December 18th, 2008

Небоись

Часть 1.

Кай понуро сидел на унитазе и меланхолично дрочил на фотографию Вупи Голдберг. С каждым годом рутина семейной жизни засасывала все глубже и глубже. Работа, дом, работа, дом, пиво на диване у телевизора, редкие наезды тещи, раз в неделю секс с женой. Удивленные глаза, в рот? Ты что, я не такая, меня стошнит… Каждый Новый Год встречается вдвоем, семейный же праздник, какие впизду друзья, телевизор, крабовый салат, два бокала шампанского, бой курантов, поздравляю любимая, желаю счастья, поздравляю любимый, пусть наши чуства… ебля под музыку Френка Дюваля, втакт, тебе было хорошо? Да, а тебе? Мне тоже, спокойной ночи любимый, спокойной ночи любимая…
-Кай! Кай, пора к столу. Уже одинадцать.
Так и не кончив, Кай натянул трусы, спрятал фотографию, помыл руки и вышел из туалета.
Герда уже закончила сервировать стол, и поправляла елочную гирлянду, - Я приготовила твой любимый крабовый салат. Правда здорово? Ты еще не одет, Кай, пора садиться за стол, милый, поторопись пожалуйста.
Опять, блять, крабовый салат, и нахуя одевать костюм, когда через час мы будем исполнять супружеский долг, а через час и пять минут мы уснем и проснемся уже в новом году, подумал Кай, но раздражение быстро сменилось апатией и покорностью судьбе.
Ёлка мигала разноцветной гирляндой, пузатые шары висели на ней, отрицая своей неподвижностью течение времени, а мандарины в вазочке, напротив, оранжевыми боками и запахом, утверждали наступление очередного Нового Года.
Сидя за столом, Герда вспоминала все мало мальски важные события, совершенные в уходящем году, хвалила за что то Кая, ругала свое начальство, строила планы, незабывая подкладывать мужу, то салат, то жареную куриную ножку, то еще что нибудь из еды. И только с первым боем курантов, она сделалась серьезной и попросила открыть шампанское. Кай осторожно раскрутил проволочку и медленно (только не стреляй, я такая пугливая хихихи), медленно откупорил бутылку. Наполнив бокалы, Кай встал, втянул свой пивной живот и торжественно сказал, -С Новым годом тебя, любимая. Желаю тебе исполнения всех твоих желаний.
Герда легонько стукнула своим бокалом по бокалу мужа и ласковым голосом ответила, -С Новым Годом, любимый. Я хочу, что бы мы прожили с тобой вместе до глубокой старости и умерли в один день.
Аминь, подумал Кай.
-А теперь, я хочу приласкать моего котика,- Герда шаловливо улыбнулась и протянула руки навстречу Каю.
Исполняя ежегодный ритуал, он взял ее на руки и отнес в спальню. Уложив на постель жену, Кай зажог свечи, включил музыку, разделся, аккуратно сложив вещи на стул и улегся рядом, с уже обнаженной Гердой.
-Сегодня я хочу сделать тебе сюрприз,- Герда облакатилась на подушку и посмотрела ему в глаза.
Наконец то, подумал Кай, наконец то старушка созрела и сейчас возьмет у меня в рот.
-Сегодня я буду сверху,- Герда нежно взяла мягкий член двумя пальцами и сдвинув кожицу, оголила головку.
-Мой маааленький, непослушный Кай, ну давай, просыпайся. Видишь? Моя пещерка ждет тебя. Оооо, ты так подрос, ты такой твердый…
Пока Герда возбуждала его член, Кай гладил ее спину, целовал грудь, легонько покусывая соски. Затем Герда осторожно впустила его в себя и медленно, словно качаясь на морской волне, стала доводить себя до оргазма.
Неожиданный порыв холодного ветра распахнул форточку и проник в спальню. Герда вздрогнула и закрыла лицо ладонями.
-Ой, что-то попало мне в глаз, жжотся.
Кай приподнялся на локтях и озабоченно произнес, -Дай посмотреть. Я думаю это твоя ресница.
Пламя свечей заколыхалось и стало ярче. Тени на стенах стали переплетаться причудливыми узорами. Музыка умолкла, из магнитофона вылетел диск и вонзился почти наполовину в деревянную спинку кровати, в двух сантиметрах от лица Кая. Регулятор громкости повернулся до упора и из динамиков грянул ,,Моторхэд”.
Герда медленно убрала от лица руки и улыбнулась.
-Вот теперь мы поебемся! Теперь мы славно поебемся, маленький сученыш! –закричала она утробным голосом и расхохоталась.
Красные огоньки в ее глазах прожигали Кая насквозь. Он попытался встать, но не смог.
-Герда! Герда! Это я! Твой Кай!
-Хуяй!- визжала Герда, -любишь дрочить на старых жопастых негритосок! А как тебе вот это?!
Кай увидел, как лицо его жены стало покрываться уродливыми язвами. Её груди, сначала надулись как воздушные шары, а потом лопнули, забрызгав все вокруг гноем и непереносимой вонью. В его член впились сотни иголок. Но крик, рожденный в глубине его горла, так и не смог вырватся наружу, потому-что то, что сидело на нем, уже небыло его женой.
-Доктор рекомендовал ампутацию!- радостно закричало существо, и Кай почуствовал, как иглы превратились в крючья и спринялись раздирать его плоть.
Сквозь огненную пелену боли, Кай увидел на руках существа грязные перчатки с длинными блестящими лезвиями. Под шляпой с широкими полями было не видно лица, но Кай и не хотел его видеть. Все чего он хотел, это умереть и не чуствовать страшной боли.
-Может хочешь померяться хуями! Или просто посасать, а?! Смотри, что у меня для тебя есть!
Живот у Герды разорвался и оттуда вывалился огромный извивающийся член. Там, где у всех нормальных людей была головка, находился огромный шипастый бур.
-А может в губы, страстный поцелуй! Мы же будем жить с тобой до старости и умрем в один день! АААААА?
Кай увидел, как существо нагнулось, открыло черный провал рта из которого вылез длинный, в струпьях и язвах язык. В складках копошились личинки. И тогда он закричал.
На улице падал снег. Когда большой сгусток крови шмякнулся об стекло и стал медленно стекать, Снежная Королева не выдержала и радостно захлопала в ладоши.
На крыше соседнего дома лежал седой и постаревший мужик с пропеллером на спине. Поймав в перекрестье оптического прицела голову смеющейся и хлопающей в ладоши женщины, он прошептал -Это тебе за Малыша,сука,- и плавно нажал на курок.

