batia1969 (batia1969) wrote,
batia1969
batia1969

Посольские истории-2, продолжение

Получи негр папайю…
(Внимание: никакого национализма и шовинизма, а лишь шалости ублюдков-тинейджеров, страдающих от скуки).

Как-то на весенних каникулах я и трое моих одноклассников: Миха Носов и два брата Пантелеевых маялись хуйней в беседке под раскидистым деревом Манго. Рядом бегали мой брат Колька со своей подругой Варварой, пытаясь схватить за хвост огромную саламандру. Судя по ее бешенным глазам, завещание своим близким она оставить так и не успела. Мы тупо смотрели на это сафари и ломали голову, чем бы заняться. Большинство взрослых было на работе, а кто был выходным откисали в квартирах под кондеями. И тут я заметил, как в глазах Михи появился какой-то интерес. Взор был направлен куда-то в сторону теннисного корта. Его взгляд стратега нас заинтриговал, и мы медленно повернули головы. В районе спортивного сооружения, медленно, с видом угнетенного плантаторами раба, поливал клумбы Кекут (чернокожий рабочий из местных, т.е. вольнонаемный). За долгие годы работы в советском посольстве он понимал по-русски, но практически не говорил. Кроме него в нашей колонии на службе состояли еще два кадра: Мамаду и Дохандо, но Кекут был старше их по возрасту и по должности, к тому же очень любил детей (в хорошем смысле этого слова). Короче, был довольно приветливым мужичком.
- Есть идея! – сказал Миха и встал, - Пошли.
- Чё удумал? – спросили мы хором.
- Над Кекутом поприкалываемся.
- Вот делать больше нехуя, лучше мы домой пойдем – прогундосили братья и удалились в подъезд.
- А ты, Саня, пойдешь? – спросил меня Носов.
- Да мне за братом присмотреть надо, - ответил я, - Ты иди, а я отсюда посмотрю.
- Ну-у-у, как хочешь, - обиженно ответил Миха и отправился искать приключения на жопу, но, к моему сожалению, не на свою.
В это время я увидел, как домой на обед вернулся отец. Я позвал брата и медленно двинулся домой. Краем глаза я заметил Миху и понял, что он придумал. «Ой, дурак. Оригинал, бля!» - подумал я. Носов, забежав за угол, передавил шланг. Кекут, естественно, поднес его к уху. Миха отпустил и бегом домой – струя воды садовнику в ебло. Негр заорал, оглядел территорию взглядом раненного быка, ударил «копытом» и, отломив на ходу ветку от какой-то пальмы, помчался на меня. Я на всякий случай посмотрел назад. Кроме парочки павлинов, прогуливавшихся по территории посольства, никого не было. В этот же момент я почувствовал невъебенный удар по заднице.
- Бля, Кекут, ты охуел!!! - взвыл я.
- Плёхо, плёхо…!!! – верещал садовник и еще раз залепил мне по пятой точке.
Я отбежал от него на несколько метров, рефлекторно сорвал зеленную папайю, размером с хороший мандарин и, не целясь, запустил в противника. Снаряд достиг цели. Недозревший тропический фрукт угодил обидчику прямо в левый глаз.
А-А-А-А!!!!! – взревел садовник, вырвал с корнем из земли небольшую пальму диаметром сантиметров десять, и со скоростью арабского скакуна, направился в мою сторону.
- Пиздец! Трепанация черепа минимум! – успел подумать я и рванул спасать свое здоровье. Заходя на третий круг вокруг жилого корпуса, я сбил с ног, шедшего на обед, консула дядю Сережу, а Кекут снес зеркало заднего вида у автомашины первого советника посла. Силы меня покидали, и я понял, что пора завершать марафон. Садовник же был настроен похоронить меня в том месте, где догонит. Я пулей влетел на третий этаж, закрылся на замок и затихарился в своей спальне. Через несколько секунд в дверь позвонили.
Из коридора доносился разгневанный голос Кекута.
- Александр, иди сюда! – строго позвал меня отец.
Я вышел в коридор, на всякий случай, держа за спиной отцовскую клюшку для гольфа. Увидев меня, «киллер-неудачник» отчаянно замахал руками, показывая отцу свой глаз.
- Объясни, что произошло, и зачем ты обидел Кекута?
Я объяснил.
- Извинись и пожми ему руку?
- Не буду…, - обиделся я.
- Саня, не выводи меня, - еще строже попросил отец.
- Извини, Кекут, - сказал я и протянул руку. Отец перевел. Садовник замолчал, утвердительно качнул головой с заплывшим глазом и пожал мне руку.
- Иди в свою комнату, потом поговорим, - сказал мне отец и вежливо предложил пройти рабочему на кухню. Там он налил ему стаканчик русской водки и угостил холодненькими малосольными огурчиками, которые для них считаются деликатесом, т.к. сами они делать их не умеют, а огурцы выращивают для кормления скота. Кроме того, для них считается большой честью побывать в доме у белого человека, а уж принять от него в дар рюмку спиртного, это все равно, что поцеловать Всевышнего в пятую точку.
Через полчаса хмельной и довольный, с целой банкой малосольных огурцов, Кекут отправился заниматься своими прямыми обязанностями. Отец зашел ко мне в комнату и крепким партийным словом пристыдил меня, объяснив, что мы находимся в чужой стране, обычаи и порядки которой надо уважать. С тех пор мы с Кекутом сдружились, но он без злобы называл меня «grant bandit», а младшего Кольку, соответственно, «piti bandit».

PS: Вечером Миха Носов за клубом отхватил от меня нормальных пиздюлей.

