December 3rd, 2008

Ламеры

Каменев работал эникейщиком. Когда у бухгалтеров в очередной раз бастовал принтер, слетало разрешение в "компьютере" или выпадала с непонятными, но грозными ругательствами "1С", они звали Каменева и Каменев приходил. От одного его присутствия принтер выплевывал зажеванную бумагу, а мониторы само-дегауссировались, так что бухгалтерам оставалось только суетливо объяснять, что "буквально только что не работало" и задобривать насупленного эникейщика шоколадками. Дань Каменев небрежно пихал в карман и ворча под нос что-то невразумительное уходил обратно в свою берлогу. Принтеры по его уходу немедленно ломались вновь. Иногда бухгалтера робко стучались в дверь Каменева и шепотом просили помочь поставить новый солитер на сто пятьдесят вариантов или скаченный сыном из интернета скринсейвер. Каменев ворчал, что уже сто тысяч раз показывал, как и что, но помогать шел. Бухгалтера стояли у него за плечом и мелко кивали на объяснения, какую кнопку за какой нужно нажимать и где в "интернете" следует искать взломщик. Объяснения эти они благополучно забывали сразу по ухода эникейщика и в следующий раз точно так же шли к нему на поклон. "Вот ведь ламеры!" - ругался на них Каменев. Ламеров он не любил.

Жизнью своей Каменев был скорее доволен. Платили ему не то, чтобы много, но для студента достаточно, друзья у него были, девушка тоже, в общем, жизнь как жизнь, не хуже и не лучше чем у других. Иногда, конечно, ему казалось, что живет он пресно и скучно, душа просила подвигов и мечтались Каменеву захватывающие приключения, но был он человеком разумным, выдумку от реальности отличал четко, а от души откупался играя в популярные онлайн бродилки.

Вот и в тот день Каменев торопился домой, чтобы успеть на онлайн-пати -- весь его клан собирался, чтобы идти бить морду соседнему боссу. Темнело, накрапывал мелкий дождь, Каменев трусил, вглядываясь под ноги, чтобы не вступить ненароком в лужу и поэтому на опасность заметил только тогда, когда визг тормозов раздался у него прямо над ухом. Он вскинул голову, увидел надвигающуюся на него ухмылку мордатого лексуса и холодея понял, что остановиться тот не успеет. Каменев хотел отпрыгнуть, откатиться, сделать хоть что-нибудь, но тело отказалось слушаться, он застыл, в голове промелькнула глупая мысль, что на босса пойдут теперь без него, но тут между ним и лексусом вкатилась невысокая плотная фигура. Она уверено замахнулась на машину чем-то длинным, крякнула и в капот джипа, чуть не по самый обух, зашло лезвие боевого топора. Гном, а это был, как отстраненно понял Каменев, именно гном, присел, поднатужился, зарычал и лексус тюкнулся носом в землю, высоко вскинув зад так, что сразу стал похож на глупого щенка, получившего за проказу тряпкой по морде. Водитель его, надо сказать, выглядел не многим лучше. Гном, меж тем, легко, одной рукой, вырвал топор из капота и довольно повернулся к Каменеву.
- А! - прогудел он, - Какой удар!
- Прокаченный, - выдавил из себя Каменев, пытаясь сообразить, уж не снится ли ему происходящее.
- Еще как, - подтвердил гном и принялся озираться, - Слушай, а чем тут еще развлекаются? А то я этой жизнью еще не разу не жил, не в курсе.
- Этой жизнью? - повторил Каменев.
- Ну да, - кивнул гном, - Ты же видишь, промахнулся я. Собирался на дракона с друзьями идти, но как-то не туда прожил. Иду, гляжу, ты развлекаешься. Дай, думаю и я попробую.
- Простите, - перебил его Каменев, - Но вы гном?
- Сам не видишь? - недовольно нахмурился бородач, - Сейчас гном. Я же говорю, не туда прожил. Промахнулся.
- Так вы из параллельного мира! - осенило Каменева.
- Какого еще "параллельного"? - подозрительлно спросил гном.
- Ну давным-давно, - начал объяснять Каменев, - Наши вселенные были едины, А потом у вас стала развиваться магия, а у нас техника и миры разделились. Так что нам пришлось строить машины и быть обычными людьми, а у вас там эльфы, гномы и магия вместо науки.
Гном задумался.
- Интересная теория, - сказал он, - Понятно, что целиком умозрительная, но вообще смелое построение. Если допустить, что мир навязывает человеку судьбу и образ жизни... Да, интересно. Ты философом каким-то живешь, что ли?
Теперь настала очередь задуматься Каменеву.
- Что значит "умозрительная", - осторожно спросил он, - А вам, значит, мир образ жизни не навязывает?
Гном захихикал.
- Эк тебя разобрало, - одобрительно кивнул он, - Как мне мир может что-то навязать, когда он не живой, а я еще как? А ты молодец, даже сам в свои идеи уверовал, я смотрю. Смотри, только, не увлекайся. А то потеряешь время, будешь потом жалеть. Здесь то, я смотрю, жить довольно уныло.
- А гномом, - внезапно обиделся Каменев, - Жить значит интереснее.
- Только в сезон охоты на драконов, - пожал плечами бородач, - В другое время я бы так жить тоже не стал. Да и через недельку, думаю, буду уже поворачивать судьбу в другое русло. Сейчас, говорят, карибским пиратом неплохо быть, много интересных людей ими стали поживать, приятная компания, бурные приключения.
- Так вы так играете! - снова осенило Каменева, - Из реальности в реальность.
- Играю? - удивился гном, - Хорош бы я был, если бы тратил жизнь на игрушки. Я так живу. Ну и ты, полагаю, тоже. Хотя, признаться, всё так и не могу понять, зачем ты выбрал эту жизнь. Впрочем, о вкусах не спорят.
- А вы думаете, - осторожно спросил Каменев, - Я могу выбирать как жить также, как и вы?
- Ну конечно, - пожал плечами гном, - Это же твоя жизнь, кто ж ее за тебя выбирать будет.
- И она может сложиться так, что я смогу стать абсолютно кем угодно?
- Жизнь не складывается, - хмыкнул гном, - Жизнь складывают.
Повисла пауза
- А я не умею, - тихо признался Каменев.
Гном недоверчиво на него уставился. Каменев виновато кивнул.
- Эх ты, - вздохнул гном, - Ламер. Ну ладно, слушай сюда, второй раз объяснять не буду.