Часть 2.

Некоторых читателей первой части заинтересовало – откуда, блять, там взялся Карлсон…


Годом раньше…
Малыш посмотрел на то место, где секунду назад стояла черная ладья и укоризненно покачал головой, -Карлсон, ты можешь, хоть разок, сыграть честно и не красть мои фигуры?
Карлсон забычковал сигарету об ножку стола, подвинулся к Малышу вплотную и доверительно зашептал, -Знаешь, мне кажется, что твоя мама должна срочно сводить тебя к врачу. Ну к этому… который показывает разноцветные кляксы и спрашивает, что они напоминают. Я очень волнуюсь за тебя.- Затем Карлсон стер со своего лица озабоченное выражение и весело расхохотался, -Даже такой придурошный болван, как твой дядюшка Юлиус, никогда бы не сел играть со мной в шахматы на кулек засахаренных орешков.
Малыш решил сначала обидеться, но передумал. Разве можно обижатся на лучшего в мире специалиста по шахматам. Ведь такого друга, как этот смешной толстенький человечек, нет ни у кого в мире. А кулек орешков – это кулек орешков и когда Малыш вырастет, он сможет купить тысячу таких кульков и отдать Карлсону.
-А когда ты научишь меня курить? Ведь я уже большой, почти взрослый, а все взрослые курят, и папа, и дядя Юлиус, и все друзья Бетан…
Карлсон опять рассмеялся, -Когда твой конец будет размером с кубинскую сигару, не раньше.
Малыш горестно вздохнул, -Эхехе… Я так хочу поскорее стать взрослым. Ну ладно, я думаю нам пора, Фрекен Бок напекла плюшек и обещала сварить горячего шоколада.
Когда они вышли на крыльцо маленького домика, Малыш мечтательно посмотрел вдаль и сказал, -Там, за горизонтом, происходят разные чудеса, и когда я вырасту, мы отправимся туда и обязательно их увидим.
Карлсон с нежностью смотрел на Малыша и думал… да, именно поэтому я и дружу с тобой, сынок. Потому что только дети знают, что находится там, где кончаются крыши. А взрослые… взрослым это не интересно.
-Давай, Малыш, полетели! Я придумал здоровскую штуку!- и уже в полете Карлсон продолжил, -ты позвонишь в дверь, а я залечу через окно на кухне и спрячусь под стол. Домомучительница досмерти испугается, когда я начну щипать ее за ляшки.
-Фрекен Бок изменилась, теперь она каждый день печет плюшки и никогда не ворчит. Не думаю, что нам снова надо ее драконить.- Сказал Малыш слезая с Карлсона на землю.
-Хорошая встряска пойдет ей только на пользу! Гип-гип, ура!- прокричал Карлсон и взмыл в небо.
Малыш поднялся по ступенькам инажал на кнопку звонка. Звонок не работал. Опять отключили электричество, подумал мальчик и постучал по двери. Стук получился тихим и неубедительным. Он постучал еще раз. Потом нагнулся и посмотрел в замочную скважину.
Обычно дверь открывал дядюшка Юлиус. Когда его небыло дома, за дверью раздавалось шарканье и гуденье (когда никого нет дома, я люблю напевать), дверь открывалась и Фрекен Бок ворчала, что она уже не девочка, постоянно бегать туда сюда, открывать дверь и впускать всяких ленивых малышей. В этот раз за дверью было темно и тихо.
-Малыш, по моему ты достал домомучительницу, она заперла все окна, выключила свет и свалила к своей сестре,- Карлсон стоял за спиной Малыша, в полумраке его лицо было серьезным и сосредоточенным, -И еще. Я видел привидение. Снаружи летает какая то баба в голубом и заглядывает в твое окно.