Подонки и «Шурики» – счет 3:2

В посольском клубе фильмы показывали каждый день, кроме четверга. По субботам старались показывать наиболее интересные и востребованные советские ленты, т.к. приезжали наши военпреды, базировавшиеся в 30 км. от столицы, врачи и деятели искусств из Советского культурного центра.
В тот субботний вечер в клубе крутили «Москва слезам не верит». Естественно, женщины восхищаются игрой актрис в исполнении Муравьевой и Алентовой, а мужчины отрываются в «Бунгало» с пивом и виски. Дети предоставлены сами себе. А хули взрослым переживать, куда мы нахуй с подводной лодки.
Шесть подонков-одноклассников, в том числе и автор этих слов, сидели за теннисным кортом на крыше трансформаторной будки и играли в карты. За забором на сопредельной стороне шесть таких же оболтусов, но местных, на самодельном поле играли в футбол. Неожиданно мяч залетает на нашу территорию. С ними была договоренность. Когда наш волейбольный мяч залетает к ним – они нам его возвращают, а когда их, то мы.
Я взял мяч и со всей силы красиво захуярил его в дальнюю часть поля. «Шурики» (так мы за глаза называли всех местных) заулюлюкали и жестами приглашали сыграть. Мы разводили руками и отнекивались. Дело в том, что выход за территорию посольства детям без сопровождения взрослых был категорически запрещен. Санкции обещались такие, что пытки инквизиции показались бы тайским массажем.
Но «Шурики» не унимались и дошли до того, что стали показывать нам жопы и другие непристойные для советского пионера жесты и органы.
- Вот, суки! – прошипел Вова Силин, сын главного инженера посольства.
- А может перелезем и дадим пизды, - задумчиво предложил Олег Фолин, сын резидента ГРУ.
- Ды ты чё!!! – всполошились мы, - Взрослые узнают – умрем сразу и жуткой смертью.
- Да ладно, пацаны, - продолжал убеждать Олег, - Перемахнем, дадим в лоб и быстро вдоль забора до ворот, а там с «копами» договоримся.
- А хули, давай! – бодро согласились мы и резво с крыши перемахнули через забор.
«Шурики» заткнулись, но продолжали улыбаться добродушными улыбками. Без разговора Олег подошел к более рослому негритенку и со словами: «Чё, блядь, в рабство захотел» засадил тому в бубен. Противник упал на пятую точку. Повисла гнетущая тишина. Я взял мяч и стал отбивать им «чечётку».
- Пацаны, а может сыгранем с ними в футбол? - вдруг сказал Денис Ларионов и обратился к ним по-французски. «Шурики» утвердительно закачали головами, даже тот, что сидел на земле.
- Только не долго, - подытожил я, - До первого гола.
И понеслась душа в рай. Сезон открыт. За игрой не заметили, как в нашу сторону неслись до боли знакомые рожи наших советских граждан из посольства. Первыми их заметили «Шурики» и кинулись в рассыпную. Мы были пленены и возвращены пинками и матюгами в родное стойло. Матери не заметили попытки их детей уйти «за кордон», т.к. были увлечены судьбой двух лимитчиц. Зато отцы, все партийные, очень оскорбились и загнали всех по домам.
Дома отец отвесил нехуёвый подзатыльник и спросил: «Какой счет?».
- Три – два, в нашу пользу, - прогундосил я.
- Если бы проиграли, то убил бы. Иди спать.
С корешами дело обстояло хуже. На следующий день рано утром мы собрались в нашей беседке. У Олега левое ухо имело нездоровый цвет. Вова и Денис стоя рассказывали об экзекуциях. Двое других в воскресенье на улице вообще не появились.
Но это были цветочки по сравнению с тем, что пришлось пережить взрослым. Через много лет отец рассказал мне о том случае:
«Сидим с мужиками в «Бунгало», расслабляемся. К нам еще наши летуны из ВВС присоединились. Лафа. Главное никто не мешает – женщины-то мелодраму смотрят. Вдруг прибегает дежурный комендант (пограничник – прим. авт.) и объявляет, что наши доблестные пионеры в количестве 6 штук на сопредельной территории меряются хуями с «шуриками». После этих слов офицер безопасности подавился соленным арахисом – он себя уже представлял через 24 часа в Союзе. Вскочили мы, закинули копыта за рога и за вами. Дальше ты знаешь. На следующий день посол собрал экстренное совещание. А «Папу» (посла) ты помнишь. Суровый мужик был.
Для начала вставил пиздюлей отцам детей, но так… не сильно. Потом переключился на офицера безопасности дядю Ваню, которого долго камасутрил на своем члене. Долго конструктивно «беседовал» с директором школы, которая не может наладить внеклассную работу с детьми. Главному инженеру вставил пистон за то, что до сих пор не отремонтировал для детей игровую и бильярдную комнаты. Начальнику гаража приказал в 2-х дневный срок отремонтировать автобус для вывоза детей на экскурсии в город и загород. Очень сильно влетело доктору Мавзону. Его «Папа» обвинил в бездействии и хуявалянии.
- А я таки при чем? – удивился «Пилюлькин».
- А при том, - взревел посол, - Я, когда наших оборванцев за территорией увидел, то у меня сердце чуть из ширинки не вылетело. Я в аптечку за волокардином, а там бинт и дохлый мотылек без крыльев.
Так что вас, футболистов, сам «Папа» спалил. Так-то вот».
Какие же мы были дураки. Думали, что себе хуже делаем, а на самом деле взрослым. А ведь нас толком никто никогда не наказывал. Так для профилактики. Понимали, что мы постоянно, как зэка, за забором.

(с) Важняк
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments