December 25th, 2008

Небо и мачо

- Эй, девушка!
Вика обернулась. Увидела красивого крепкого парня с тяжелой челюстью. Рядом с ним стоял улыбчивый, потный толстяк.
- Я смотрю, вы мерзнете в комбинезончике-то.
Вика улыбнулась. Вот уж не сказала бы, что мерзнет.
- Вы, может, с нами выпьете коньячку? Просто для сугреву. Меня, если что, Вадик, зовут.
- Так вы тут, пьянствуете, что ли?
Вика с осуждением посмотрела на фляжку в руке парня.
- Ну, конечно, пьянствуем.
- Значит, так, - сказала Вика. - Вы, Вадик, находитесь на аэродроме. Вы вообще - что здесь делаете?
- С парашютом прыгаем, - сообщил толстяк - спутник Вадика.
- С парашютом?! - нахмурилась Вика. - А зачем тогда пьете?
- Для храбрости! - подмигнул Вадик.
- Так, - сказала Вика. - Немедленно прекращайте! Или отстраню вас от прыжка!
- А ты кто такая? - спросил Вадик.
- Инструктор, - ответила Вика.
- Мы деньги платили! - взвился толстяк.
- Вернут.
Вадик повертел фляжку в руке, потом положил в карман.
- Ладно, детка, твоя взяла. На шашлыки съездим после прыжка?
- Посмотрим, - усмехнулась Вика.
Когда самолетик поднялся на высоту три тысячи метров, Вика подошла сзади к Вадику и стала пристегивать его упряжь к себе через карабины. Вадик ощутил секундную тревогу. Он что - действительно будет прыгать пристегнутым к Вике? Охуеть, дела! А потом, сразу, на шашлыки. Вот это дело!
- Пойдем, покувыркаемся, детка! - сказал он.
Впрочем, прозвучала сирена, и Вика ничего не услышала. А потом в салоне открылась дверь, и они вместе с Викой выпали в небо.
Вадиком овладела радостная эйфория. Захватывало дух. Он летел, раскинув руки. А внизу были поля, маленькие машинки, домики. Очаровательная инструкторша за его спиной раскинула руки и балансировала в воздушном потоке. Вадик посмотрел влево, где вместе с усатым мужиком летел толстый Юрик. «Лошара!» - радостно подумал Вадик.
Потом они стали падать в облако. Вадику казалось, что падают они очень медленно. В самом облаке они находились недолго. И вот тут-то Вадик увидел, что земля, уже близко. И машины с домами - уже не такие маленькие. Он, как смог, оглянулся на Вику. И увидел, что она теребит вытяжной парашютик - «медузу», при этом что-то говорит и качает головой.
«Не раскрывается! - обожгла Вадика чудовищная догадка. - Убьемся! Пиздец!»
Он посмотрел налево. Лошара Юрик улетал вверх под раскрывающимся куполом. В то время, как он…
- Бля-аааа! - заорал Вадик.
Его переполнял ужас. Ничего подобного Вадик не испытывал еще никогда в жизни. Ужас заполнял все его существо, заставлял кричать, выворачивал внутренности. До земли оставалось всего ничего, считанные сотни метров. Жутко было представить, как он ебнется об землю. Наверное, будет очень больно. Ему казалось, что за долю секунды он превратился в брызжущий ужасом комок плоти. По ногам что-то потекло.
А потом Вадика вдруг развернуло, ноги задрались вверх, и говно потекло под футболку. Вадик из последних сил надеялся, что он просто вспотел. И вдруг падение остановилось. И Вадик завис в воздухе. Он оглянулся и, сам не веря своим глазам, увидел разноцветное крыло парашюта. И сияющую Вику.

***

На обратном пути молчали. Вадик сидел за рулем. Юрик косился и принюхивался. Вадик был зол. Он надеялся, что пятен на футболке и штанах - не видно. Да и сидеть на говне было неудобно. И Юрику не расскажешь. Вот блядь.
Уже у города их остановили гаишники.
- Фу, - сказал один, - чем в салоне несет?
Другой интересовался, что за пятна на футболке? Вадик вздохнул и принялся объяснять все по правде.
Штраф гаишники не взяли. Злой Вадик смотрел в зеркальце на их согнутые от смеха фигуры.

***

- И этот оказался не мачо, что тут будешь делать! - вздохнула Вика.
- А кто-то по-другому бы себя повел? - спросил Антон, ее напарник.
- Неужели трудно понять, что девушка с тобой флиртует? - вздохнула Вика. - Ладно. Подождем кого другого!
- Охуеваю я с твоего флирта! - покачал головой Антон.
- Настоящий мужчина - и не такое выдержит, - сказала Вика.


© Эдуард Конь

Royal

Давным-давно, если кто не знает, иль там не помнит, продавался такой оптимальный, алкогольный напиток - спирт «ROYAL». На этом рояле «играть», конечно, было стремно, и назвать его истинно королевским не давала совесть. Но тот, кто не пил эту крепкую абстракцию, может считать себя полным стилистом. «ROYAL» подразделялся на три вида: С запахом жжёной резины, со вкусом шампуня и вообще без запаха и вкуса, но с опалесценцией (это такая волшебная муть, которая не осаждается). Лично я предпочитал первый вид, но все зависело от погоды, вдохновения и закусок. Если например, вы полны вдохновения, а из закуски только «крабовые» палочки, то вам лучше пить со вкусом шампуня. Ежели с неба падают осадки в каплях, и у вас нет ни закуски ни вдохновения – пожалуйста, с запахом жжёной резины. В остальных случаях пейте с мутью, хуже не будет, да и лучше тоже. Но самый главный, основополагающий и позитивный плюс этого пойла заключался в правильном соответствии качества, количества и цены. Если вы, скажем не гламурный эстет или там умирающий лебедь, то «ROYAL» создаст и атмосферу, и уют, и настроение, и даже блевать будет не жалко. Конечно если без закуски. С закуской жалко.
В тот вечер погода стояла тихая со снежинками и усталыми милиционерами на запорошенных скамейках в парках. Вдохновение у нас может быть и было, но вот музы куда то попрятались, а звонить им было лень. Поэтому мы взяли самый мутный спирт, и зайдя в гости к одному, общему знакомому, просто по человечески украли шмат подсохшего сала и две луковицы. Если кто не в курсе – спирт эмульгирует (расщепляет) жиры и человек становиться добрее и отзывчивее. Лук создает идеальную пищеварительную среду и содержит витамин «С». Заметьте – никакой цинги.
Так вот, я и барабанщик Бойков пожелали провести вечер с «ROYALем» и искусством. Дело в том, что Бойков подрабатывал ночным сторожем в городском Доме пионеров. Это было старинное здание с колоннами в самом центре города на улице Ленина. Там юные дарования полировали свои таланты и учились всякому творчеству, ну типа хореографии, рисованию, шахматам и курению в туалете. А еще в этом замечательном притоне муз и возвышенных помыслов устраивались детские утренники, чисто хозрасчётные корпоративы для подрастающего поколения. Но на то они и утренники, что бы проходить утром. А вот поздно вечером и ночью возле огромной елки «произрастающей» из картонно-ватной избушки, можно было диалектически развиваться при помощи спирта «ROYAL» и никто не скажет тебе, что ты «пьянь без Родины и самооценки».
Короче мы поставили стол и сервировали его вышеозначенными артефактами. Добавилась только трехлитровая банка с водой, для дополнительного понта. Мы сидели друг напротив друга как боги на Олимпе. Мы смотрели на стол и видели загадку жизни. Она мистически переливалась в литровых бутылях или лучше сказать опалесцировала. Еще до того как стаканы были полны иллюзий, мы почувствовали близость великого праздник зимы и еще вдохновение. А уж после того, как в желудках наших стали расщепляться жиры, вся жизнь стала понятной и своевременной.
- Внемли Bespyatkin, почувствуй разницу до и после – пророчествовал Бойков, совершая ритуальные пассы надкусанной луковицей.
Воздух наполняли благовония как перед бальзамированием фараона. «ROYAL» рубил лимфатические узлы и развращал сердце.
- Разница есть, но важна ли она? – отвечал я и лил в стакан новую порцию спирта.
- Важна, Bespyatkin, в этой жизни нет места безразличию, ведь из-за этого самого безразличия в стране такие глупости как приватизация и ваучеры – размышлял барабанщик, нюхая луковицу.
- Мы маленькие люди, Бойков и желания наши мелки как зеркальца.
- Маленькие люди не пьют «ROYAL».
- Пьют и не только его, всё пьют, а Большие люди заняты большими делами и потому Ельцин…
- Ельцин тоже пьёт!
- А давай баб вызовем, магнитофон есть, кассеты – предложил я в продолжение темы.
- Щас позвоним – кратко отрапортовал Бойков и мелькнул как 25-й кадр в сторону громадного бесплатного телефона на потрескавшейся стене рядом с портретом какого то уголовника находящегося в розыске. Пока он шелестел наборным диском, я опять разлил спирт по стаканам. Бойков вернулся так же волшебно, как и исчез.
- Придут родимые, - сказал он после того как.
И они пришли. Пришли неотвратимо как цирроз печени. Две вертлявые «металлистки» с шипованными поясами и готической косметикой. Понятно, что в такое время суток найти принцесс цирка проблематично, только вот эти банданы… Но фокусник «ROYAL» взмахом своего девяностошестиградусного плаща превратил тыкву, то есть металлических леди в некое подобие «наташ королевых», что согласитесь, тоже «не фонтан», но для закуски из сала и лука определённо выражено в каком то там духе. «Королёвы» пили спирт согласованно и бодро. Через пол часа обе лыка не вязали и пытались танцевать танго, тряся распальцованными «козами» и недостойными сиськами. Впрочем, секс был. Однопалочный и далёкий от совершенства. Где-то там, в мастерской кройки и шитья или в кабинете директора. Потом я с ополовиненной бутылью «ROYALa» искал место для праведного сна и не находил. Везде были эти «королёвы» и Бойков. Везде играла группа Любэ и трещали под ногами елочные игрушки. И тут я узрел прекрасную, уютную избушку из картона и ваты. Вау! Это мой дом, это моя крепость! Это мой мир сновидений и отключки…

