March 3rd, 2009

Межтемпоральный Джек-пот

Утро пробилось сквозь грязные оконные стекла, защекотало в носу, накрыло легкой тошнотой и головокружением. Еле выдрался из дырявого одеяла. Мельком увидел свои ноги, волосатые, мерзкие в своей худобе. Открыл дверцу холодильника. Внутри ожидаемо пахло дерьмом. Скривился, но продолжил созерцание «натюрморта»: плесневелая корочка сыра, какие–то банки и бутылочки (скорее медицинского, чем пищевого назначения), обертки, обрывки оболочек, вскрытые триста лет назад консервные банки. Вся эта гора мусора выстрелила в нос вонючей строчкой: «Пора добывать пищу тчк. Удачи вскл. зн.»
Вскипятил чайник, благо, электричество пока не отрубили. Пил кипяток, морщился от еле уловимого запаха целлулоида. Жрать всё равно хотелось . Пошарил по карманам, – предсказуемо пусто. Собрал с пола с десяток пустых посудин, перевернул их на бочок. Ласково. Бережно, как младенцев в роддоме. Слил сползшие со стенок капельки в стакан. Получилось нормально, на маленький глоток. Употребил. Не полегчало. Херсним! Или со мной? Выковырял, было, из пепельницы обугленный трупик бывшей сигареты, засунул в потрескавшиеся губы, скривился, в предвкушении первой горько-кислой затяжки. Вдруг за спиной - неожиданное:
- Кхм…
Двери вроде запирал. Или не запер? Да точно запер, на засов! Кто это мог бы быть? Обернуться? Может менты? Откуда? Из форточки?…! Во дают, козлы! Чертыхнулся, затряс кистью: спичка чуть не обожгла пальцы. Бля-ааа! Больно же!
- Маслицем прованским надобно бы помазать, сударь, – голос исходил из лощеного типа во фраке. Господин «кхм» полусидел на краешке подоконника, легкомысленно покачивая черно-белым лаковым ботинком.
Лицо узкое, длинное. Глаза прозрачные. Усики. Оборжаться: усики! И хаер, прилизанный какой-то дрянью. И перчатки. Белые! Аф-фигеть!
- Здравствуй, жопа – новый год! – выдавил из себя, плохо скрывая удивление: херасе, вот так бывает, и меня вот посетила «белочка», причем в извращенной форме. Ну, черти там, тараканы… - я понимаю,- но это …хлыщ. Точно, Хлыщ!
– Чего надо, Хлыщ?
Незнакомец вдруг заблажил гнусавым тенором:
- Милостивый государь, многоуважаемый Петр Егорович, позвольте поздравить Вас со срывом Джек-пота ежегодной межтемпоральной лотереи « СУУУ-УПЕР-ПУПЕР – ШАНС ТРИ ТЫСЯЧИ ДЕВЯТЬ »! Улыбнитесь. Трансляция идет на все временные уровни, до тридцать восьмого века включительно! Вот он, господа, вот он перед вами – О-ооо, СЧАСТЛИВЧИК! – Хлыщ закатил глаза и мелко-мелко затряс тыквообразной головкой. Разведя руки по сторонам, обладатель фрака, казалось, наслаждался невидимыми аплодисментами.
- Все?
- Ну, практически, господин Щукин. Официальныя преамбулы, так сказать, соблюдены!
- Ну, раз соблЮдены, тогда дуй отседова! Пока я добрый…Галюник херов! Не покупал я никаких ваших супер-пупер-лотерей!

И без того лошадиное лицо посетителя вдруг вытянулось еще больше, отчего гость стал похож на помесь Фернанделя с Буцефалом. Господин во фраке прикрыл холеными пальцами гвоздику на лацкане и сдавленно зашипел:
- Помилуйте, сударь! У нас прямая трансляция! …Умоляю! Не фраппируйте публику! – Бедняга стонал вполголоса, дико вращая глазными яблоками, тем самым как бы предлагая проникнуться всей значительностью происходящего:
- Это же лотерея, сударь! Межвременная! Такая удача, такая удача! Одному - шутка ли дело - на десять миллиардов! Господа из относительно будущих веков, можно сказать, ГРЕЗЯТ о такой УДАЧЕ! А Вы,…Эх, Вы…стыдно, господин Щукин. Проникнитесь! Проникнитесь, умоляю! Рок! Судьба на вашей стороне. Считайте, что весь мир теперь у вас в кармане!
- Где? В кармане? Не покупал я никаких лотерей! Вали - на из моей квартиры! Достали…суки…
Гость театрально зажал голову ладонями и проорал прямо в лацканную гвоздику:
- Стоп! Не работаем пока…. Давайте рекламу! Рекламу, я сказал!

Господин резко спрыгнул с подоконника. Сплюнул зло прямо на пол, потом засуетился и вдруг пошел красными пятнами. От былой вальяжности пришельца не осталось и следа.
- Дурило! Я тебе что, невнятно объясняю, козья морда?! Какая в жопу разница, купил ты лотерею, или не купил? Время относительно: хочешь, так потечет, хочешь - эдак! Оно, как ты за пивом, в лучшие годы: туда- сюда, туда- сюда! Визитер согнул руку в локте и продемонстрировал ход времени. - Мы, люди будущего, шароёбимся по нему, куда захотим! Технологии! Усёк?
- Доступно излагаешь. За пивом прилетел?
- Да хоть бы и за пивом, не важно! А важно, то, что тебе, Петя, подфартило. Когда ты там, в будущем, этот счастливый билет купил, и где, мне – скажем откровенно – пофиг! Факт, что купил. И факт, что - выиграл. Понимаешь, дурья твоя башка, вы-иг-рал! Теперь - можешь быть кем хочешь, в любом времени! Дошло? Мало того, Джек-пот – это пятьсот лет полноценной жизни, без простуды и тому подобного триппера!
- И что, завскладом на ликерке можно стать…?
- Ну вот! Вникаешь, Петро! Да что там завскладом! Можешь Цезарем, или не знаю, да хоть Казановой пожить…. А? Как тебе перспективка? Дух не захватывает? Гитлером хочешь быть? Могу устроить…Нашему темпоральному холдингу все по силам! Ну, как?! Пятьсот лет Гитлером! Прикинь, как ты всю планету раком нагнешь!
- Гитлером быть западло. Вообще, немцем не хочу. Нудные они. И жадные. Каждую пфенежку считают. Не-а…не пойдет.
- А королем? Людовиком четырнадцатым? Фаворитки, балы, барокко! А?
- Королем? Ну, я не знаю… мне и так нормально. Пива бы…
- Да будет тебе и пиво, и водка, и нектар с амврозией! Мне шоу надо показывать! А ты тут целку из себя строишь. Соглашаешься, или я транстемпорируюсь!

- Согласен тогда. Я это… Хочу быть владычицей морскою! Всё. Амбец. Выполняй!
-Кем? – подбородок хлыща упал прямо на хлыщеватую бабочку.
- Ёпта! Тебе родной речью толкуют: Хочу быть владычицей морскою! И чтоб ты лично у меня был на побегушках! Гони выигрыш, казьол!
-Так…так-так-так-так-так-тааак! Вы серьёзно, Петр?
- Серьёзней не бывает.
- Ну, что ж…Пол мы, конечно, поменять Вам сможем. Не вопрос…Петя. С владычицей вот загвоздка получается. Может Клеопатрой? Анджелиной Джоли? Маркизой Помпадур, на худой конец? – просительно застонал шоумен.

Суетился Хлыщ, решал какие-то моменты по своей гвоздичной связи. Ну, реальная такая галлюцинотень. Озадачил я его. А хули баловать, раз ловится делириум тременс в такой тяжкой форме, то надо лохматить его по полной программе! Пушкин – школьная программа - должен помочь. Очень кстати вспомнилась сказочка…м-да. Сейчас, сейчас попустит, можно и за пивом выбираться.

Наконец – таки конь во фраке чего-то решил.
- Итак! Уважаемые господа темпозрители! И снова пред вашими благосклонными взглядами – обладатель джек-пота ежегодной межтемпоральной лотереи « СУУУ-УПЕР-ПУПЕР – ШАНС ТРИ ТЫСЯЧИ ДЕВЯТЬ бис»! Петр Егорович ЩУууу-КИН!!! Который пожелал стать- ВНИМАНИЕ - ВЛАДЫЧИЦЕЙ МОРСКОЮ!!! Аплодисменты! Напоминаем вам, что межтемпоральный холдинг «Супер-пупер лотереи три тысячи девять бис» выполняет любое, ЛЮБОЕ, желание выигравшего счастливчика, плюс Джек –пот - пятьсот лет здоровой и полноценной жизни в придачу!!!
На этом месте человек – галлюцинация выхватил из внутренностей фрака что-то похожее на авторучку и
***********************************************
… свет померк.

***********************************************

Триста лет спустя.

Утро на галапагосах розовое, безмятежное. Шипение белого песка под перекатами бирюзовых волн никак не нарушает вселенскую гармонию, царящую на островах. Сухощавый гид в видавшем виды фраке привычным маршрутом ведет группку туристов прямо к береговой линии:
- А сейчас, господа, внимание! – гид отработанно поворачивает лошадиную физиономию в сторону прилива, - сейчас ОНА появится, господа!
Еще мгновение и на берег устало выползает огромная туша черепахи. Слезящиеся маслины глаз морского чудовища внимательно оглядывают группку любопытствующих.
- Ну, и хуле стоим? Пиво принесли? – неожиданно доносится из утробы черепашьего панциря.
Толпа начинает возбужденно шептаться.
- Петя, триста лет тебе твержу, не хами посетителям: пиво в двадцать четвертом веке – напиток не из дешевых! – театрально причитает старичок – гид.
- Извиняюсь…- морщится черепаха и в раскаянии гребет ластами по песку.
Туристы благоговейно ставят перед говорящим монстром купленную вскладчину бутылку древнего напитка. Черепаха ловко срывает пробку острым клювом и начинает жадно глотать, щурясь от удовольствия.
- Перед вами, господа, первый и единственный пока счастливчик, обладатель Джек-пота межтемпоральной супер-пупер лотереи три тысяча девять бис, владычица морская, легендарный Петр Егорович Щу-КИН!!! – дребезжит фальцетом старикан.

Туристы вяло хлопают. Черепаха отрывается от сосуда с пивом и делает вид, что кланяется.

- Эх, Петя-Петя…- бормочет себе под нос гид, - предлагали тебе – Гитлером…нет, мля, нам хотелось соригинальничать!

Черепаха довольно хрюкает, поворачивается к туристам жопой и уплывает вдаль с воистину царским величием.

Какащенко ©

Кукла

Мальчег Витя бы абычьным песдюком восьми лет и таких ништяков от судьбы принимать не умел, по сему то, што произошло в этот необычный мартовский день, повергло его костлявую тушку во всесокрушающий ахуй и прострацию.

А дело было так.

Маленький Витя сидел в зале и задумчиво пинал хуи в ожидании мамки, так каг у нево севодня была днюха, и родительница была просто обязана купить ему робота-трансформера (он, бля, ваще ахуенский! там галава у нево крутица, и руки с ногаме, и ваще фсио можна аткрутить нахуй, есле пастарацца. А ищо он в пенгвина превращаицо, тока нахуй надо?)

Ну, вот, значит, сидит он, ждет - и тут - хуяк! - званок в дверь. С низкава старта мальчонка срываецца к двери, непроизвольно поскальзываясь на, беспесды, алчной нижней губе.

- Кто тама? - Витя слехка переебался возле парога, и пазитив в его голосе проскальзывал хуевенько.

- Твой подарок, маленький проказник! - сладко пропел по ту сторону двери женцкий, но явно не мамин голос.

Наученный, до апсирания в левую штанину, брутальными децкими триллерами про семерых казлят и волка-педофила, мальчуган без излишних калибаний присел на ачько и задумалсо.

- Эу, ну чо там? Уснул, штоле? - негодовали за дверью. - Я, типа, это... кукла подарочная, открывай уже!

"Бахнахуй!" - в галаве Вити огненной фспышкой взъебал знакомы тэг - "Кукла!". Кукла и трансформир - вещи, канешна, разные как удар совочком па еблу и нежный пацылуй в лобешнег, но этих взрослых хуй победишь, нипизды не шарят...

Витя молниеносно открыл все замки и запустил красивую тетю в свою скромную обитель.

- Привет, я - Лена. Меня тебе папа подарил на день рожденья. Щас я буду тебя девственности лишать! - радостно оскалилась тетенька и немножко ошарашенно добавила, - А хуль ты такой мелкий-то, блять?

- Хмм... - Витя отдал должное батиной прозорливости, каторый, щолкнув массивными ластаме ещо год назад, позаботился таки о будущем сына. - Нинада миня ничево лишать, у нас с мамкой и так нет нихуя. Давай лудше падарак гони. Трансформир хде, бля?

- Какой, фпесду, трансформир, пацан? Я, вапще-та, ибацца пришла? Чо, сафсем штоле тюк-тюк, нахуй? - Лена чота как-та вся охуела и потускнела физиономией.

- Ибацца, гаваришь? А как ето? - Витя, хоть и до оебенения хотел робота, но, услышав новое слово, ничего не смог с собой поделать - ебучая любознательность смешала все карты.

- Для этого и пришла. Пойдем... - Лена немножко отошла от шока и, схватив пиздюка за руку, почапала в спальню.

Там она стала медленно раздевацца. Витя стоял перед ней и явно был обрадован таким развитием событий, о чем свидетельствовал водопад слюней, разбивающийся аб ево модные сондалеки. Кагда на тетеньке остались тока трусики, пацан даже для приличия ебнулся в обморок и слехка помясотрясил в эпилептическом припадке.

- Какой нежный-то, ебать-ковырять... - сокрушалась проститутка и наебывала незадачливого микро-ебаку ладошкой па лецу.

Када малчег пришол в себя, Лена улеглась на кровать, и, указав наманикюренным пальчиком себе между ног, менторским тоном заявила:

- Это пизда, сынок... - и как бы подтверждая неоспоримость аксиомы, по-отечески закивала башкой.

- Хуяссе... - только и выдавил Витя. Он, хоть и владел терминами "хуй", "пизда" и "блять" на уровне эквилибриста международного класса, но значения этих слов как-то неуловимо съебывались из его хваткого разума.

- Да, да, малышь, это - пизда. А то, что так мило топорщица у тибя в шортиках - это хуй! У человеков принято сувать хуй в пезду и палучать от этого удовольствие. Понял?

- Неа... Раз это "пизда", то у меня, по аналогии, должен быть "пиздец"... - Витя недоуменно таращился на ацтекский шалаш у себя ниже пуза, - А "хуй" - это када Колька просит у меня на велосипеде закатнуцца, а я ему: "Хуйтебе, скатина!". Ну, типа, синоним слова "фигушки". Так ведь? - растерянно добавил мальчуган. А хуле? Не каждый день твое сознание "хуем" переворачивают.

- Нет, не так. - улыбнулась Лена. - Ладно... Потом узнаешь. Давай лучше пизду изучать? - и тетенька поманила Витю пальцем.

- Ага, изучать - это мы завсегда, это мы любители. А тем более пизду! - заметно было, с каким благоговением мальчонка смакует новое слово.

Подобравшись, как партизан, поближе, Витя пару раз провел пальцем по пизде, туда-сюда. "Дрынь-дрынь!" - весело захлюпали половые губы. "Ахуеть как прекольно!" - захихикал пацан и углубился в изучение. Вдруг в его голову на всей скорости въебался новый животрепещущий, как руки олкоголека, вопрос:

- Теть Лен? А аткуда дети беруцца?

- Как откуда? Из пизды, канешна жэ!

- Из пизды у аиста? Нихуясибе, спиктакыль... Это значит, аист летит такой давольный, а у нево рибенак из пизды - хуяк! - и в трубу к родителям?

- Какие нахуй аисты? Какие трубы, блять?.. Ты же в муниципальном доме живешь! Хотя, тебя аист, скорее всего, ап крышу девятиэтажки уебал предварительно, а уж потом родители подобрали... Заебал, делом занимайся! - эта затея уже начинала напрягать Лену.

Витя не стал выебываццо и вновь принялся лапать эксклюзивную пезду. Тут в поле его зрения стремительным бурундуком ворвался неопознанный свисающий объект - какой-то красненький марщинистый набалдашник в верхней части предмета исследований.

- А это чо за хуйня? - поинтересовался маленький беолог.

- Это, мальчег, клитор!

