December 9th, 2008

О том, как мы с Ренсоном нажрались виагры

Да вообще-то мы с другом Ренсоном никакой виагры и не жрали. Одновременно, во всяком случае. Просто, однажды за кружечкой хайнекена (и ни одной) Ренсон поразил моё воображение тем, что рассказал, что ебёт случайных баб только под виагрой. Аргументация была следующей:

1. Как правило, это происходит в состоянии «в говно»,
2. Как правило, это (коитос) происходит первый и последний раз, и продолжений отношений не планируется,
3. «Так пусть же бабе будет, о чом вспомнить!» © Ренсон.

До этого разговора у меня был единичный опыт употребления чудесного препарата. Это когда мы с женой СПЕЦИАЛЬНО купили голубую таблетку, чтобы на личном примере посмотреть – что из этого получится?

Сразу вспоминаются слова Олега Гаркуши о его первой поездке в Германию во время перестройки: «Хочешь пива, а оно есть, не хочешь – а оно всё равно есть". Вот и с виагрой такая же хуйня: хочешь ебаться – хуй стоИт, не хочешь – а он всё равно стоИт.

Тогда, во время сексуального эксперимента с собственной супругой, я уже понял – виагра это нихуя не афродизиак, а голимое лекарство. Ушатал в одно жало пилюлю 100 мГ, и потом еблись с жонушкой часов десять. как ненормальные. Кстати, у меня тогда все сосуды в глазах полопались, от виагры, хули – уж больно кровяное давление в капиллярах повышается, в том числе и в хуе, и в глазах. Поэтому, правда Ренсона в том, что девка уж точно не забудет ТАКОГО сэкса. «Кончил и заснул лицом к стенке» - это не про виагру. Хы-хы. Там как раз и не кончишь так сразу. Будешь только стремиться к этому. И так часов 8-10-12…. Хочешь ты этого или нет – хуй стоИт как черенок от лопаты.

К счастью, мне виагра не нужна. На объекты моего вожделения хуй и без того встаёт исправно. А тогда, во время задушевной беседы, я только поразился Ренсоновскому сэксуальному экстремизму и эротической смекалке, но примером для подражания такое его откровение для меня не стало.

Присказка такая, а сама сказка – вот она!

Когда-то на одном окололитературном масковском говноресурсе тусовалась весёлая такая дама по имени Ленка МиПро. Ну, как песательница она была никакая, но сука озорная такая, и производила впечатление не совсем уж законченной дурочки. Ну чота там зацепились с ней языками, то да сё, обменялись мыльницами и асями – и понеслось гавно по трубам! Виртуальный любовный роман я ебу!

Прислала мне десятка два фото разных. Не, ну пиздец! Красотка! И «на мостике» она стоИт там, и спинку выгибает так призывно, и улыбается похотливо, и чото там ножку свою обнажает… Стройненькая такая как козочка горная. Ну…. На вид этак 25-30 годков ей. Нормально.

Ну там любовь-морковь канешно. Ой, а когда увидимся? Ой, а я тебе сделаю так. Ой, а ты мне вот этак, ага? Ой, хочу тебя пиздец как! Ой, а я приеду к тебе! Ой, люблю-не-могу!

Хм…. Ну и приехала она. В Питер, ага. Выклянчила у фирмы командировку и приехала. Ну, там 3-х комнатная корпоративная квартира в центре города, неделя времени – заебись! Я весь такой на подрывах – ваще пездец! Подмышками побрил, подстригся там на голове, кеды новые купил, куры-гуси…. Короче, веду себя как последний влюблённый долбоёб. Жду – скорее бы блять поматросить и бросить.

А она еще такая говорит, дескать, милый, мы же просто не сможем сутками ебаться, да? Давай ты меня познакомишь с питерской литературной богемой, ага? Антикультура там, все дела… Зажжом там по клубам, оторвёмся по-скоцки. Я вам, ребятки, везу эксклюзивный напиток литров пять – хреновуха местного производства, типа лимитед эдишн. А тебе, Питон – отдельный эксклюзивный подарочек: одеколон «Питон» с ферромонами от Труссарди.