2.

Рожденный спать, дрочить не может. Если только во сне, но это чистой воды гегельянство. Во сне надо очищаться от скверны и спасать из горящего дома Джулию Робертс или Софии Лорен на выбор. Благодарность сих красавиц не знает границ и от этого сон становится цветным и даже обладает запахом классической «Шанели». И только под утро вы чувствуете запах пота и перегара. Да, именно под утро я почувствовал запах пота. И не только своего. Вдобавок, я услышал музыку. Песню услышал я.

Елочка елка, лесной аромат.
Очень ей нужен красивый наряд.
Пусть эта елочка в праздничный час
Каждой иголочкой радует нас,
радует нас…

Пели нестройно, хором ангельские детские голоса. Наверное, так просыпаются праведники в Раю. Возможно так, если только вас не терзает тройственное чувство: жажда, головная боль и «малая», но мучительная нужда. Я очень медленно открыл глаза и увидел над собой густые ветви сосны. Они медленно плыли надо мной как черепахи тортиллы. Я повернул голову и понял, что центр вселенной все же во мне. Средних размеров электромотор, посредством зубчатой передачи вращал вал с сосновыми ветками и елочными игрушками. Сознание всплыло как утопленник, и все стало ясно. Я в «теремке» с полбутылкой «ROYALя», а вокруг царит веселье и детское счастье. Утренник в самом разгаре. С дедом Морозом, Снегурочкой и подарками. Нет, я не ударился в панику, не поддался сиюминутному порыву сбежать прилюдно из избушки. Я почти трезво сообразил, что всему есть предел, в том числе и детскому утреннику. Надо только набраться терпения и ждать. Как только я вспомнил, что нужно набраться терпения, то во мне проснулись все условные, а в особой степени безусловные инстинкты. Радовало только одно – музыка играла громко, и дед Мороз ревел как Хворостовский в метро, на станции «ул. Подбельского». Так, спокойно. Помочиться можно в центре избушки, главное не попасть на электромотор, иначе КЗ и черте что еще. Я встал на колени и тихо так, струйкой принялся орошать какие то тряпки. В этот момент наступила гробовая тишина. Я замер и замерло мое физиологическое желание. Братцы, это ужасно это просто какая то пытка.
- Браво!!!, - вдруг заорал дед Мороз и я увидел в щель как он взмахнул руками, и погладил какого то мальчика в костюме «бэтмена» по голове. Видно у них там какой то конкурс, и этот мальчик его выиграл. Все захлопали в ладоши, и я успокоившись, решил продолжить процесс. Но, граждане, это не так то просто оказалось сделать. Нет, я хотел. Но не мог. Я шептал какую то мантру, но это не помогало. Тогда я глотнул спирт прям из горлышка. Отпустило. Полегчало. И я закончил начатое дело. Правда, сам «ROYAL» неудержимо рвался наружу посмотреть что там и как. Срочно требовалась закуска, иль сок какой ни будь. Я принялся изучать местность. Это принесло позитивные результаты. Прямо возле картонного щита, через который я ночью вполз в избушку, привалился здоровенный, шёлковый мешок деда Мороза. В нем что то было. Очень осторожно, под песни Евгения Крылатова я приоткрыл калитку и выглянул наружу. Дети забавлялись со снегурочкой, дергая ее за косу, и скакали в беззаботной радости.
- А кто, еще расскажет нам стишок про елочку? – приятным, сексуальным голосом спросила Снегурочка.
- Я, я, я!!! – раздались звонкие голоса цветов жизни.
В это время я уже шарил в мешке дрожащей рукой. Чертов дед Мороз! Почему у тебя только игрушки и никакой жратвы? Проклятье! Боже, не дай мне сблевать в столь светлое и непорочное утро. Не дай уподобиться гаду. Я воздел очи к небу и увидел все те же сосновые ветки. Но на этот раз я узрел большее. На ветках висели три конфеты и маленький пакет с яблочным соком. Кто и зачем их тут повесил? Это уже пошлые вопросы, недостойные венца творения. Достойным мог быть только один вопрос – как достать эти прелестные предметы?
А за пределами избушки водились хороводы и щелкали нецифровые «мыльницы». Дед Мороз разошелся не на шутку. Он сыпал отрепетированными каламбурами и прибаутками. Он заставлял ребятню скакать и крутиться вокруг собственной оси, загадывал загадки. Снегурочка тоже не отставала, и ее эротичный диалект будоражил мою плоть и я тайно раздевал ее через щели своего домика. А конфеты и сок я достал очень даже просто. Пока дед Мороз «разводил» детей на стишки про зимушку зиму, я воспользовался его посохом, который он прислонил к избе. Я воспрянул духом. Меня как бы нет на этом празднике счастья, я невидимый джинн, фантом, нечто. Эти мысли рождались во мне после очередного глотка «ROYALa». Но я участвовал в утреннике инкогнито и волшебно. Я подпевал веселые песни, хлопал в ладоши и даже один раз заухал филином. Это вызвало легкое раздражение у Деда Мороза, но уж никак не у детей. Я представлял, как буду идти по заснеженным улицам, и шатаясь, объяснять прохожим, что дети – наше все и я верю в Верхний Устюг.

