batia1969 (batia1969) wrote,
batia1969
batia1969

Спасибо

- Я приехал в Израиль в 1997 году и пошел в школу. Не зная ни языка, ни менталитета этой страны. За три года у меня было много веселых моментов. Да что греха таить, все три года – сплошной отрыв от реальности и постоянные вечеринки, выпивка, девчонки.
Все резко поменялось, когда я закончил школу и пришел добровольцем в армию обороны Израиля, ЦАХАЛ. Взяли меня в мотопехоту, боевые войска. Дали автомат. И поставили на заставу. Это был 2001 год, вторая интифада…

… Да мам! У меня все хорошо, я на базе с ребятами сижу, пью сок с креветками! Не волнуйся! Стреляют? Где? Неправда! Не слушай их! Слышала выстрелы ночью? Мам, это наверное дети шалят, «Пурим» же! Не волнуйся! Я тебя люблю!...

- В тот день простояли на блокпосте около десяти часов без смены. До базы было пятьдесят километров, мы должны были проверять автомобили, выезжающие из сектора Ааза. Все спокойно, только дико хочется пить…


… Привет мама! Все беседер! Мы тут немножко отошли с друзьями, хотим посмотреть, что тут вокруг делается. Нет, ты что, это не выстрелы, это наши девочки хлопушки взрывают, которые мы на Песах подарили. Ой все, мне нужно бежать, я позже перезвоню тебе!...

… - В пятидесяти метрах от меня падает мой напарник. У него ранение навылет, прострелена ключица. Он не кричит, просто оседает на землю, и пытается ухватиться за рядом стоящего командира. Командир издает такой звук, что все, кто рядом просто закрывают уши, вместо того, чтобы падать на землю и ползти по укрытиям. Снайпер, сука, сделал выстрел и пытается уйти. Но его не отпускают. Простреливают колени и через полминуты я в составе группы из трех человек направляюсь в его сторону. Когда мы подошли, то он был уже мертв. Кто-то, кто не хотел, чтобы он достался нам, сделал по нему очередь из «Калашникова»…

… Мама! Я так устал тут ничего не делать, на базе! Ты только бы знала, как я хочу домой! Командир сказал, что через пару месяцев нам дадут увольнение. Почему не раньше? Потому что мы – резерв. Мы должны сидеть и ждать, пока нам не дадут боевого задания. Пойми меня, мама… Очень сильно тебя люблю…
… - Через полтора года службы я пошел на курсы командиров. Это было на Голанах, Голанские высоты. Две недели мы отрабатывали навыки командования над солдатами. Учились захватывать машины, которые должны досматривать, в случае если нам оказывают сопротивление. Стрелять из разных видов оружия.
Первым заданием была остановка транспортной колонны на территории Сектора Ааза. Мы вышли рано утром, на рассвете, зная, где пройдут машины, с возможным оружием.
Знали, что будет страшно, сложно, и что возможно, кто-то из нас не вернется. Пускай говорят, что это картинная война, что это все виновата Америка со своими заморочками.
Но ты только вдумайся, что у каждого жителя Страны есть кто-то, кого убили на войнах, ранили в терактах, или накрыло «Касамом». Это может быть не обязательно родственник, но друг или знакомый точно. Любой, в кого ткнешь пальцем на улице…

… Здравствуй мам. Мы по-прежнему на базе. Ничего интересного не происходит. Опасных заданий нам не доверяют, мы сидим на отшибе, делаем вид, что играем в «Войнушку». Иногда выходим на блокпост. Мама, почему ты плачешь? Передай отцу, что я его безумно люблю, и что я выполняю все так, как он мне наказывал…

- Я сидел на холодном бетоне, держался руками за голову и выл на темноту. Я не знал, что делать, как себя вести. Мне было все равно, что все мои солдаты молча смотрели мне в спину с расстояния тридцати метров. Смотрели, стиснув зубы. Все, кроме одного. Который лежал передо мной на взлетной полосе, перед самолетом, в деревянном ящике, перетянутым флагом Моей Страны. Страны, за которую мы боремся…

… Привет мама! Я вернулся… Видишь, как и обещал… Я знаю, ты соскучилась… Как твои дела? Я безумно тебя люблю, и отца тоже… Я буду приходить к тебе как и раньше, каждый Шаббат. И приносить цветы…

… - Так что ты там спросил? Что самое сложно для меня в этой жизни? Самое сложное – это каждый год, в день памяти погибшим солдатам, который проходит перед Днем Независимости, подходить к двери и долго стоять, держа руку у звонка. Не решаясь позвонить в него. Я знаю, кто сейчас откроет мне дверь. Уставшая женщина, со слезами на глазах, они обнимет меня и тихо прошепчет:
- Йос, спасибо тебе, что ты у меня есть. Спасибо…

© Чумак Иван/ Acid
Tags: крео
Subscribe

  • ...

  • ...

    В одной из грамот XVI века встречается фамилия Велосипедов, хотя сам велосипед изобрели только в XIX веке. Кому не слабо без гугла временную петлю…

  • Как меня в армию забирали

    — В военкомате здоров любой призывник! — торжественно выдал мужичок, пока я курил у входа в это замечательное заведение. — Так что не кривляйся. Не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments