December 26th, 2008

Джингал белз

Утро началось хорошо – за окном ярко светило солнце, вчерашняя слякоть, которую слегка приспало снежком, подмерзла. Благодать и «сракопад». И вот, значит, сижу я за столом, уплетаю бутерброды и запиваю чаем, а жена бегает – детей в школу собирает. Шумно, тепло и радостно, в общем. Таки выпроводив моих любимых спиногрызов, жена уселась напротив, что меня сразу насторожило. Ну не имеет она такой привычки. Я после первых двух лет знакомства вообще начал подозревать, что она вовсе не ест. Уселась значит и смотрит подозрительно. А я себе думаю – зарплату только вчера отдал, детям уроки сделать помог, мусор выбросил, долг супружеский выполнил! Чего, спрашиваю, смотришь? Что не так? А она мне, взгляд потупив, еле слышно говорит, что хочет этот Новый год по-особенному как-нибудь встретить, с драйвом каким-то, так, чтоб на всю жизнь запомнить и внукам рассказывать! Я даже еще ничего сказать не успел, как передо мной на стол опустилась газетная вырезка, на которой жирным красным фломастером было обведено объявление:

«Приглашаем Вас отметить Новый год с нами…» и дальше шло довольно многословное объявление-приглашение.

Поднял я глаза, а жена уже щебечет как желторотик. Мол, звонила, такие милые, уже десятый год вместе встречают в загородном домике, там уютно, тепло и весело. Конкурсы проводят, песни поют, даже камин есть… На последних словах она глубоко вздохнула и мечтательно закатила глаза. Сразу стало понятно, что поедем мы туда на процентов восемьдесят именно из-за этого камина (а мы уже точно едем, раз уж любимая решила, а спорить с человеком, который в этой семье готовит еду я никогда не буду).

Две недели пролетело незаметно. И вот мы уже едем в гости. Жена так сияет от счастья, что на нее смотреть опасно – ослепнешь. Едем, а я про себя переживаю – все-таки незнакомые люди. Как встретят? Как отнесутся? Да и жена… Это сейчас она сияет, а если что не так, сразу начнется кипишь – мол, чего ты меня сюда привез. И, главное, спорить будет бесполезно.

Дом отыскали достаточно легко. Обычное строение без претензий – простая загородная дача. У входа во всю развернулись снежные баталии: кто-то кого-то окунал в снег, кто-то бросался снежками. Ну а как только ребята поняли, что мы приехали к ним, то тут же начали обстреливать снегом нашу машину, чем, к моему удивлению, вызвали бурный восторг у жены. После знакомства все мои опасения тут же развеялись. Компания оказалась прекрасной – приятные молодые люди.
Благоверная тут же нашла себе кучу дел. Наши жены и подруги что-то носили, грели и охлаждали, что-то чистили и нарезали. Запах кружил голову и наш отряд мужиков-лоботрясов, плотно затарившись пивом, отправился в самый дальний уголок дома, куда не долетали ни запахи, ни хохот наших женщин.

Так за приготовлениями, разговорами и всяческими дурачествами пришло время Ч. Нас пригласили за стол. Жена встретила меня взглядом, который просто кричал: «Ну я же тебе говорила! Ты хоть представляешь, какая я молодец?!?!» А я только согласно кивнул и глянул на стол, который был завален всякими «вкусностями». Я уже чувствовал, как сейчас у меня во рту будет таять селедка под шубой, но мое воспитание не позволяло, растолкав всех, сигануть за стол. Так что, глотая слюни, я стоял в сторонке, ожидая когда кто-нибудь сделает первый шаг. Водочка в запотевших графинчиках так и манила к себе. Долго меня мучить не стали и все как по команде расселись на свои места. До Нового года оставалось десять минут.