Не, ну я пиздец растаял уж совсем. Повесил у себя на сайте объяву К НАМ ПРИЕЗЖАЕТ МИПРО! Ну, там фотки, ясен хуй. Тут наша окололитературная мразь вся с ума посходила! Типа, когда блять случица этот ацкий ништяк? Где же эта неземная красавитса?

И вот ЭТО случилось…

Звонит такая, говорит, дескать, я уже в Питере, называет адрес хаты, программу вечера озвучивает – собирай литераторов, дадим стране немножко угля, а потом пошли все нахуй, мы с тобой уединимся и жосска сэксуально повыёбываемся.

Блять, надо ли меня уговаривать? Хорошая программа, кстати. Звоню Сашке Пикулю – МиПро в Питере! Тот послал нахуй свою Аню, говорит пиздец случилось счастье в нашем ауле! Короче, как Бивис и Батхед, отправились к МиПро в гости. Кеды там, маечки гламурные, летом было дело.

Подходим к дому. А с третьего этажа из окна нам какая-то тётка из окна машет, типа «Мальчики, сюда! Сюда!»

Пикуль такой:

- Слышь, а чо, Ленка с мамой приехала штоли?

Хм…. Вроде бы без мамы. Но тревожное подозрение уже закралось в моё влюблённое сердце.

Поднимаемся по лестнице, звоним в нужную квартиру. Дверь открывается, на пороге стоит невнятная жырная 50-летняя толстожопая жабень с двойным подбородком и сиськами пятого размера. Ага, Ленка МиПро блять…. Доярка этакая. Да не, на изображение на фотках похожа чутка, но походу тем фоткам лет тридцать уже.

Я по выражению лица Пикуля смекнул, что его щас пробьёт на ржач. Но, нет! Он сдержался и чутка затупил, откашлялся и с надеждой в голосе произнёс:

- Здравствуйте. А Лена дома?

- Бля, я и есть Лена! – радостно вякнула жабень.

Пиздец последняя надежда на чудо таки умерла, и у меня в мозгу назойливо засверлила простая по своему исполнению идея «Надо съебывать отсюда!». Но, поздно! Жабень схватила нас за руки, затащила в квартиру и полезла целоваться.

Стол там какой-то накрыт. Хреновуха, ага. Ёбнули хреновухи. Полегчало немножко. Во всяком случае, уже можно было взирать на ситуацию с юмором. Пикуль ехидно на меня смотрит украдкой и сука хихикает. Дескать, ну чо, Питон, свезло тебе походу с объектом ебли, походу тебя ожидает сумасшедшая ночь любви. А у меня уже стал зарождаться в голове новый коварный план – ужраца в слюни и вырубица нахуй, таким образом тупо съехав с любовной темы.

А тут как раз стали звонить «литераторы» с вопросами «Ну что, приехала Звезда? Где встречаемся? Куда подтякиваться?» Блять, да я бы и съехал, да чото перед парнями неудобно. Или нет. Пожалуй, как в известной пьесе «Королевский жираф» - да, мы вас наебали, но никому не рассказывайте об этом, а то над вами будут смеяться! Думаю, типа за что нам одним с Пикулем такое наказание? Пусть и другие литераторы хапнут ништяка, хули.

По иронии судьбы первой подтянулась «литераторша» Таата. Почему по иронии? Хы-хы, так у Тааты же туловище и летсо тоже вполне альтернативны, так что как раз в тему пришлась. Когда мы шли по улице, со стороны наша компания, вероятно, смотрелась так – доярки со своими городскими младшими братиками на прогулке в исторической части Питера. А еще МиПро опрыскала нас с Пикулем с ног до головы этим дурацким одеколоном, и от нас за версту несло ферромонами.

Маршрут вечера в итоге оказался такой: «Рыжий чуб»-«Ливерпуль»-«Фаерболл». По всему маршруту к нам присоединялись охуевшие от перформанса «литераторы». В «Ливерпуле», к примеру, в нашу компанию ненадолго влилась банда литераторов из Ростова или хуй помню откуда – восемь крепких угрюмых парней. При виде МиПро они дружно начали ржать, выпили по кружечке пива и затем вежливо откланялись, бросив мне на прощание: «Питон, ты пиздец какой приколист-экстремал!».