-Карлсон, мне и так непосебе. Если ты не прекратишь меня пугать…
Карлсон подергал за ручку и дверь приоткрылась.
-Только не ссать,- тихо сказал Карлсон и пошлепал в темноту. Малыш вздохнул и поплелся следом.
-Я думаю, что шпионский храп тут не сработает. Видишь огонек на кухне, эта старая калоша или спит, или снова мечтает попасть на телевидение.- Карлсон чиркнул зажигалкой, -ну и насрано тут у вас.
На полу валялись скомканные брюки, рубашка и еще какие то тряпки.
-Домомучительница совсем отбилась от рук.- Карлсон захихикал, -пора заняться курощением и дураковлянием.
Кухня освещалась неярким светом керосиновой лампы, стоящей на табурете в углу. Еще один табурет лежал на боку в луже клубничного варенья. Осколки разбитой банки валялись на полу и отражая свет керосинки, таинственно поблескивали. Посреди кухни, подперев опущенную голову руками, сидела Фрекен Бок. Рядом с ее правым локтем, на столе, стояла тарелка с плюшками, но печеным почему то не пахло. Лужица шоколада растеклась по скатерти, а в середине, лежала перевернутая кружка. с надписью ,,Любимому братику от Бетан”.
Пока Малыш удивленно разглядывал этот кавардак, Карлсон осторожно подкрался к Фрекен Бок и шлепнул ее по спине, -Тебя совсем нельзя оставлять одну,- дружелюбно проворчал он, -ну ладно, старушка, мы поможем тебе прибраться, а взамен, ты…
Не поднимая головы, женщина ухватила его за волосы, несколько раз сильно ударила головой об стол и отшвырнула в сторону Малыша.
Убирайся.- заговорил холодный, как снег и колючий, как метель, голос в голове Карлсона, -Тебя нет, и ты мне не нужен. Оставь мне сопляка и живи дальше, своей никчемной жизнью, в своем маленьком, сраном домике.
Фрекен Бок посмотрела на Малыша и осклабилась. Ее волосы торчали во все стороны, лицо было перепачкано чем то красным и блестящим, а глаза напоминали колодцы в тех местах, где никогда не наступает день. –Иди сюда, зайченок,- она, почти ласково, поманила его грязным пальцем, -Нам есть о чем пошептаться, неправда ли?
Малыш, всхлипывая, присел на корточки и попытался поднять Карлсона. По его щекам текли слезы.
-Фрекен Бок, не надо… я прошу вас… не надо его бить…
Карлсон открыл глаза, сел и потрогал сломанный нос. Потом он перевел взгляд на женщину, встал, опираясь на Малыша и четко и ясно произнес, - Хуй. Тебе. На всю. Морду.
У него небыло никаких шансов. В том едином, стремительном порыве, когда он бросился на женщину, пытаясь добратся до ее горла, когда он повис на ней, яростно колотя своими смешными ножками по чему придется, когда женщина оторвала его от себя и швырнула в закрытое окно, когда он падал вниз в окружении снежинок и осколков стекла, в теле Фрекен Бок появилась настоящая Фрекен Бок. Она упала на колени и беззвучно заплакала.
Снежная Королева проникла на кухню через окно и приблизилась к Фрекен Бок, -Он улетел, но обещал вернуться. Да. Мне так жаль.-она погладила заледеневшую женщину по голове, -Слишком много сказочных персонажей, для одной маленькой истории…
Малыш поднес ладони к лицу и увидел, как его пальцы медленно покрываются инеем


