November 30th, 2008

ПИВО ... и прилагательные

ПИВО И ПРИЛАГАТЕЛЬНЫЕ …

«… ссорит нас водка, братцы,
Пиво сближает людей …»
Е.Евтушенко.

Почему и прилагательные? Потому что «пиво» – имя существительное, остальное – прилагательное.
Сами понимаете, Чехословакия. Ну, где было советскому гражданину ещё пива хорошего попить? Только в загранкомандировке. Это если вволю и от души.
Рассказывать про все интересные случаи, связанные с употреблением означенного напитка … это никакого времени не хватит. Но кое-что вспомнить можно.
Количество сортов. Это вообще обсудить невозможно. После Союза, где, хватило бы пальцев на одной руке: «Жигулёвское», «Ячменный колос», «Московское», «Рижское», «Столичное» … ну сколько ещё? В этой стране был сумасшедший дом. Помимо сортов центральных и общеизвестных типа «Праздрой», «Старопрамен», «Будвар» … в каждом уважающем себя чешском или словацком городке или даже деревне была своя пивоварня, или две. А в Словакии было одно место (это то, что я знаю доподлинно) которое называлось Шаришь. Т.е., строго говоря, это две деревни Велки Шаришь и Малы Шаришь. Так там помимо трёх пивоварен был ещё и спиртозаводик.
И варили, на этих пивоварнях местных, пиво обычно двух сортов. Десятку и двенадцатку. И было оно, чес слово – везде разное. По вкусу, аромату … понимаете, везде качественное, вкусное но РАЗНОЕ !!! Это для нашего советского восприятия мира в пивном разрезе, было ОЧЕНЬ удивительно и непривычно.
В любом, даже самом маленьком, самом деревенском магазине всегда стояло на полках пять - десять сортов, и обязательно присутствовало пару сортов тёмного пива и хоть один сорт пива «про ржидичи», это для водителей, значит. Безалкогольное, говоря современным языком. Я попробовал как-то, но … не проникся. Вот такое пивное изобилие. И никаких осадков, бутылки только тёмного стекла, никогда за шесть лет не попалось ни разу прогорклое или кислое … только свежак, только ….
Потом, когда вник в тему, узнал следующее. У них, у местных, были очень строгие правила на этот счёт. Пиво за сутки до окончания срока реализации, если был непроданный остаток, снималось с прилавка и отправлялось обратно на пивоварню, … на переработку в какие то добавки скотине, если какая-нибудь комиссия находила такое пиво (на грани окончания срока или просроченное) на прилавке … это грозило потерей разрешения на торговлю пивом.
А магазины, в большинстве своём, уже в то время были кооперативные. Т.е. была у них система потребкооперации (и не одна, между прочим). Называлась она “JEDNOTA”. На мой взгляд, это было хорошо организованная сеть частных, чаще всего семейных торговых и общепитовских заведений. Также к этой системе относились и много мелких производственных предприятий. Перерабатывающих и т.п. Так что эта бумага имела огромное значение. И вообще за шесть лет пребывания в стране я не могу припомнить ни одного случая приобретения кем-либо некачественных продуктов (к системе Военторга это не относится).
Но мы тут о пиве.
Разливное пиво, или бочковое, Это как угодно.
Практически при каждой пивоварне было обязательное питейное заведение. Кабачки такие назывались «Хостинец» или «Похостинство». Это в мелких посёлках, или деревнях, но и в городах их было много. Встречались и ресторанчики, т.е. на вывеске значилось – «ресторан». А ещё вдоль всех дорого были «моторесты», а «колибы» … много было таких и разных заведений. Я не знаю, чем отличались эти заведения друг от друга, видимо предполагалось, что в ресторанах, в отличие от прочих, можно было заказать и