Блять, а мне с маршрута съебать так и не удалось! Уже ближе к концу отжига мне удалось заскочить в аптеку и прикупить голубую таблеточку. Я же ярый приверженец теории неизбежности! Суть которой – если чему-то суждено случиться, то ЭТО непременно случится! В смысле – если и придётся ебать эту ужасную жабу, то хоть чтобы не обосраться как мужчина. Ибо понятно же – без таблетки там нехуй делать! У меня даже ТЕОРЕТИЧЕСКИ не мог бы встать на неё хуй!

У меня есть знакомая - женщина неземной красоты и невероятной сэксуальности. Так вот, она утверждает, что «может поднять ЛЮБОЙ хуй». ЕЙ я верю. ОНА может. Способная очень, да и любит это дело. Но сейчас был НЕ ТОТ случай. Эта жабень не то, что хуй ничей не способна поднять, но даже наоборот – запросто может у перца отбить охоту к коитосу на несколько месяцев вперёд. Блять, но я старался не думать о плохом, вдруг таки удастся съехать?

Не удалось. В «Фаерболе» она сука таскалась со мной как приклеенная! Чуть ли в туалет за мной не волочилась. Ферромоны, хули. И еще сука постоянно меня на танцы всякие приглашала. При этом отчаянно виляла соей толстой жопой и неоднократно билась своей башкой о колонны, коих там на танцполе просто дохуя. Пару раз в медляке реально пизданулись на пол – мне было просто не удержать эту тушу. В конце концов убралась в сопли и заснула прямо за столом.

Блять, вот тут-то бы мне и съебать! Но, нет! «Литераторы» только хихикали и от просьб довезти туловище МиПры домой твёрдо отказывались. Помогли суки тока дотащить бесчувственный корпус масковской гостьи до такси. Не, блять, ну не бросать же её? Неудобно как-то… Я хоть и мразь, но гостипреимство там, то да сё…

Привёз домой. Кое-как дотащил с помощью водилы жабу до двери. Нашел в сумочке ключи, открыл дверь. Перекантовал Ленку до спальни и взгромоздил эту груду сала на кровать. Перевёл дух, отправился спать на диван в гостиную. Мосты-то разведены! Думаю, дескать, есть бог! Походу пронесло таки.

Неа!!! Бога нет нихуя! Проснулся от того, что почувствовал, как мне ктота сосёт хуй. Хы-хы, МиПро и сосёт сука! Воспользовалась моей беспомощьностью сука! Проснулась ночью, как ни в чом ни бывало, пришла в себя, и вся такая на бодряках ломанулась в поисках сэксу. Пиздец, а мне соси там не соси – эффекту ноль! А она сука злица такая! Истерит типа «Ка-а-а-а-а-ак, ты меня не хочешь??????» Блять…. Тут я понимаю, что раз я сам по своей воле влез в этот блудняк, то наверно проще щас выебать эту лошадь, нежели слушать её истерики бапские. Это надолго походу.

Пошел на кухню, съел голубую пилилюлю, запил водичкой…

И это была моя ошибка! Ибо я после употребления пилюли тупо долбил эту Ленку сраную часов шесть! «Пива не хочешь – а оно всё равно есть» © Как-то так. Ну, сбросила девушка килограмм пять за ночь, хули, хоть польза какая. Ага, и еще обоссалась под утро. Ваще цинизм блять… Реально обоссалась. Так и валялась как кусок гавна в моче пока не проснулась. Я-то один хуй съебал на диван в гостиную.

Утром говорит мне трепетно: «Ну, ты сука монстр!»

Ага, я себе представляю! Вспоминаю друга Ренсона НЕдобрым словом заодно – научил, гад, как стать монстром! А эта такая – я тебя люблю! Щас опять ебаца будем!

А я думаю: «Ну всё, мне пиздец! Щас уебу её утюгом по репе, пусть с ней потом врачи-реаниматоры ебуца!»

И тут приходит Таата…. Пивка принесла. Хорошая девушка. Оказалась в нужное время в нужном месте. Жаба смотрит на Тату с ненавистью, ибо ей как раз похуй пиво. Да и мне похуй пиво, но слава аллаху нас теперь трое в квартире! И тут у МиПры опять истерика началась. Типа, Таата, ты рушишь моё счастье! Типа уёбывай нахуй отсюда!

И я тоже:

- Да! Да! Татка, уёбывай нахуй! Давай-ка я тебя на такси посажу!