- Заебись ему тогда... - Витя оттянул маленькую мясистую поебень и резко отпустил. "Шлеп!" - и пазитивная хуйнюшка с влажным щелчком вернулась в исходную.

- Гыгыгы... Перестань, щекотно... - застонала тетенька и закатила гласки.

"Какие тут нахуй "щекотно" - тут, блять, ахуенная иллюстрация силы упругости и эластичности. Ноучный эксперимент, панимаишь! А она - "щекотно". Фпесду тибя, дура необразованная." - падумал Витя и продолжил экзекуцию забавного клитора.

- Ну фсио! Хватит уже, я кончила... Давай, я тебе лучше отсосу! - Витя, было, засопротивлялся, но Лена чотким, отработанным движением сдернула с него шорты и ухватилась за маленький, но твердый хуец.

- Ой, блядь... - мальчег подавился протестами и обмяк нахуй. - Ну, сосать так сосать. Чувииииссс, блядь! - Витя закатил глаза и доверился опыту Лениного насоса.

Када к горлу пацана подкатил недвусмысленный комок, а в яйцах што-та приятно замурлыкало, у Лены вдруг зазвонил мобильник. Выпустив почти сэякулировавший хуй изо рта, она подняла трубку и деловито поинтересовалась:

- Кто это?

Витю такой абломный паварот сюжета нихуя не вдохновил, и, заметив руку Лены, неосмотрительно забытую на его хую, он осторожно взял ее за запястье и закончил дело автономно от предательницы.

- Влад, йа... Йа... Ну это... - на лице Лены появилась жуткая гримаса всепоражающего ахуевантоза, но Вите было до пезды - он расчотливо стрелялся спермой в голову дезертирши.

- Слыш, пацан, тебя как зовут? - Лена тщетно пыталась растормошить апкайфованного пиздюка, параллельно втирая сперму в макияж.

- А? Чо?... Витя, блять... Ммммм.... - мальчег без охоты отвлекался от распиздатых сотрясаний туловища.

- Блядь! А квартира какая? - Лена явно была чем-то встревожена. Нуихуйсней.

- 23-я, заебала уже... - чота Вите реско настопиздила эта йобаная шмара, и он поспешил съебаца от нее в повторный обморок - уж больно ахуенно он себя чувствовал, ога.

- Йобаныйврот... - проститутка по-армейски шухеровато натянула весь свой гардероб и быстро съебалась. Над ее ухом яростно надрывался телефонный денамег: "Тупая пизда! Куда тебя, блядину косорылую, занесло?! 32-я квартира! 32-яяя, сууука! Там пацану 16 исполнилось! Уууууу, дура, блядь... "

**********

Када Виктор очнулся от звонка в дверь, подарка уже не было. Мама впорхнула в квартиру, расцеловала свою кровиночьку и с торжественной противопехотной миной на ибле вручила сыну трансформер!

- Фпесду етава трансформера, мам. Мне куклу надо, каторую папка севодня подарил. Йа ее потерял. Купи новую, а? Ну купиии!

- Сыночка, какая кукла? Папа твой давно на небесах. С ангелами в жмурки играет. Ну что ты, маленький?... - у мамы аж слеза накатилась.

- Какие, нахуй, жмурчатые ангелы? Знаю я, што папка давно костлявой хуем помахал. Дело в другом - он мне заранее куклу заказал. Тока я ее патирял чота. Купи новую?! Мы с ней ебацца будем! Хуй сосать!... Мне. - неуверенно добавил Витька.

- Хуй сосать?... Ебацца?... Эээ... - мама, основательно подкошенная убийственным ахуем, безвольно повалилась в кресло.

- Ну, да... Чо, не секешь штоле фишку? Ебаца - это, типа, када хуй в пезду суляють - чпак! чпык! чпок! - и патом из аистов детишки вываливаюца. Такая вот хирая схема, мамуль...

- Боже мой... - маму канкретна нахлобучило, и она только и делала, што тактично прикрывала рукой распахнувшийся в ужасе еблет.

- Ну тебя, мам. Пойду я... - Витя заебался просвещать мамулю и ушуршал в спальню.

В голове его истерично билась одна единственная мысль: "Фсио же эти взрослые нихуюшеньки не шарят в игрушках... Потерянное поколение."


© Сантехнег Иоганн