Уже сидя за столом я наполнил свою тарелку сначала шубой, потом еще каким-то салатом неизвестного происхождения, потом еще и так увлекся, что даже не почувствовал как жена стукнула меня локтем в бок, а потом еще раз. Посмотрел на нее, а она сидит и смешно подмигивает, мол глянь, что вижу. Я взглянул и чуть вилку не выронил. Девушка, сидевшая рядом слева от меня, массировала своему парню член. Ну блин, приплыли. Нашли время и место. Ладно, думаю, их дело. Вздохнул, глядя на жену. Что уж тут сделаешь… Пускай дураки страдают всякой ерундой, а мы пока найдем себе более интересное занятие, подумал я и запеленговал новый салатик.

Но тут все за столом оживились. Я глянул на часы – ну что ж, пора! Ой, а где шампанское? Все в водке и коньяке! Блин, забыли?! А шампанское где, кричу я, и голос мой стихает под недоуменными взглядами окружающих.

Первый удар курантов! Когда прозвучал второй удар, все мужчины встали, и штаны оказались приспущены не только у парня из соседней пары.
- Одиннадцать! – визгливым хором проорали девушки, вторя следующему удару курантов. Я обвел взглядом всех сидящих и стоящих – мужики ожесточенно дрочили, бабы вели отсчет.
- Десять! Девять! – орали они.
И я, кажется, теперь понял, почему на столе нет шампанского. Зачем? Они и так сейчас устроят такой фонтан с пузырьками, что закачаешься.
- Восемь!
Я услышал, как жалобно и протяжно заскулила моя жена.
-Семь!
Женщины приплясывали и хлопали в ладоши – это ведь, и правда, посложнее, чем шампанское вовремя открыть. Тут поддержка нужна.
- Шесть!
Вот уж, действительно, будет, что внукам рассказать и на старости лет вспомнить.
- Пять! Четыре! Три!
Жена уже не скулит, а тупо воет, широко открыв рот. Наверное, для того, чтобы глаза поплотнее закрыть и не видеть этого ужаса.
-Два!
Ну что, любимая, погрелась у камина в новогоднюю ночь?
- Один!!

Что тут началось… Мужики фонтанируют прямо на стол, на еду, бабы орут и визжат, взрываются хлопушки, горят бенгальские огни, а моя жена шумно падает в обморок вместо со стулом.
Как-то все поутихли сразу и, главное, смотрят на меня как на психа, который пришел им праздник испортить. Даже неудобно как-то стало. Хотя вру…
В общем, взял я жену в охапку и молча направился к машине. Среди шепота за спиной проскочила фраза, мол, пускай идут, а то странные какие-то. Я опять же молча согласился.
На улице во всю шли празднования, гремел салют, горели фейерверки, а я поудобней укладывал жену в машину. Через час мы были в столице, а жена все еще не пришла в себя.

Зайдя домой, я уложил ее на кровать и отправился покурить на кухню. Там на глаза мне попалась вырезка из газеты, прикрепленная к холодильнику магнитом в виде морковки. Я ее снял и прочитал еще раз:
«Дорогие друзья приглашаем Вас, встретить новый год с нами, в интересной весёлой компании. Вас ждёт маленький уютный дом с огромным камином! Мы уже десять лет вместе. Смените обстановку, присоединяйтесь, мы будем Вам рады! Звоните т. 555-35-55»
Газетный листок был аккуратно сложен пополам. Когда я развернул его, то увидел заголовок объявления: «Скажи «нет!» шампанскому! Мы дрочим, когда куранты бьют!».
В кармане я нащупал зажигалку, и через секунду коварная бумага догорела в умывальнике.
Из спальни донеслись жалобные всхлипывания жены.
Пойду, что ли…
Утешу…

© Chiko

Красная стрела

Девушка у меня душная, песдец просто. Иногда так разноется, что хоть котят топи. Давно бы послал , да уж больно жопа у неё хороша – как гляну так сразу слюну глотаю.
Вот и в этот раз достала «давай съездим в Питер, давай в Питер».
Я её и спрашиваю:
- Милая моя Танечка, какого хуя ты забыла в этом, блядь, Питере, колыбели ноябрьской революции, родине Ленина?
А она мне и отвечает, да ещё и с подъёбкой, коза:
- Ленин родился в селе Шушинском, Вася, а не в Питере. Как чего? Это же культурная столица! В Третьяковскую галерею сходим, на карусели покатаемся, там много ещё чего.
Неймётся бабе….
- И ещё непременно на поезде «Красная стрела»! Я знаю, есть такой. В купе!
Вот же ж блядь! В купе ей, суке..