И пока жабень тупила там чота, а схватил ахуевшую Таату в охапку и буквально вынес её из квартиры. Говорю: «Спасибо тебе, подружка! Ты спасла меня от убийства!» Обратно не вернулся, ясен перец.

Татка не догоняет нихуя, интересуется:

- А что у вас тут было-то?

Не, ну я ж не стал ей ВСЁ рассказывать! Говорю, типа, прикинь, эта жырная мразь меня домогается! Поверила.

Да и «литераторы» потом, как ни странно, не стебались надо мной. Наоборот – сочувствовали даже в некотором смысле. Им и в голову не могло прийти, что я смогу выебать кобылу ужасную.

Потом я получал ежедневно по 200 любовных эсэмэсок от кобылы этой. Потом я к своему счастью проебал свою мобилу, и не стал восстанавливать старый номер, а завёл новый. Потом и сама кобыла проебалась с масковского ресурса, и что с ней далее приключилось – неведомо мне то.

И с тех пор я очень ОСТОРОЖНО стал относиться к виртуальным романам. Пока не увижу своими глазами объект вожделения в реале – ну тебя нахуй, красавица! Мне нравится, когда у меня хуй встаёт сам по себе, только от одной мысли о предмете обожания, а таблетки жрать чото не нравится. Плавали, знаем…

ЗЫ: Ринат, привет тебе, кстати! Хоть ты и прав, что девки ТАКУЮ еблю не скоро забудут, да только ну её нахуй… По любви ебаться намного слаще, и говно всякое жрать не надо… Вот так-то.


© Скот Лесной

Карфаген должен быть разрушен

Давным-давно, когда реальные пацаны вместо брэндовой одежды носили пурпурную, когда лопатники завязывались на веревочку, а слоны, непомнящие родину, ходили по Европе под седлом. Жил охуенно суровый и пиздец какой справедливый дядька Марк Порций Катон, с погонялом Цензор. Он был бы себе Катон, и исторической индивидуальности в нем было бы на порядок больше, но, блять, его правнука назвали также как и его, и для историков одинаковых Катонов стало слишком много, они решили, что изучать такое частое явление как катоны не интересно и бесперспективно - замучаешься разбирать кто из них кто, да и читать разборы потом никто не будет. И решили на катонах особо не заморачиваться, после долгих раздумий старшего Катона назвали Старшим, после продолжительных дискуссий и споров, младшего решили назвать, как не странно, Младшим. Младший Катон нам на хуй не нужен, речь не о нем, а вот про Старшего надо кое-что прояснить …
Катон был очень хитрым, он ждал подлости от потомков и потому решил перестраховаться, боялся сука, что его суровости и справедливости для места в истории будет маловато. Посовещавшись со своими пиарщиками решил войти в историю, заебывающим всё римское население, рефреном.
И началось.
Выступает он в сенате рассказывает, например, как тля персидская виноградники римские жрет, страху нагоняет на алкашню присутствующую. Каждый из них уже лично готов виноградники спасать, – хули вы думали? во 2 веке до нашей эры, без бухла полный край был, а так хоть ужраться можно – ждут чего ж Катон предложит, сколько денег на инсектициды надо вывалить, кто на откате сидеть будет, как перестраховаться. А Катон вместо конструктивного предложения выдаёт заготовку свою пиаровскую:
- …Поэтому я считаю, что Карфаген должен быть разрушен. – и откланивается.
Первая мысль, конечно, у всех: «Ебанулся со страха или под дурака косит, хитрый сука всё-таки». Ладно, без него разрулили что кому и как. Хитрость не разгадали, да и хуй с ней. Но присмотреться к Катону решили повнимательней, слухи пособирать, вкрадчивую беседу провести, а там уж и решать сдавать в дурку или самим лечить.
Надо сказать, что с психиатрами в дремучей античности было туговато, и людей со стрясенной кукушкой лечили только одним способом - их тупо пиздили. Нередко, это очень даже помогало, и кукушка вставала на место. Так что почти все там были немножко психиатрами.
Сурового Катона с удовольствием взялась бы поврачевать большая часть Сената, и тысячи римских граждан, а Сципионы (семейный энурез, видимо) так те вообще белые шапочки с красными крестами на лбу носить начали.