горячую пищу. Хотя я не помню, чтобы нельзя было покушать и в остальных. Еще, наверное, была разная наценка на предлагаемые напитки и еду, но только не на пиво. Стандартно – цены полулитровой кружки пива: десятка – крона девяносто (девятнадцать копеек) и двенадцатка – две двадцать. Кажется, только Прздрой стоил дороже, вроде две девяносто.
Картонку под кружку (картонок у меня этих где то лежит … ящик) и пожалуйста, пейте на здоровье.
Пиво было всегда охлаждённое. Именно охлаждённое, а не холодное. Про седьмую ступеньку слышали? Это вроде притчи, но всё же. Пиво в погребе нужно хранить не ниже седьмой ступеньки, тогда температура напитка для потребления в самый раз. Не холодное, не теплое, … а именно то, что доктор прописал.
За шесть лет почти, которые провёл я в Чехословакии, и потом ездил туда раз ...дцать. Так вот ни разу, нигде я не встречал пива очень холодного или тёплого. Всегда в меру охлаждённое, всегда то, что надо. Причём это не зависело, где его пьёшь. В шикарном ли ресторане, моторесте у дороги, деревенском кабачке или киоске на улице ...
Посуда. Чаще всего не кружка, а стакан. Высокий и узкой. Разной формы. С логотипом сорта пива или ресторана, но пиво из таких стаканов почему-то вкуснее, чем из кружек пить. Не знаю почему, но вкуснее.
И вот ставят перед вами такой стакан, он слегка запотевший, шапка пены, которая опадает медленно и равномерно. Ни в коем случае не проваливается, а именно равномерно оседает плотной шапкой. Вкус, цвет, запах ….
Вы его не пьете, … а наслаждаетесь напитком. Практически едите. Вот уж действительно жидкий хлеб.
Закуски. Традиционно пить пиво безо всякой закуски. Сидят местные, пиво потягивают, в карты играют, телевизор смотрят, или просто разговаривают. Могут с одной кружкой часа два сидеть. Могут и больше … Ну иностранцы, что с их взять.
Так случилось, что я не был в Чехии восемнадцать лет. Т.е. после отъезда оттуда и до следующего приезда прошло столько времени. И вот в первые же часы мы зашли в Праге в столовую Марии-Терезии. Или ресторанчик пивной – это кому как нравится. На Соколовской. Это такой подвал, в нём, кстати, за восемнадцать лет ничего не изменилось. Длинные столы, грубые лавки, кафельный пол … одним словом настоящий пивной ресторан. Пиво там разливают в середине зала. На разливе стоит дядька такой огромный, пузо у него, как три я (а был я тогда – максимум сорок восьмого размера). По пояс голый и в кожаных штанах, в кожаном же фартуке. Личность калоритнейшая, скажу я вам …
Заказали пиво. Покушать, конечно, тоже, но пиво в первую очередь подаётся. И вот я поднёс кружку к организму, и оторваться уже не смог. Официантка отойти на три метра не успела, у меня уже пустая. Этот крендель на меня смотрел. Аж крякнул и сделал удивлённое лицо. Официантка обернулась и тоже не поняла, подумала, наверное, что забыла подать. Я, конечно, на кружку показываю, повторить мол. Она вторую … вообщем третью я осилил только до середины. И не жадность это была, а просто … ну как-то само собой так получилось. Третью я тоже быстро допил.
С четвертой кружкой этот мужчина подошёл сам. Поставил её на стол, посмотрел на меня уважительно и спросил – где это я так к пиву пристрастился, и пить его научился, вроде по комплекции никак не вписываюсь в стандарт. Ну, я ему и говорю, что работал в стране, было дело, долго, и вот восемнадцать лет …. Он покачал головой, мол, как же ты жив то до сих пор … и объявил, что всё пиво, которое мы выпьем – за счёт заведения.
Очень пользительно было употреблять с пивом кнедлики. Мне больше всего нравились картофельные, хотя и мучные тоже были хороши, с моравскими колбасками или мадьярским гуляшом … Хотя и парки (сосиски) тоже были весьма и весьма. Шпекачки (свиные сардельки с кусочками жира, поджаренные на углях в шкафу. Т.е. сардельки развешивались на полках, а угли были внизу), на мой взгляд, были жирноваты … больше под водку подходило.

Но королевой закусок, или вернее королем, на мой взгляд, был, всё-таки татарский бифштекс.
Это блюдо из смеси свежайшего сырого мяса. Самый лучший татарски готовили в Словаки, всё-таки.
Итак, смесь телятины, свинины и баранины (хотя и из одного сорта мяса тоже вкусно). Мясо разбивалось деревянным молотком. Перемалывалось до состояния однородной массы.
Вот французы пропускают мясо через мясорубку, и оно, мясо, получает привкус железа, … ну что тут скажешь. Они, французы, кроме лягушек, наверное, ни в чём не понимают.
И вот такую мясную смесь выкладывают на деревянном подносе, доске практически, розеткой. Внутрь розетки разбивается яйцо. Вокруг, небольшими кучками, выкладывается рубленый репчатый лук двух, а то и трёх сортов, чеснок, зелень. Ставится на стол стойка с пряностями всевозможными и кувшинчики с соусами и маслами растительными нескольких видов. Соль, естественно.
И вот начинаешь ты смешивать это мясо со всеми составляющими. Добавляешь по вкусу, что считаешь нужным, и что тебе, естественно, нравится.
Смешиваешь …пробуешь … смешиваешь … пробуешь … Смешал. Получилось вкусно и готово.
Берешь топинку. В левую руку. Это краюха хлеба чешского, поджаренная. Мажешь, или вернее намазываешь, приготовленную смесь на этот хлеб. Посыпаешь сверху мелко нарубленной зеленью, можно слегка присолить и поперчить, но это на любителя. Потом в правую руку берёшь полдец (стаканчик, ёмкостью пятьдесят грамм) Боровички. И … приступаешь к процессу. Сглотнул можжевеловую и хрусть !!! Хрусть … хрусть. Запиваешь этот, с вашего разрешения, бутербродик пивичком … и кушаешь, кушаешь …
Порция татарски, обычно триста грамм. Размазывается на три топинки, если кушать правильно. Три полдеца … пиво, правда, уходит больше.
Так вот я не видел ни одного человека, кто съел бы что-то ещё после татарски. А если что-то было съедено до татарски, по неопытности, то доесть было сложно. И ни разу, никто, не был пьяным, … сколько и чего бы потом не выпили.
Вообще, кто пробовал, тот поймёт. Кто не … всё равно – сколько ни кричи «халва» - во рту слаще не станет. Это пробовать надо.
Конечно, впервые было сложно психологически – всё-таки сырое мясо. Но это только до первого укуса. Правда, потом домешивал остаток. Потому что сразу не сообразил чего и как добавлять. Например, обязательно надо добавить по капле подсолнечного, оливкового, масло виноградных косточек, грецких орехов. Но по капелюшечке … и про уксус не забыть. Лучше красный.
Почему татарский? История этого блюда такова. Во времена давние, Чингисхана ещё, в походе, татарские воины утром клали кус мяса под седло. Оно за день размочаливалось и пропитывалось конским потом. А потом, вечером мясо это намазывали на жареный хлеб и съедали.
Ой, хватит, мы же о пиве.
Конечно же, мы, советские, употребляли и излюбленную нашу к пиву закуску. Т.е. вяленую рыбу. Местные её практически не ели – называли «мёртвая рыба», но были и те, кто распробовал. Особо не приветствовалось, есть рыбу в заведениях, мусора много. Ну, смирялись, конечно. И мы, бывало, уважая местные традиции, чистили заранее, хотя и смак уже конечно не тот был. В некоторых точках, особенно в тех, какие находились в непосредственной близости к гарнизонам, препятствий никто не чинил. Считалось нормально. Приносился либо поднос большой, либо стол застилался скатертью бумажной, поверх матерчатой, чтобы, значит, удобнее убираться было.