Делать нехуя: придётся ехать. Иначе она мне мозг из ушей выпьет. Для начала я поинтересовался у поцанов во дворе, с какого вокзала ехать в Москву? У нас, в Сосновке, вокзалов вообще нет, так, полустаночек хуеватый, а вот в Мичуринске их сразу два – «Мичуринск Уральский» и «Мичуринск Тамбовский». Ребята не знали, а Серёга (он среди нас самый продвинутый, работает менеджером на овощной базе) сказал, что Москва – верняк не на Урале, так что с тамбовской платформы надо ехать. Не наебал, скажу заранее. Заняв денег (кто сколько дать мог), пошёл паковать багаж.

Я человек расчётливый, поэтому в парадную сумку «Рима», я положил самое необходимое: смену носок из расчёта одни носки на три дня, восемь пачек дошырака и рулон туалетной бумаги.
Танька же, хоть и въедливая баба, показала себя здесь крайне плохо – взяла пачку печения «Юбилейное», шоколадку «Баунти» и журнал «Космополитен» за ноябрь 2002 года, что бы читать в дороге.

До Москвы доехали без приключений, но по приезду сразу же начались проблемы. Оказывается, москвичи какие-то все чумные. Я заебался спрашивать на Казанском вокзале, как нам проехать на Ленинградский. Прохожие почему-то вздрагивали, и ускоряли шаг. Лишь один мутант лениво выдавил из себя:
-Станция метро «Комсомольская»
И мы поехали на метро. Ехать, как оказалось, не далеко: минут пять вниз, и столько же вверх. Коридоры, кстати, утомили.

На Ленинградском, как ни странно, мне повезло – взял билеты в купе на нижние полки, и причём рядом с туалетом, что бы ссать бегать было сподручнее.
В ресторане на бельетаже вокзала я понял, что москвичи в конец охуели – 80 рублей за сардельку с горошком, это, знаете ли полная пизда. А доширак и заварить негде. Пивас, в принципе, не намного дороже, чем у нас, но дороже. В дорогу взял две баклажки, их ещё Серёга называет «промупаковка». Менеджер всё-таки.

Вводя свою даму в вагон «Красной стрелы» я испытывал гордость.

Попутчики попались плохие. Сволочь, а не попутчики. Два мрачных усатых мужыка, один в плюшевых тапках, иностранным пивом и какой-то хуйнёй на ухе, а второй в спортивном костюме, на верхней полке и с журналом.
Увидев журнал, Танюха рефлекторно дёрнулась за своим, но я ей чуть по рукам не дал – полночь уже, спать пора.

Через час купе благоразумно утихло. Лампочки все повыключали и принялись спать. Мне же не спалось. В голове постоянно всплывал светлый образ Танькиной жопы. Помаявшись с полчаса, я тихонько шепнул:
-Тань…
- А? – не спит, умница такая.
- Иди ко мне, - намекаю я ей.
-Да ты что, мы не одни, - шепчет, а в голосе нотки желания поебаться.
-Похуй, - веско аргументирую я.
После не продолжительного шуршания, моё счастье было у меня в руках.

Всем, кто пробовал заняться сексуальной еблей на лавке в поезде, поймёт мои переживание. Это не то что бы неудобно, это вообще – трюк. Так и представляю себе гимнастические залы, оборудованные этими скамейками, выпускающие мастеров спорта по железнодорожной активности.
Кое-как подмяв подругу под себя, я стал её ебать настороженно, что бы попутчики не проснулись. А то мало ли…