…Седой и постаревший мужик с пропеллером на спине отложил винтовку и отер лицо снегом.
Потом он закурил и долго смотрел на луну вспоминая своего лучшего друга – Малыша.

© Амаркаддафи

Подтекст

Мы сели в кафе за маленький столик возле окна. Она выбрала место спиной к окну на широком красном диване. Я оседлал малюсенький стульчик с вычурной высокой спинкой и по возможности, укрепившись на нем, почти неприлично принялся ее разглядывать. Молодая женщина с крупными чертами лица. То есть все крупное, всего много. Над верхней губой ниточка усов. Каштановые волосы испорченные химической завивкой. В анкете писала, что психолог. Поэтому, говорить пришлось в основном мне. Вначале я пытался острить по поводу интерьера кафе и его посетителей – в большинстве своем молодых людей с ноутбуками. Потом, сам не знаю как, перевел разговор на детей.
- Сынишка мой очень любит, когда я ему сказки читаю. Иногда под рукой книжки нет, так я на ходу что-нибудь сочиню.
- Что же?
- Сказочку какую-нибудь.
- Расскажите, - попросила меня женщина.
Я рассказал.

***
«Маленький мальчик, который хотел пить (сказка для сына)».
Однажды, маленький мальчик поехал со своим другом ежиком на машине в лес по грибы-ягоды. Ехали они, ехали, и вдруг остановились – у машины бензин закончился! Делать нечего, пришлось им вылезать из машины и идти дальше пешком. Долго шли они по незнакомому дремучему лесу, да и заблудились в нем. А уже вечер настал, вокруг темно стало, не видно ничего, а мальчик вдобавок пить очень захотел. Вот он и попросил ежика:
- Ежик, дай мне, пожалуйста, водички, я очень хочу пить!
А ежик ему отвечает: - малыш, но ведь у нас нет водички, мы ее с собой не брали, думали, что вернемся домой засветло.
Мальчик горько заплакал, потому что он хоть и знал о том, что воды нет, но пить от этого захотел только сильнее. Ежику очень стало жалко своего маленького друга. Он стал думать, как помочь тому, где найти воды? И, наконец, придумал. Он принялся быстро рыть лапками землю и скоро разрыл небольшую ямку, из которой забил лесной родник с холодной и очень вкусной водой. Обрадованные друзья вдоволь напились, отдохнули немного и, несмотря на надвигающуюся ночь, продолжили свой путь. Скоро они вышли из леса и набрели на бензоколонку. Там они взяли горючего для их машины, заправили ее и вернулись к себе домой, где их давно ждали мама и папа, вкусный ужин и уютные кроватки!

