...

Живу один. Третий час ночи, сплю. Стук в дверь. Открываю, стоит соседка:
– Тебе соли не надо?

БЕРЕМЕННОСТЬ ЕЙ К ЛИЦУ

Она разбудила меня в два часа ночи, просто растолкала и торжествующе заявила:
- Волк!

-Что? – говорю, - где? Какой волк?

- Волк из «Ну, погоди!». Зачем он бегает за зайцем?

- Сожрать хочет, - устало отвечаю я. Начинается, блин.

- Ну, они же там живут в цивилизованном обществе. У них магазины работают! – Вид у нее такой, будто она наконец-то нашла неоспоримый аргумент в давнем споре.

- У них там Советский Союз, деликатесы не продаются, а волк, может, именно зайчатины хочет.

- Фу, гадость, как тебе не стыдно? Бедный зайка. – Она заплакала, потом вообще зарыдала, а через две секунды уже улыбалась.

- А может у них любовь? – заходит она на следующий круг.

У них там Советский Союз, - еще раз говорю я, - политкорректность еще не придумали. Волки с волками, зайцы с зайцами. Только так.

Снова плачет. Затем бьет меня по плечу и тут же целует в лоб.

- Когда уже кончится твоя беременность? – не выдерживаю я, - время – два часа ночи, а ты лезешь с какими-то зайцами ко мне.

- Ну и что, - говорит, - мне не спится, поговори со мной. Слушай, я хочу дунуть тебе в ухо. Мне интересно, воздух выйдет из второго или нет. Можно? Ну, пожалуйста, это очень важно.

- Да, конечно, - отвечаю, - какие проблемы. Это же теперь мое самое любимое занятие.

- Да нет, я уже передумала. А давай поедим? Знаешь, чего я сейчас хочу?
- Дай-ка угадаю. Фруктовый суп? Петуха, запеченного в курице? Может быть, салат из моих мозгов?

- Нет, всего лишь кусочек хлеба. – Смотрит на меня так, будто я говорю какие-то глупости. – Слушай, а как мы назовем ребенка?

- Но мы же вроде договорились, - вспоминаю я, - если мальчик – Антон, если девочка – Маша.

- Ну не-ет, - она в недоумении разводит руками, - это же так неинтересно. Давай Елизар или Агафья? Ярополк? Дездемона?

- А! – понимаю я, - вот откуда берутся эти странные имена…
(с) сеть