© Uesugi Eiri

шок...(((((((( Н а с т я . . .

Вчера вечером узнал, что в Лос-Анджелесе умерла Анастасия Хабенская… Для миллионов зрителей это просто одна из тех печальных новостей, каких немало принёс уходящий год. Известие о том, что их любимый актёр остался один с маленьким на руках.

Настя никогда не пиарилась, не печаталась в еженедельном глянце в нарядах напрокат, не смаковала в прессе подробностей личной жизни с самым популярным человеком в сегодняшнем российском кино – она не навязывалась людям, она была просто самой собой…

Мы познакомились в 2000 году. Я дружил с Леной Л., и однажды она с гордостью показала мне фотопортрет, сделанный в манере начала 20-го века: чёрно-белое, чуть коричневатое изображение мужчины, который не смотрит в кадр – в раздумьях о чём-то важном. «Это Хаба!» - важно сказала Лена. «Актёр?» - спросил я, и в тот момент отметил для себя, что в наше время актёру с таким ярким типажом, наверное, уже не судьба стать знаменитым. Вот в 50-е он стал бы «народным» - а теперь!..

В другой раз в гостях у Лены оказался сам «Хаба» вместе с Настей – в маленькой питерской хрущобе на юге Питера. Это было поздней осенью, и я умудрился посадить машину на брюхо в болотистой грязи – Костя помог вылезти, дёрнул своей старенькой «бочкой». Настя рассказала тогда, что раньше у них была маленькая «Фиеста», но ту машину вынесло через поребрик на газон и практически вырвало передние колёса…

Мы несколько раз были вместе на каких-то концертах, и оказалось, что Настя – москвичка и что она приехала в Питер ради Кости. Они даже успели обзавестись собственным жильём в каком-то спальном районе, как вдруг Хабенского заметили в Москве, стали всё чаще и чаще звать на съёмки, и пришлось перебираться в столицу.

Знаете, я пытаюсь подобрать слова, чтобы объяснить вам – какой она была… Она была «своей»! Бывают манерные девушки, бывают депрессивные, нервные, холодно-роскошные, развесёло-глупые – в общем, разные-разные. Настя была «своя»! Она никогда не пользовалась женским кокетством, всегда смотрела открыто в глаза, не строила глазки, не просила всем своим видом скидки за пол, возраст и прочие обстоятельства. Нет, она не была «пацанкой» - Настя очень женственная, очень тонкая девочка, но она была понятной. Не простой, но понятной! Она была очень светлым человеком – с такими легко, с такими люди вокруг остаются сами собой. Вы понимаете, о чём я?..

Последний раз мы списались несколько месяцев назад в социальной сети. Проболтали около часа. Она держалась молодцом! Сказала, что вернётся домой только тогда, когда победит болезнь. Что тяжко ей, но она хочет и будет жить. Что будет очень-очень стараться…

Я не представляю, как трудно сейчас Косте жить. Как трудно быть, когда её нет… Все последние годы он боролся за её жизнь, как мог – практически все свои деньги, заработанные на съёмочной площадке, он тратил на лечение жены. Многие говорили – как бы ни примелькался, как бы ни надоел зрителю участием в таком множестве проектов… А он просто не мог иначе. Он просто спасал жену всеми способами, которые у него были! Прекрасно зная, что рискует, он продолжал и продолжал сниматься – и он делал свою работу достойно. За это Костю можно только уважать. Прежде всего – уважать как мужчину.

Они по-настоящему любили друг друга. Это была настоящая пара. И становится горько оттого, что в который раз забрали человека, который обязан жить. Без которого мир стал хуже. Даже если мир ничего знал о том, каким этот человек был.

Помолитесь за Настю. И помолитесь за Костю. Ему сейчас очень нужно выстоять, нужно найти смысл в жизни, в которой больше нет её…

* * *

Прими, Господи, душу рабы твоей новопреставленной Анастасии
И прости ей все прегрешения – вольные или невольные...

via Сергей Стиллавин