***
- Вот, такая сказочка, - сказал я. И отчего то, будто бы себе в оправдание добавил, - машину я в сказку добавил нарочно, сынишка очень про машины любит.
- А ежик тогда причем?
- А сказку он хотел про ежика. Но чтобы обязательно с машиной.
Женщина закурила сигарету и откинулась на спинку стула, задрав голову. Ее большой нос бушпритом взмыл вверх. С минуту мы просидели в тишине. Она курила и загадочно щурила глаза. Я ел яблочный штрудель, стараясь не ронять куски изо рта (вообще, я довольно неряшливый едок).
- Я Вам, как психолог вот что скажу... вы меня слушаете?
- Да, конечно.
Женщина снова ненадолго углубилась в курение, затем, напустив достаточно дыма, стала вещать, будто оракул.
- Так вот. Одиночество заставляет нас искать любого общества. Голод бросил этого человека в образе маленького мальчика в лес. Одиночество и голод перетирают его человеческую сущность, выплевывая из-под своих жерновов звериную сущность. Машина - это бесполезный жмых, равно как и вся современная цивилизация. Но в своем неверии, в своем потребительском безумии человек цепляется за нее, как за спасительную соломинку. Он не готов бросить ее, даже когда ее бесполезность так сильно и ясно обнаруживается: пустая консервная банка посреди глухого леса. Но человек помнит о ней. Помнит даже тогда, когда зверь, его случайный друг, выпускает когти в землю и спасает ему жизнь. И как только силы возвращаются к человеку, то вместе с ними возвращается и его беспредельная вера в цивилизацию. Скоро эта вера обретет достаточную силу, чтобы обнаружить в лесу бензоколонку, и спасти свое право на жизнь человека. И вот, едва вырвавшись несмышленым юнцом из цепких объятий цивилизации, человек тут же гибнет и снова возвращается под отеческое крыло Комфорта и Уюта. Вы понимаете, о чем я?
- Не совсем. Это просто маленькая история. Я ее рассказал двухлетнему слушателю. Едва ли он задумывается над такими сложными вещами.
- А Вы? Вы задумываетесь? – Сигарета опасно завертелась в ее руках.
- Ну, конечно.
- И видимо, часто. Видите, как у Вас подтекст вываливается из-под фасада даже такой пустяковой истории.
- Глупости. Никакого подтекста в этой истории нет и быть не может. Такие сказки родители тысячами сочиняют для своих детей. Что же, по-вашему, все они имеют подтекст?
- Именно. Все сказанное имеет подтекст!
- Хм. Тогда и наш разговор, по-вашему, тоже имеет подтекст.
- Безусловно. И Вы это знаете не хуже меня! – Женщина чуть подалась вперед, нависнув над столиком.
- Вот как?
- Только так. Между нами идет связь. Но мешают преграды.
- Какие?
- В основном, с Вашей стороны. Вы зациклены на своем несчастье, а развод для Вас именно несчастье. Вы, потеряв надежную опору, основную, заметьте опору, что называется, поплыли в жизни. Вам неуютно, Вам страшно. И вот наша с Вами связь. Сперва эпистолярная, а вот теперь и действительная. И Вы, как и большинство мужчин, играете труса. Боитесь самому себе признать, что есть искра, вот-вот загорится пламя….
- Постойте, - мне пришлось перебить этот поток, сотканный из популярных статей по женской психологии.
- Вам не кажется, что Вы все немного усложняете? Искры, пламя, страх. Честно говоря, все гораздо проще.
- Да? Так в чем же дело?
- Ну, если Вы так настаиваете. Извольте, вот Вам подтекст нашей встречи. Суть проблемы в том, что мы оба одиноки. Что я Вам нравлюсь, и Вы, в общем, не исключаете возможности выйти за меня замуж. Но есть некоторые вещи, которые Вам решительно не подходят. Например, моя привязанность к семейному уюту, которую Вы, верно, угадали из нашего общения. Вы, не без основания боитесь, что я стану требовать его от Вас, в случае, если мы станем жить вместе. И вот Вы раздуваете из невинной сказки ужасающую драму про бегство на природу, вместо того, чтобы просто честно признать – Вы не любите мыть посуду и не считаете нужным держать квартиру в порядке, равно как и себя. Уж простите за прямоту, но усики могли бы и выщипать, отправляясь на свидание с незнакомцем.
Я закончил и замолчал, сосредоточившись на разглядывании ее переносицы. Получалось, я как бы и смотрю прямо на нее, но при этом избавлен от необходимости встречаться с ее взглядом.
- То есть я Вам не нравлюсь?
- Именно. Вот и весь подтекст.
Лицо психолога вспыхнуло. Должно быть, из-за той самой искры. Женщина встала, окинула меня осуждающим и, одновременно, всепрощающим взглядом и ушла, гордо неся впереди нос и потряхивая каштановыми кудельками. Я расплатился за пирожные и кофе и вышел вслед, мне пора было ехать на встречу с сыном.