Как-то, на очередном сенатском корпоративчике, Катон ударно принял – оплачено ж всё. На хуй оставлять кому-то? – и сквозь суровые черты его классического римского профиля начал робко проглядывать профиль космополитский распиздяйский. Сенаторы приободрились, начали активней двигать тосты, амфору с креплёным открыли. Распиздяй занял весь профиль и начал глупо улыбаться.
«Пора» - решили сенаторы и, как-бы невзначай, самый смелый из них спросил:
- Слышь, Марик, чё ты там про Карфаген прошлый раз пизданул? Мы с пацанами не въехали ни разу... – и замер преисполненный чувством собственного достоинства. Как он ловко Катона на тему нужную вывел.
А Катон – хули, в сюселя уже… – подвоха в вопросе не заметил, да и попиздеть уже охота:
- Да – говорит, – пизданул! И еще пиздану, много раз пиздану, потому что все, что в этой ебаной античной жизни ненавижу так это Карфаген и пидоров, а с пидорством бороться бесполезно. Поэтому я считаю, что Карфаген должен быть разрушен. – Первый и единственный раз в жизни употребил он эту фразу в тему.
С тех самых пор за Катоном закрепилась репутация гомофоба, и уважать его стали меньше. Рим не Греция, конечно, но тоже культурный центрик. А гомофобы в культурном государстве, автоматически два скила харизмы терют.

