офицер
понять не мог.
- А что он делает? - напряженно спросил офицер.
(Изображение самоубийства в проективном тесте вообще очень плохой
признак).
- А это смотря когда, - обрадовался мальчик возможности блеснуть
интеллектом. - Вот если идет вот сюда (от козявки в правую сторону
возникла стрелочка), то поет песни. А если сюда (стрелочка последовала
налево), то рассказывает сказки.
- Кому? - прослезился кабан.
Мальчик постарался и вспомнил:
- Сам себе.
На сказках, которые рассказывает сама себе повешенная козявка, офицер
душевного здоровья почувствовал себя нездоровым. Он назначил с мальчиком
еще одно интервью и отпустил его домой. Картинка с дубом осталась на
столе.
Когда мальчик ушел, кабан позвал к себе секретаршу - ему хотелось
свежего взгляда на ситуацию.
Секретарша офицера душевного здоровья была умная адекватная девочка. Но
она тоже недавно приехала из России.
Босс показал ей картинку. Девочка увидела на картинке дерево с резными
листьями и животное типа кошка, идущее по цепи.
- Как ты думаешь, это что? - спросил офицер.
- Хатуль мадан, - ответила секретарша.
Спешно выставив девочку и выпив холодной воды, кабан позвонил на
соседний этаж, где работала его молодая коллега. Попросил спуститься
проконсультировать сложный случай.
- Вот, - вздохнул усталый профессионал. - Я тебя давно знаю, ты
нормальный человек. Объясни мне пожалуйста, что здесь изображено?
Проблема в том, что коллега тоже была из России...
Но тут уже кабан решил не отступать.
- Почему? - тихо, но страстно спросил он свою коллегу. - ПОЧЕМУ вот это
- хатуль мадан?
- Так это же очевидно! - коллега ткнула пальцем в рисунок.- Видишь эти
стрелочки? Они означают, что, когда хатуль идет направо, он поет. А
когда налево...

Не могу сказать, сошел ли с ума армейский психолог и какой диагноз
поставили мальчику. Но сегодня уже почти все офицеры душевного здоровья
знают: если призывник на тесте рисует дубы с животными на цепочках,
значит, он из России. Там, говорят, все образованные. Даже кошки.