И тут случилось страшное. Нет, пожара не было, и земля не тряслась. Все оказалось гораздо проще. Мне приспичило по ужасно «большому», просто «гигантскому» делу. Это случается с каждым в разное время и при всяческих обстоятельствах. Только одним достаются удобные сортиры с кондиционерами и миникинотеатрами, а другим метро в час пик или церемония вручения правительственных наград. А бывает еще под елкой на детском утреннике. Ну, понятно, ага. ОН велел нам терпеть, но вряд ли там имелась в виду именно эта ситуация. Терпеть, не терпеть? Это не вопрос, это демагогия. Во мне рождался Везувий, и я бросился искать место. Обделаться прямо тут себе под ноги – увольте. Я давал пионерскую клятву. В это время, верю Боже, верю, дед Мороз и Снегурка затеяли грандиозную эстафету со стульями и какой то веревкой. Дети путались и визжали. Исторический момент настал. Беспризорный мешок с подарками одиноко валялся у картонной дверцы. Я сместил пространственно-временной континуум и исчезновение мешка мог заметить разве что супермен какой ни будь. Потом я резво вывалил игрушки на пол и в пустой мешок сделал ЭТО. Наслаждаться неземным освобождением времени не было. Поверх «мощной» кучки я накидал призы – игрушки. Дети продолжали хохотать, а дед Мороз стучал своим посохом. Я осторожно вернул мешок на место. Я реально считал себя нобелевским лауреатом, если конечно за такое дают премию. Ведь дед Мороз не будет доставать все подарки, он не идиот, еще куча «елок» впереди. Так что все будет в порядке. Разве только что запах. Да, запах конечно был, тут я согласен и готов понести административное наказание в размере 100 рублей. А что вы хотели от лука. Витамины все ж. В это время вспотевший дед Мороз схватил свой мешок и грохнул его прямо посредине зала.
- Что ж, ребятки, дорогие, что ж, ребятки золотые, очень хорошо вы себя вели, порадовали нынче деда и его внучку, повеселили, и за это я разрешаю вам самим выбрать подарки из моего огромного мешка, там на всех хватит – рявкнул дед Мороз словно на митинге.
И бросились счастливые дети к заветной торбе в сладостном предвкушении, а я устало сел на пол и допил последнюю дозу «ROYALa». Мне это было необходимо.

© Bespyatkin