Креветок там или раков не помню. Не употребляли. Наверное, в ресторанах были креветочные салаты или там ещё что, но не помню, чтобы мы заказывали. В основном баловали себя мясными или рыбными блюдами, приготовленными на гриле.
В условиях домашних, т.е., извините, вне, но в заведениях … ну там, в служебных помещениях и т.п. излюбленным пивом была, конечно, десятка. Во первых цена была более демократичная, во вторых пиво было полегче. И, что характерно, это было повально в Группе. Больше пили десятку. Потому что, наверное, всё же и ассортимент был шире и местный колорит ощущался острее что ли.
Так вот. Под это пиво покупались в магазинах бутерброды. Какие там были бутерброды … И салатика на ветчинку там, или колбаску – буженинку, чехи клали. Салатика не листик, а с майонезиком. Перчика маринованного кусочек или огурчика дольку. Хлеб всегда был свежайший, … заворачивали их так аккуратно, и в такую бумагу, что сам по себе свёрток с бутербродами являл собой некий признак «заграничной» жизни.
Или лосось. Мелкие-мелкие стружки слабосоленого лосося. Хлеб или рогалик с маслом и лососиком. Ну, ничем по вкусу от красной икры не отличался этот продукт.
Однажды занесло нас в Пльзень. Что там недалеко происходило. То ли учения, то ли в какую-то часть с проверкой занесло, но поехали мы на пивной завод. С кем-то из ребят, кто недалеко там служил и имел в знакомых главного технолога старого завода. Так мне запомнилось. Может, человек и кем другим там работал, но явно был начальником. Потому как был у него свой кабинет и пропустили нас по его команде быстро и сопровождали … почти почётно.
Повёл он нас на экскурсию по заводу. Интересно конечно было. Всякие там дробилки, месилки, чаны и прочее.
И вот дошли мы до места, где готовое пиво выдерживается. Я уже не помню точно сроков и т.п., поэтому, за точность не ручаюсь. Но главное было в том, что приготовленное за день пиво сливалось в одну большую цистерну. А цистерна эта двигалась по рельсам узкоколейки. И, продвигаясь по этой дороге, ровно на длину одной цистерны выталкивала к розливу соответственно тоже одну такую же цистерну. Путь этот занимал две недели, кажется, но за точность, повторю, не ручаюсь.
И вот пошли мы вдоль этой дороги, примерно через каждые три цистерны, пробуя пиво, которое настаивалось. Напробовались,… очень получилась вкусная экскурсия.
Запомнилась одна фраза, сказанная этим чехом. Пиво, говорил он, и у вас варить умеют очень хорошее и качественное. Но вот технология … Положено пиво две недели выстаивать, а у вас … стоят рядом два чана. В одном неделю стоит, и в другом тоже неделю. Слили вместе – две недели. А разливают как … В ПРОЗРАЧНЫЕ БУТЫЛКИ !!! Это было сказано с таким ужасом в голосе, что мы аж вздрогнули. Да ещё в светлом месте храните. Вот и получается. Не пиво, а … Он, между прочим, в Союзе учился, так что знал это всё не понаслышке.
Вот так.
Ну а на прощание, снабдив нас несколькими коробками пльзеньского пива разных сортов … да-да разных сортов и накормив на дорогу, опять же под приличную дозу пенящегося свежайшего янтарного напитка, сказал, что если бы ему дали возможность свободно покомандовать заводом им. Бадаева в Москве, он бы на нашей воде такое бы пиво варил, что лучшего бы в мире не было … Это, не скрою, было приятно, тем более что, как мне показалось, говорил он искренне и даже с некоторой болью.
Тема пива … она неисчерпаема. Можно долго рассказывать о том, например, как я впервые попробовал «Золотой фазан», или о прелести сырной закуски к пиву, или ….. Но это уже другие истории.