***
- Пап, расскажи сказку, - попросил меня малыш, перед дневным сном.
- Хорошо. Какую?
- Про ежика и про машинку.
- А ты не находишь, что у этой истории очень мрачный подтекст?
Малыш задумался. Было ясно, что это слово он слышит впервые. Наконец, брови, до этого сложенные домиком, вернулись в прежнее состояние, и с абсолютной уверенностью ребенок ответил мне:
- Нет пап, только сказку!

© Khristoff

Гидравлический удар

«ГИДРАВЛИЧЕСКИЙ УДАР - резкое изменение давления жидкости, вызванное внезапным изменением скорости ее течения…» © Большой Энциклопедический словарь.

Прапор Витюха Векшин был какой-то задумчивый и чем-то явно озабоченный. После утреннего построения, когда солдаты под командованием «замков» двинулись по рабочим местам, командование ушло в штаб, а офицерьё и прапора ломанулись дружно в курилку. Витюха как-то замялся. По своей натуре он не был долбоёбом или тупнем. Он просто был простой. Простой, как первый советский трактор «Форзон-Путиловец». Все знали, если Витюху отправить за бухлом и повторить три раза: «Витёк, три пузыря водки и два пива», слегка ёбнуть в лоб, он всё равно принесёт два пузыря водяры и три пива. Так уж он был устроен. Сын полканА, который так и не смог протолкнуть своё чадо ни в одно из военных училищ и был вынужден пристроить его войска хотя бы таким способом.

Витюха стоял в стороне и о чём-то напряжено размышлял и видимо по этой причине не сразу заметил, что троица заядлых распиздяев и залётчиков обратила на него особое внимание. Они подошли, обступив его полукругом.

- Витюх, ты чё сегодня какой-то не такой? – Начал разговор самый старший из них, явный лидер и заводила, Кондрат.

Витёк осмотрел их из-под лобья, ожидая какой-нибудь подъёбки или провокации, но лица троицы были серьёзны и даже сочувствующими. И он повёлся.

- Да, фигня одна. Короче унитаз у меня забился, вчера весь вечер пытался пробить. Ни хрена. И чё только не делал и проволоку сувал и вантузом хреначил. Не помогает. Дома вонизм стоит, шо пиздец.. А сегодня по утряне, на лестничной площадке столкнулся с кэпом, соседом сверху. Тот наехал, мол ты чё охуел, весь подъёзд завонял, чтоб до вечера с этой хернёй разгрёбся иначе, будет тебе пиздец по полной.

