April 14th, 2009

Вечерний моцион, сетевое

У каждого в жизни свое предназначение. Траву едят антилопы, антилоп лопают тигры, черви жрут всех.

Остается непонятным, зачем на свете живут постельные клопы и сексуальные маньяки. Кому они нахуй нужны?!



***



Пятница 14 часов 30 минут.



Лесю опять вызвали в милицию. За прошедшие с изнасилования три месяца девушка ходила сюда как на работу. На этот раз с ней решил пообщаться сотрудник внутренних органов по фамилии Почкин. «Сотрудник наружных органов Хуев!» - мысленно передразнила она милиционера, когда тот представился.

Мент сочувственно смотрел ей в декольте и задавал дурацкие вопросы:

- Я Вас так понимаю! Вы сильно переживаете? У Вас наверно до сих пор стоит перед глазами член нападавшего?

- Член стоял у этого урода, - сухо поправила Леся. – Перед моими губами. А на нем – татуировка «Пусти погреться!» Я об этом сто раз уже рассказывала!

- Верно, верно, - мент с трудом оторвал взгляд от груди девушки и переместил его на Лесины коленки. – Вы знаете, мы проверяли ваши показания. Местный участковый неделю ходил в мужскую баню, пытаясь опознать преступника по этой примете.

Девушка представила, как мужик в фуражке и портупее сидит в парилке и внимательно вглядывается посетителям между ног.

- Нашел что-нибудь? – поинтересовалась она.

- Видите ли, - замялся Почкин, - участковый – человек пожилой, близорукий, наклонялся к пенисам слишком низко. А когда он стал хвататься за члены и вертеть их во все стороны (вдруг на обороте что-нибудь написано), старику вломили пи… В смысле, побили его. На этом сыск и закончился.

Леся усмехнулась.

- Вот Вы уже и улыбаетесь! – обрадовался мент, кося глазом ей в вырез. – А то все мрачная такая. Не принимайте близко к сердцу!

- Да я этого выродка кастрирую без наркоза! – посуровела Леся. - Вы только поймайте!

- Примет маловато. Знаете что? – решился Почкин. – А давайте встретимся в неформальной обстановке? Здесь на вас стены давят. А, допустим, завтра, часов в восемь в ресторане… Может, вспомните чего-нибудь?

- Завтра в восемь часов у меня свадьба в кафе «Снежинка», - девушка встала и взяла сумочку. – Так что извините.





Суббота, 20 часов 40 минут.



В густых кустах парка прятался маньяк. Не просто так прятался. Не посрать присел. Была у маньяка небольшая проблемка в личной жизни. Не стоял у него хуй. Ну, не то, чтоб совсем не стоял. Стоял, но не сильно. Не каждый день. И даже не каждую неделю. А ебстись-то маньячина любил, как Му-Му купаться. И даже сильнее.

Любить-то любил, но не абы как, а чтоб у бабы в глазах ужас плескался, и коленки дрожали. Короче, изнасилованиями увлекался. Когда насиловал, у него хер обретал твердость, и парень чувствовал себя секс-машиной. Кстати, потерпевшие все, как одна, заявляли в ментовке, что ебаришко из него так себе, и все оргазмы они имитировали. Но преступник про это не знал и продолжал свое черное дело.

Таких людей немало на свете, но большинство из них как-то выкручивается. Заводят себе подружку с аналогичным сдвигом и играют в фашиста и партизанку. Или в Ходорковского и начальницу колонии. Но маньяку же реальную страсть подавай, Станиславскому гребаному. Вот и приходилось ему прятаться холодным вечером в неуютных кустах. Цель оправдывает средства.

Бабы в этот вечер как издевались. Виной ли тому погода-гавно, или новый сериал, но дорожки парка были пустынны. Только иногда мимо кустов, шатаясь, проходил пьяный мужик или ковыляла старушка с собачкой. Маньяка они, естественно, не интересовали.

Наконец под фонарем появился подходящий объект. Нестарая женщина шла уверенной походкой, глядя прямо перед собой. Маньяк изготовился, его верный нож привычно лёг в руку, а неверный хуй высунулся из ширинки. Когда незнакомка поравнялась с кустами, насильник барсом выскочил на дорожку, схватил жертву за шею и утащил в темноту.

- Ну чо, киса, поиграем? – маньяк повалил женщину на траву и приступил к делу. Жертва не вырывалась, только бормотала себе что-то под нос. «Ебали мы и ебанутых!» - думал маньяк, входя в незнакомку раз за разом. Все шло ровно, пока он не стал кончать. Финал вышел таким бурным, что перед глазами насильника вспыхнул яркий свет, а уши заложило.

«Взрывной оргазм!» - пронеслось в голове, уже метрах в трех от тела.



***



Шарахнуло так, что у жителей близлежащих домов вылетели стекла. Из очков. Мигом примчались пожарные, немного позже милиция, и через полчаса – «Скорая».

Уже светало, когда эксперт, закончив осмотр, подошел к следаку:

- Ну чо я могу сказать? Потерпевший - мужчина лет тридцати, шатен, и, это важно, не был цельной натурой.

- Да я уж вижу, - отозвался следак, подняв двумя палочками с земли чей-то указательный палец. – Разбрасывался терпила.

- Смерть наступила в момент взрыва. А вот взрыв инициировала шахидка. Тетка взрывчаткой была набита под завязку. С полкило в тротиловом эквиваленте.

- Кстати повезло кому-то, - заметил один из ментов. – Ведь она шла туда, где народу много.

- Ага! – засмеялся другой. - Хотела отдать себя людям всю, до последнего кусочка.

- Ну, ближе всего здесь ночное кафе «Снежинка», - задумался следак. - В «Космосе» к моменту взрыва кино закончилось, больше людных мест в нашем городишке нет.

- Ну, значит тем, кто был в «Снежинке», и повезло, - эксперт собрал свое барахлишко и группа начала рассаживаться по машинам.

На макушке сосны, никем не замеченный, остался висеть обрывок хуя. Слой крови и копоти скрывал татуировку «Пусти погреться!»



***



В понедельник Почкин на работу не вышел.





© Дмитрий ганДонской