Ма-а-а-а-аленькое дополнение …

Пожалуй, всё-таки стоит немного добавить о закусках.
Ну во первых это, конечно, утопленец. Для тех, кто не знает – это маринованная (не варёная или как-то там ещё приготовленная), именно маринованная сарделька. Сочная, мягкая, ароматная … В зависимости от того как и кем приготовлен утопленец, он может быть подфарширован (именно подфарширован) луком, огурчиком или паприкой. Подаётся она, как правило, с маринованным же луком. Маринад в различных заведениях может отличаться друг от друга, … поэтому вряд ли можно найти утопленцы одинакового вкуса. Это в меру острые, практически с неощущаемым вкусом жира, что ли, хотя сардельки весьма и весьма поросячьи … С охлаждённым ли пивом или чем покрепче типа сливовицы или боровички … Одним словом вкус сисипический … одну съешь, вместо «спасиба» на языке крутится только «дай ещё…»
Есть ещё, приготовленный подобным образом, козий сыр, … но это, действительно, на любителя.
Кстати, в связи с новыми евросоюзовскими нормами прошёл слух, что утопленцы и татарски не проходят по санитарным нормам и будут запрещены … Не знаю, правда или нет, но будет обидно, если … Хотя чехи вряд ли откажутся от своих традиционных закусок.
Также хороша и тлаченка … это сорт колбасы такой … со специями и луком. Их несколько видов существует, поэтому надо пробовать сначала, по маленькому кусочку. Иногда бывает, что не оторвёшься, а иногда, на мой вкус, бывает перебор с пряностями и есть как-то не очень. Нюхать – да!
Или – гусиная печень. В винном, луковом и т.п. соусах. Блюдо весьма коварное, потому что очень сытное. По неопытности съешь по порции в винном и луковом соусе, и … уже наелся. Так что осторожнее надо.
Гусиная тема – тема сама по себе отдельная.
Весьма оригинальная закуска – гусиные потрошки … Жареные … печёночки, желудочки, сердечки, кишочки … Это нечто. Летит в организм, как семечки, но вкуснятина … необыкновенная. И готовятся все эти потрошки в печи. Поэтому достигается такая необыкновенная вкусовая гамма. А запах … это просто … сознание теряешь. Представьте такие тонкие спиральки, зажаренные до хруста. Именно зажаренные, а не засушенные. Тает во рту, практически.
Под Братиславой, на Дунае, вернее в районе гидроузла очень многие люди разводят гусей. И вот там в этих сёлах лучше всего эти гусиные радости и испытывать. Просто в палисаднике, у дома, накроют тебе стол. Угостят домашним пивом, вином или сливовицей, потом зажарят или приготовят еще, как захочешь (но захочешь обязательно жареного в духовке настоящей печки) гуся … и обойдётся то недорого, но впечатлений – ощущений … на всю жизнь хватит. И местный колорит, и условия и радушность хозяев … не говоря уж о самой еде и питье …
Ну а излюбленным блюдом в нашем круге была всё-таки сырная закуска. Готовилась она очень просто. Как правило, на любом выезде каждый из нас имел баночку, в которой была эта мняка. Женатикам, конечно, готовили супруги, а холостяки варганили себе сами.
Процесс был совершенно несложный.
Плавленый сырок … практически любой. Хоть «Дружба», хоть «Волна» хоть с сыром, хоть с грибами. Мельчился этот сырок, как правило, на крупной тёрке, но можно было и меленько порубить – нашинковать. Потом чеснок. От зубчика до … в зависимости от вкуса готовившего. Специи. Мелко-мелко … и ещё мельче нарубленная смесь зелени. Опять же от вкуса и предпочтений зависящая.
Ну и конечно немного майонеза или сметаны …
И вот мажется эта мазилка на кусочек слегка поджаренного, лучше бы ещё горячего хлеба … Представили? Вот то то же.