Нависла мрачная пауза. Кэпа, соседа Витька сверху, знали все. Инструктор по боевой подготовке полка. Ломяра под два метра, перебивающий ребром ладони три кирпича как нехрен срать. Пауза явно затянулась и Витюха уже начал жалеть, что поделился своей проблемой с этой троицей, но те явно сочувствовали, и тоже задумалась. Паузу прервал Вовчик.

- Витюх, а ты это, пробовал туда жидкость, какую то заливать? Ну, злоебучую, чтоб разъела?
- Пробовал, «крот» называется, не помогло, только вонизм ещё сильнее стал.
- Мда… Проблема…

Нависла очередная задумчиво-угрюмая пауза.

- Пиздец! Я придумал!!! – воскликнул вдруг Вовчик, главный пиздобол и приколист – Витюха, с тебя литр!

Все уставились на него.

- Ну, давай колись, только по серьёзу, а то знаем мы тебя мудака – наехал на Вовчика Кондрат.
- Гидравлический удар!
- Что?!
- Бля, ну вы физику знаете? Ну хотя б в пределах школьного курса?
- Ну и…
- Жидкости несжимаемы!
- Ну и хули с этого? Ты не выёбывайся, давай всё с толком, с чувством, с расстановкой, чтоб любой не то что прапор, а даж офицер понял.
- Ну жидкости не сжимаются, а значит надо ёбнуть по жидкости в унитазе чем-то. Резко и мощно. Тогда она сама выбьет затор.
- Чем ёбнуть то? Ванузом, что ль? Так Витюха говорит, уже долбал и ни хрена…
- Да хуль там вануз, ваннуз - это херня, нужно чем-то более мощным.
- Чем например?

Вовчик задумался ещё на секунду и обратился к Петровичу, начальнику склада боепитания.
- У тебя на складе взрывпакеты есть?
- Ну есть – не очень охотно подтвердил Петрович.
- Короче Витюх, бежишь в магазин, берёшь литру водяры, что-то из закуси, а мы ща к Петровичу на склад за взрывпакетом.
- А на кой хер взрывпакет то?
- Бля, Витёк ну ты тормоз. Хули тут непонятного? Берёшь взрывпакет. Поджигаешь. Бросаешь в унитаз. Закрываешь крышку и садишься сверху. Взрывпакет ка-а-а-а-к ёбнет, получиться гидравлический удар и пиздец, затора как не бывало.
- А унитаз не разорвёт?
- Да ни хуя не разорвёт. Ну не может быть затор прочнее фаянса. Ты прикинь. Фаянс и какоё то говно …

Троица начала бурно обсуждать и спорить по поводу прочности затора и фаянса. Секунд через 20 все пришли к общему знаменателю. Нет. Не может быть говно прочнее фаянса, а значит унитаз не должен лопнуть стопудово.

Сказано – сделано. Встретились через полтора часа в автопарке. Витюха в этот раз был на высоте и ни хрена не перепутал. В пакете: две пол-литры водяры, батон и пара банок «Килек в томате».

- Ну давай бухло-то – протянул руку Вовчик.
- А этот как его, пакет этот? – Напрягся Витёк.
- На – Петрович вынул из кармана шинели маленький сантиметров пяти-шести в диаметре цилиндрик из плотного картона, залитого с верху то ли лаком, то ли воском.

Витюха взял его осторожно, двумя пальцами. Повертел и так и этак разглядывая внимательно и сосредоточенно, будто примеряя пробьёт ли эта поебень его унитазную проблему. Троице ж уже было явно невтерпёж.

- Короче Витюх – начал скороговоркой Петрович: « Ты это вот этот хвостик видишь? Это запал, ну бикфордов шнур в общем. Поджигаешь его, бросаешь пакет в унитаз, а сам садишься с верху, чтоб дерьмо отдачей назад не ёбнуло. Да, и как садиться будешь, подложи какую-нибудь херню типа подушки иначе яйца может поотшибать.»