Но, как говорит народная мудрость, говно не приходит одно. Разумеется, эти черти проснулись. Я даже замер из-за их возни. А Татьяна, походу, уже завелась, и царапала ногтями мне жопу.
-Дава-а-ай, дава-а-ай, - и как кусанёт за ухо, я чуть не взвизгнул.
Этажом выше смущённо прокашлились и поинтересовались:
-Вы там чего, ебётесь, что ли?
- Да! – выкрикнул я и включил пятую передачу. Чего теперь таиться, попалились уже. Я даже стал пытаться согласовать ритм хлопков яиц по жопе со стуком колёс. Началось получаться.
- Мы тоже хотим, - раздался извиняющийся голос с другой полки.
Ну уж нахуй!
- Своими силами, дорогие товарищи, поебитесь своими силами!
На верху кто-то сдавлено пёрднул.
«Дымоход прочищает, подумал я, - пидорас»

Первым не выдержал дядька, тот, что прямо над нами. Со свистящим шёпотом «ну вас нахуй!» ловко сиганул вниз, нащупал в потёмках на столе пачку сигарет, и съебался из купе. Меня-то не обманешь, я сразу понял, что дрочить побежал, благо сортир рядом.
Через минуту не выдержал второй, и тоже побежал на выход.
«Ага, - смекнул я, - точно пидор»
Мы же стали трахаться просто остервенело, почувствовав себя уединёнными. Такой темп нас быстро утомил, и мы решили передохнуть.
Поезд остановился. Я оттянул занавеску. В фальшивом свете фонарей по перрону шныряли бесы с пирожками, газетами и пивом. Ну, у меня-то есть. Вспомнив об этом, я ужасно захотел пива. Открыл баклажку, сделал оглушительный глоток. Передал подруге. Она обычно пьёт очень маленькими глотками, поэтому я не боюсь ей давать всю бутылку разом.
Глотнув, она посмотрела на меня. Взгляд был какой-то шальной. Чувствовалось, что она что-то замыслила не хорошее.
-Вась?
-А?
-А можно, я с другими тоже трахнусь?
Тут я легонечко подвис.
-А ты не охуела, подруга? Мало того, что со всем двором уже переспала, так ещё и по поездам ебаться?
-Ну Ва-а-ась…. Ну Ва-а-ась… - заныла, - мне их жалко очень. У них же яйца до Питера лопнут… Ва-а-ась..
Нет, всё-таки действительно нудная.
Подумав, я принял решение:
- В жопу дашь, ебись до утра хоть со всем поездом!
Вот тут я её уел!
-Как в жопу? В какую жопу? – глазами хлопает. В темноте не разглядеть, но я чувствую, что хлопает.
-Как-как…Хуем. В твою жопную жопу.
-Я не хочу…
-Решай, - отрезал я. Всё таки, я, наверное, смог бы работать начальником.
Задумалась. Через минуту где-то, горько вздохнув, согласилась.
Так бы и давно. А то двадцать лет девке, а до сих пор целку на жопе носит.

Поезд тронулся. Рывок состава плотно насадил Танькину сраку мне нахуй. Она аж зашипела и попыталась слезть. Хуюшки, милая моя, терпи, пока не кончу!
Впрочем, свежесть впечатления сделала своё дело – кончил я довольно скоро.
Отвалившись со счастливой улыбкой, потянулся к пиву.

Через минуту, довольный, я вышел с сигареткой в тамбур. Попутчики угрюмо сопели с сигаретами (которыми по счёту?)
- Иди те уж, страдальцы, по очереди в купе. Кстати, девушку зовут Таня
-Витя, - представился второй.
-Олег, - вторил тот, что передел на полке.
Я посмотрел на двух этих дебилов.
-Да мне похуй, кто вы такие. Это даме представляться будете. А то не по-человечески это, ебаться с незнакомыми людьми.


P.S. Поездка, в целом, удалась. В Купчино дома очень красивые. В метро там, оказывается, ездят поезда. То, что там в мавзолее Ленин лежит, оказалось наглым пиздежом. Вобщем, Питер Таньке понравился. Ебаться в жопу – тоже.


На сём посте прошу считать сезон геша-2008 завершённым.
В наступающем году всем – огромных ништяков и позетива. Ебали мы и кризис!

© геша