@ПЕНСИОНЕР

Вместо секса – новогоднее рыголетто

Говорят, под Новый год чудеса иногда случаются. Деньги привалить могут, или, там, еще ништяки какие-нибудь. Только я в это не верю. Четвертый десяток все-таки, и если уж до сих пор ничего хорошего со мной не происходило, то чего уж теперь… Сижу вот, с пивом и лещом, двадцать седьмое число, работы нет, деньги кончаются, друзья в запоях.
И тут телефон. Противно так дребезжит.
Я звонков не ждал. Думал, у меня и связь-то отключили давно за долги. Трубку беру – а там шум, музыка ревет и черт какой-то орет мне в ухо:
- Здорово! Узнал, браток? Чо там, как поживаешь? Пьешь, небось, в одиночестве? Деградируешь потихоньку…
Странно, думаю. Человек вроде незнакомый звонит, а меня так хорошо знает.
- Привет – отвечаю – пью.
А мужик, как пулемет, тарахтит без остановки:
- Я тоже в умат. А-ха-ха! Так нажрался! Как тогда, помнишь, на встрече выпускников? Ну, когда мы с тобой в цветочные горшки ссали, и один кактус прямо с корнями вырвало к чертовой матери!
- Помню – говорю, - такое разве забудешь.
- Ты, это, развелся, говорят? – мужик спрашивает, - ну ты не переживай, мы тут вовсю празднуем. Приходи лучше. Хорош там в натуре уже алкоголировать.
- А куда приходить? – спрашиваю.
- В ДК. Мы тут на втором этаже в кабинете бухгалтерии.
- В каком ДК? – на всякий случай уточняю, мало ли откуда этот мужик вообще звонит. Может, из Сибири.
- Иван Иваныч, ну ты паразит! В каком-каком! Кировском конечно, ядрена вошь! Давай уже срандель свой от стула отскребай и тащи сюда, - в ответ раздается. И короткие гудки в трубе.
Я стою и думаю: что происходит, какой к черту Иван Иваныч-паразит? Звонят шакалы какие-то, бухнуть спокойно и то не дают.
Разозлился сначала, в общем, а потом решил – хрен с ним, схожу. Делать все равно нечего, дома сплошной негатив. Выгонят так выгонят, не впервой. А так хоть на халяву нажрусь. Может слямзить удастся чего-нибудь.
Нашел в корзине шмотки посвежее, пошел на шабаш этот. Зашел в ДК, на второй этаж поднялся. Смотрю – в коридоре на четвереньках мужик стоит и шлакует. Конкретно так, прямо себе на рукава. Рожа недовольная. Я сразу понял, что по адресу попал. Мужчину этого обошел аккуратно и в дверь стучу, из-за которой музыка.
Открывает дама какая-то.
- Ты кто? – спрашивает.
- Иван Иваныч – говорю, раз они меня под этим именем знают.
- О, заходите, заходите – дама сразу расцвела так – к столу присаживайтесь, выпейте.
Я вошел. Смотрю, а там уже замес неслабый – стол весь жратвой завален, бутылки с водкою стоят. За столом еще одна дама, с химической завивкой, и жопа чья-то из-под стола торчит.
- Здравствуйте! – почтительно кланяюсь – С наступающим!
А первая бабища поясняет:
- Это Иван Иваныч, Жорика товарищ. Наконец добрался.
«Кто интересно тут Жорик» - думаю – «Жопа эта под столом, или тот, что за дверью блюет?»
- С наступающим, с наступающим! – бабы пищат, - давайте водочки выпьем, расскажите о себе.
Ну, тут меня долго уговаривать не нужно было. Хлопнул я полтишок. Кусок мяса сожрал питательный. На столе какой-то жареный котяра на блюде валялся, так я прямо от него ляжку отодрал.
Тут из коридора еще один участник застолья вернулся.
- Привет – говорю.
- Здравствуй, Иван – руку мне протягивает, – видишь, какая история произошла с твоим школьным приятелем?
И под стол кивает.
- Вижу – отвечаю – чо уж там.
- Меня Алексей зовут – мужик говорит – ты угощайся не стесняйся. Не выгонять же тебя теперь в самом деле.
Я растрогался.
- Какой стол у вас хороший – говорю – прямо праздник чувствуется.
И котовью ляжку все обгладываю. Стопарик еще опрокинул, весло оливье за бороденку зашвырнул.
Алексей лыбится, довольный такой.
- Это я сам организовал – хвастается – кролик вот, водочка, нарезочка… Угощайся, раз уж черт принес...
В общем, слово за слово, напился я до полного сатанизма. Баб тоже развезло. А Алексею ничего, так, пару раз в коридор рыгать выходил, шутил, балагурил. Сижу я, морально готовлюсь под стол провалиться, а собутыльник все за рукав дергает.
- Слушай – шепчет – пора уже и коржа макнуть, как думаешь?
- А мне то что? – говорю – у каждого свои кулинарные предпочтения…
Он мне:
- Да не, ты не понял. Ну я о том, что типа нужно бы вареник шлифануть этим гарпиям, пока мы не вырубились, а то обидно. Я тут поляну накрыл, девок подтянул, а с мужиками какая-то нескладуха. Один как кабан под столом хрючит, другой вообще мудак какой-то…
- А это обязательно? – спрашиваю – А то у меня чото кролик как-то нехорошо себя ведет в желудке. Ты его точно свежим брал-то?
Алексей говорит:
- Короче, моя – с кучеряшками. Я ее сношать буду прямо здесь. Жорик, думаю, не помеха. А ты свою в соседний кабинет веди и что хочешь, то и делай. Вот тебе ключи.
И целую связку мне в ладонь вложил.
Я еще хотел было что-то спросить, да в меня уже моя бабища клещом вцепилась. Тащит за дверь.
«Вот привязалась! - думаю – на мою голову. В стране кризис, а у дурочек этих одно на уме».
Ввалились мы в соседнюю комнату. Там кавардак. Какие-то очистки, кастрюли. Следы праздничных хлопот…
Тетка платье стягивает. Мурчит:
- О, мой принц! Мой человечек! Вот и встретились два одиноких сердца!
А я говорю:
- Ты, девушка, обожди. Не обижайся, конечно, но я сейчас буду рыгать. Где тут урна у вас? Или куда еще рвоту деть можно?
Чувиха аж побледнела. А я смотрю – окно! Подскочил к подоконнику, глянул – стремно что-то. Палевно чересчур. Дети какие-то с пакетами на головах ходят.
Оглянулся назад - ведро мусорное. Подошел, склонился над кратером. Присмотрелся, какая-то в нем полосатая шкурка валяется и ошейник от блох...
- Слушай – даме говорю – а ты кролика кушала сегодня?
Никакого ответа, только дверь сзади хлопнула. Обиделась, что ли? Па-а-адумаешь!
Вали-вали! У меня дела поважнее…
Два пальца в рот. Мутняк задорно так из пасти хлыщет, в глазах двоится. Настоящая праздничная атмосфера, не то, что у этих лузеров по телевизору – шампанское, бенгальские огни, фейерверки… Скука, а не жизнь!
Облегчил я душу, побродил по клубу малёхо, валторну какую-то прикольную прихватил и погнал медь сдавать за мелкий прайс.

© Виктор Ильич Кокуш