Узнал о такой своей репутации Катон растроился. И при каждом удобном случае теперь пытался подчеркнуть свою либеральность и даже некоторую причастность. Ногти накрасил, с букетиком цветов не расставался, на аренах гладиаторских слезу пускал, когда самого симпатичного на суповой набор разбирали.
И-и… - ни хуя! наоборот, только хуже стало, теперь его иначе как гламурный гомофоб, вообще не называли. И попробуй докажи что не такой он, что такой же суровый и справедливый, ну, хуй с ним, хитрый, но не гомофоб же гламурный.
Дети плебейские обнаглели совсем, бегают вокруг него и выкрикивают «Катон-гандон, Катон-гандон» не понятно что за гандон, но почему-то обидно. Почему обидно? Хер знает, память потомков, наверное…
«Я ведь такой же как и вы, из плебеев, - думал Катон, глядя на резвящихся ребятишек. – за что ж вы так со мной?» - Это если верить Брокгаузу и Ефрону, а если верить Кириллу и Мефодию, то думал он совсем иначе: «Вообще пораспускались плебеи мелкозадротные! Всех к ногтю! Всем салом по сусалам!», а если он говорил это вслух, то обязательно добавлял:
- …Поэтому я считаю, что Карфаген должен быть разрушен. – Ну не долбоеб ли?
Все кто слышал, сразу вспоминали, что ненавидит он Карфаген, люто ненавидит. А вместе с Карфагеном и пидоров также не жалует, короче, гомофоб, позорный пережиток развитой тирании (а мне похуй была она тогда или нет) и свинофермер быдлотный. Вот на какие выводы теперь его рефрен наталкивал. Только не надо думать, что пиарщики прокололись. Сам виноват, не хуй было мешать пидоров с Карфагеном, а полусладкое с плодово-ягодным.
Вот так шел он как-то по Риму, окруженный веселой ребятней, думал о своем грустном катоновском. Где антидепрессантов каких надыбать. Как ребрендинг толковый провести подешевле. Как в сенате закон провести о вырывании языков у детей плебейских. Как с письмом поступить, которое утром в очередной раз пришло от незнакомцев каких-то, выкинуть или сходить попробовать, вдруг и, правда, увеличат.
Шел, мысли свои пережевывал, сантиметры подсчитывал (ну не было метрической системы. И что?), пока не услышал знакомый голос:
- Ебите меня семеро! Какая встреча! Катоха, свинячий ты выдристыш! - Катон встрепенулся, осмотрелся. В нескольких шагах от него стоял Ганибал, смотрел на него своим единственным блядским глазом и так тепло, по отечески улыбался. - Марик, почему не на работе? Рад тебя видеть, крысоебина!
- У меня справка… - начал оправдываться Катон – и вообще … моя работа тебя ебать не должна, поэтому я считаю, что Карфаген должен быть разрушен. – подошел к Ганнибалу что-бы пожать руку, но вовремя вспомнил о гибнущей репутации и расцеловал в обе щеки.
- Наслышан-наслышан, о твоих ненавистях, - не без ехидной подъебки, отвечал Ганнибал, - не поверил, когда мне сказали что ты в гомофобы, на старости лет, записался. А ты и впрямь сдавать начал. В наше просвященное время и в гомофобы… хорошо, конечно, что не без гламурности некоторой…
- Ну ты то хоть не доебывай! Один раз пизданул по пьяни и понеслось, бля! Какой я гомофоб?! Я ж во второй пунической в битве при Каннах был… и убежать от ваших не успел… мне ж там так развальцевали… я на узких табуретках сидеть пол года не мог потом! – Катон осекся, взгляд его наткнулся на притихших детишек, те стояли и не пропускали ни единого слова, его гниловатых отмазок. «Это не спроста» подумал Катон и, взяв себя в руки, спокойно продолжил, - Кстати, не знаешь что такое гандон? Ассоциации какие-то нехорошие с этим словом. Поэтому я считаю, что Карфаген должен быть разрушен.
- Понятия не имею, но с Катоном неплохо рифмуется. – пизданул Ганнибал и заржал как веселое непарнокопытное.
– Сам-то, за каким хуем сюда приехал, слонопроебщик? – зло спросил Катон, задел его смех пунийца – Не боишься что коцнем тебя тут за всё хорошее? И губашлепы хуй спасут. – это он про нумидийцев-охранников, - Поэтому я считаю, что… Регистрацию сделай обязательно, у нас сейчас строго. …Карфаген должен быть разрушен.
- Да я на заочке здесь учусь, на сессию приехал. Корки оратора нужны, что пипец. С лекциями о вооруженных конфликтах периода рассвета и становления карфагенского экономического чуда, выступать буду. – мечтательно прикрыв глаз, говорил Ганнибал, - Ща такие бабки на этом рубят… Да и лектором называться тоже прет. Ганнибал лектор. Это ж пиздец авторитетно звучит. Сам не знаю почему, но охуеваю от такого сочетания Ганнибал лектор. Бля, скорей бы корки…
У тебя знакомых, кстати, нет ускорить это дело? А я уж откошу по полной… А регистрация похуй, мне еще месяц по билету можно.
Нахмурился Катон, не ожидал он такого от своего старого доброго хуйзнаеткого.
- Ты думаешь если меня весь Рим гомофобом гнобит, то я бля, через совесть свою цензорскую переступлю, положение и остатки авторитета буду использовать для корочек твоих сортирных?! Хуй ты угадал, фраерок карфагенский! И биографам своим расскажи, как я вскипел от этого твоего предложения, чтоб записали всё правильно и акценты нужные расставили. Поэтому я думаю, что Карфаген должен быть разрушен.
- Начинаешь заебывать уже своим Карфагеном! – невозмутимость и добродушие Ганнибала верно, но быстро улетучивалось. – Как…
- Каким на хуй моим, если твоим?! … - Катон был воспитанным римским сенаторм и обычно не перебивал собеседников, но шутка казалась ему такой уместной и удачной, что он переступил через воспитание не задумываясь, - Я - гордый римлянин, а не какой-нибудь там пунчанин, пунятич, пуниец или как вас там финикийцев-карфагенян называют? И знаешь чего я по этому поводу считаю? Тс-с! Вопрос риторический, отвечать не надо. Поэтому я считаю, что Карфаген должен быть разрушен.
Жестом показал Ганнибалу, что закончил и что тот может выпустить застрявшую реплику.
- …с тобой жена живет?
Какое-то время поревев друг другу пубертатными слонятами, они разошлись оставшись каждый при своём. Один при своей репутации. Другой при своих сожалениях о том, что банкноты еще не придуманы, а монеты в зачетку не насыпать.
А вечером по городу уже вовсю ползли слухи о тяжелой психической травме, полученной Катоном в битве при Каннах. Цветы жизни свой хлеб отрабатывали добросовестно. Граждане Рима собирались избавить своего великого современника от позорного недуга, наличие недуга и его причина сомнений уже не вызывали.
Катон же, в это время спал себе в подушечку и не подозревал, что дамоклов меч античной терапии завис над ним, как Тринити в первой части.

© МакАрий