Услышав последнее Витёк явно засомневался, отстранил от себя взрывпакет на вытянутой руке. Словно тот мог шарахнуть прям счас отшибив ему яйца.

- Да ты не дейфь, всё заебись будет, точно тебе говорю - заверил Кондрат - мы этих взрывпакетов перехуярили хуеву тучу, всё всегда в норме.
- В унитазы хуячили?!

Троица заменжевалась, но потом не сговариваясь начали заверять, мол в унитазы конечно не ебашили, но в разную херню типа вёдер, пустых бочек прочую тару, хоть бы хрен. Витёк помучался ещё минут десять и ушёл засунув взрывпакет в карман как атомную бомбу. Троица давясь слюной шмыгнула в каптёрку.

Они заканчивали второй пузырь когда появился Витюха. Сияющий и довольный.

- Ну и как?
- Заебись! Ка-а-а-ак ебнуло, - Начал взахлёб рассказывать он - Я правда две подушки подложил и один хуй как долбануло аж подскочил. Но унитаз выдержал, точно, не может быть всякое говно прочнее унитаза! Правда, отдачей говном ещё ёбнуло из раковины и ванны, но так, не сильно. Я быстро смыл, потом хуяк смывать унитаз, ну думаю, а вдруг ни хрена не получиться. Но всё заебись, всё смывается аж шуба бля, заворачивается!

Троица развеселилась ещё больше, разлили ещё по чутка, предложив Витюхе обмыть удачное завершение эксперимента. За умную науку – физику, и за всё прочее, что хорошо кончается. Выпили.

- Витюх, короче с тебя ещё причитается…- Начал было Вовчик, но договорить так и не успел. В автопарке творилось что-то не то.

- Бля!!! Где этот ваш уёбошный прапор Векшин, сука ебучая?!!! – Раздался звериный рёв принадлежавший без сомнения кэпу, Витюхиному соседу с верху – Бля, я вас спрашиваю?!!! Где этот долбанный уёбок?!! Где-е-е-е?!!!

Рев нарастал как надвигающееся цунами. В перерывах слышалось невнятное бормотание, то ли дежурного, то ли дневального по автопарку. Троица и Витюха замерли не живы – не мертвы, хотя и без пизды было понятно, что дежурный или дневальный явно косить под Зою Космодемьянскую не будут и в пять сек сдадут всех с потрохами. Тяжелые шаги и удар в дверь каптёрки, так что та чуть не слетела с петель, подтвердили последнее. Сказать, что кэп был разъярен, означало вообще ни хрена не сказать. С перекошенной мордой, глазами на выкате он ворвался внутрь, окинул взглядом каптёрку, засёк сжавшегося в комок, трясущегося от ужаса и медленно отползающего на четвереньках в угол Витька. Шагнул к нему, рванул его вверх за воротник и ударил в грудину своим кулачищем. От удара Витюха точно бы рухнул на пол как подкошенный, но кэп удержал его ухватив за отвороты шинели.

- Сука!!! Пидар гнойный!!! – он тряхнул его так, что отлетели пуговицы. – Урод ёбаный!!! Ты сука у меня весь туалет языком пидар вылижешь!!! Убью-ю-юю-ю мудака!!!

Кэп рванул Витька ещё раз так, что тот оторвался от пола и повис в могучих руках как тряпичная кукла. И поволок его практически на весу, к выходу из каптёрки. Захлёбываясь злобой и безудержным матом.

* * *

Конечно понятно, что физика, сука, наука до конца не хрена не изученная, но вот ни хуя не понятно какого хера, она ёбнула своим гидравлическим ударом не в ту сторону. Ну ладно бы в раковину или уж ванну на худой случай, но ёбнуть строго вверх по стояку и залить говном туалет и часть прихожей соседа сверху, это уж точно была самая недостойная подъёбка авторитетной на вид науки…

© Zмей Zелёный